Могултай

Вниманию психологов: Мартин Лютер и «Сильмариллион»


Согласно устойчивой традиции, Мартину Лютеру принадлежит следующее изречение: «Кто не смеется добрым шуткам, не милуется с добрыми девками и не напивается с добрыми друзьями, тот отменный дурень».

Вот ведь и от духовности прямо-таки булькал человек, и визионером был на все сто - однако ничего, не мешало это ему отпускать столь здравые замечания. Предположения касательно несоизмеримости нашего мышления и чувствования с мышлением и чувствованием обитателей Арды навели меня на мысль проверить по отмеченным выше трем критериям мир «Сильмариллиона» (в каноническом издании 1977 года). Результаты оказались более нежели интересными. Начнем со смеха.

«Они очеловечились, но как-то по-плохому» (с) В.Гроссман.
Смеются в «Сильмариллионе» много. Но, действительно, как-то не по-хорошему смеются. Виды смеха у участников вечеринки замечаются следующие:

1) Смех ЗЛОРАДНО-ЗЛОВРЕДНЫЙ, испускается персонажами при мысли о пакости, которую они уготовили ничего не подозревающему врагу. Монополисты в применении означенного метода, разумеется, «Темные». Мелкор смеется таким смехом аж шесть раз (а в ЧКА еще написано, что он не смеялся... Еще как смеялся-то, просто Вала-хохотунчик): «И Мелкор смеялся втайне (обманув Феанора и посеяв в нем мятежные мысли)»; «И Мелкор рассмеялся в сердце своем (надув Унголиант лживым обещанием)»; «Тогда Мелкор громко рассмеялся (предвкушая осквернение Древ)»; «Но Моргот, видя, что его враги разделились, засмеялся»; «Тогда рассмеялся Моргот, ибо снова сын Хурина оказался выдан ему Драконьим шлемом»; «И в черных замыслах своих он рассмеялся, не жалея уже об утраченном Сильмарилле».

Саурон, как и положено ученику, следует шаг в шаг за своим Учителем. В Первую эпоху он смеется вышеуказанным смехом Тьмы только один раз, очевидно, считая, что как таковой этот вариант прочно забит за Мелкором: «Тогда рассмеялся Саурон, и, издеваясь над Горлимом, открыл ему, что он видел лишь призрак, ибо на деле его жена Эйлинель давно убита».

Зато по удалении Мелкора за пределы мира Саурон кинулся наверстывать упущенное, и при потоплении Нуменора рассмеялся Tем Cамым Cмехом аж три раза подряд - не иначе, торопился сравняться с Учителем, пока было чем смеяться (развоплотившись, смеяться сложно - ни гортани, ни легких...): «И Саурон, сидя на черном Троне в Храме своем, рассмеялся звуку труб Ар-Паразона; и вновь засмеялся он, когда услыхал гром бури; и в третий раз рассмеялся он, думая о том, что сотворит над миром теперь, когда навсегда избавился от Эдайн - но тут захватил его потоп посреди гордыни его, и обрушился он с троном своим и храмом своим в бездну».

Глаурунг, конечно, туда же: «Но Глаурунг засмеялся, говоря (Вы пробовали «смеяться, говоря»? Очень интересный звукоряд получается...): «Если ты хочешь умереть, я с радостью убью тебя!»; «И Глаурунг засмеялся второй раз, ...и вернулся к своим утехам, и сжег своим дыханием все вокруг».

Даже совсем захудалые «Темные» тоже подхихикивают по образу и подобию начальства: «Тогда начальник орков засмеялся и сказал Миму: «Воистину, не убьем мы Турина, сына Хурина!»

Заметим, что даже количество смешков выдержано строго по иерархии: Мелкор смеется таким макаром шесть раз, Саурон - четыре, Глаурунг - два, а орки - всего один. Нормировка. Серьезно у Тьмы поставлено дело со злорадным смехом...

1а) Смех ГНЕВНО-ТОРЖЕСТВУЮЩИЙ. В принципе, то же самое, что предыдущий вариант, но в озвучивании героем «высоким», конкретно - Феанором. «Ибо Феанор, в своем гневе против Врага, засмеялся, радуясь тому, что он ...видит час своего отмщения»

2) Смех ОЖЕСТОЧЕННО-НЕГОДУЮЩИЙ. Главный исполнитель - Феанор, который имеет привычку смеяться таким манером в точности тогда, когда его обуревают особая горечь и ярость. «Но Феанор засмеялся и обратился не к посланцу Валар, но к Нолдорам (с гневным заявлением по поводу его изгнания)»; «Тогда Феанор засмеялся, как безумный, и закричал: Нет и нет! Пусть те, что кляли меня, проклинают меня и дальше! (принимая решения сжечь корабли телери)».

3) Смех ЗЛОБНО-ПРЕЗРИТЕЛЬНЫЙ или ПРЕЗРИТЕЛЬНЫЙ ПРОСТО. Собственно говоря, вариант предыдущего. Так смеются Феаноринги, несомненно, развившие в этом отношении таланты батюшки. «Сыновья Феанора были разъярены (запретом Тингола селиться в самом Дориате и предоставлением им одних лишь окраин Белерианда), но Мэдрос рассмеялся и сказал: ...Тингол дарит нам лишь то, чем не владеет сам! ...Пусть радуется, что соседями ему будут нолдор, а не орки Моргота!»; «Куруфин засмеялся над Эолом и сказал: «Еще хуже прием оказали бы им, будь ты вместе с ними!»

Тинголу Дориатскому вообще не везет - кроме Мэдроса, указанным видом смеха над ним смеется еще и Берен: «Но Берен (получив условие Тингола по поводу брака с Лютиэн) рассмеялся. «Дешево же продают короли эльфов своих дочерей, - сказал он, - за каменья и поделки!»
Не король Дориата, а какой-то всеобщий прикол...

4) Смех ГОРЬКО-ОТЧАЯННЫЙ. Туринов вариант фирменного «безумного» смеха Феанора. «И так узнал, наконец, Турин, что судьба его исполнилась, и безвинно убил он Брандира. И он засмеялся, как безумный, и вскричал: «Воистину, злая то была шутка!»

5) Смех МОЛОДЕЧЕСКИ-ПРИДУРКОВАТЫЙ, от избытка силушки. Именно с таким смехом купцы били зеркала. Зарезервирован, натурально, за Валар, которые смеются на сей манер, предаваясь какой-либо разрушительной деятельности. «Ороме - могучий владыка. Если он и слабее Тулкаса, то он страшнее в ярости, ибо Тулкас всегда хохочет, в состязании и на войне, и даже перед лицом Мелкора хохотал он в битвах, случавшихся прежде, чем родились Эльфы». «Оссэ наслаждается, вызывая бури, и хохочет посреди рева валов».

Вот оно и все. Как это там Лютер высказывался насчет доброй шутки?

Результаты, впрочем, неудивительны. Смех обычный (не безумный, не злорадный, не горький и не яростно-боевой) в мире Толкиена категорически не приветствуется. И в самом деле, он только мешает скорбеть, а ведь, как известно, в неизбывной скорби и заключена вся прелесть Третьей Темы. Поэтому Эльфы, к примеру, особо ценят людей из рода Беора за то, что «скорбели те чаще, чем смеялись».

Ах да, забыл один пример. Дочь Хурина и Морвен любящие родители назвали просто «Lalaith», «Смех». Но пропустить такое безнаказанно Дж.Р.Р.Т. никак не мог. Сухая справка о Лалайт в «Сильмариллионе» гласит: «умерла еще ребенком» (от мора, в возрасте трех лет). А вот не хрен тут смеяться, Третью тему портить!

Эй, господа психологи! Бросьте вы нистанор, займитесь первоисточником!

С доброй выпивкой и добрыми девками в Арде дела обстоят совсем плохо. Если кто еще не догадался - даже хуже, чем со смехом. Здесь уже и того веселья не возникает...

Пьют в «Сильмариллионе» почти исключительно воду, в крайности - кровь. «Вино» упоминается в тексте ровно два раза. Ангрод, глубоко раскаиваясь в содеянном нолдорами, «вскричал: «Мы не повинны ни в чем, кроме безумия, в котором мы послушались павшего ныне Феанора - тогда мы опьянели будто бы от вина, и так же быстро!».

Во Вторую эпоху дела пошли немного живее: «Люди, угнетаемые Тенью, были в большинстве своем слабы и боязливы. Появившись среди них, нуменорцы научили их многим новым вещам. Они принесли им зерно и ВИНО, и научили людей сеять и собирать урожай... Тогда людям Средиземья полегчало, и они сбросили иго Морготова отродья».

То есть до ознакомления с вином они были хилые и боязливые, а после им, значится, полегчало и осмелелось. Ситуация, что и говорить, предсказуемая, по-человечески понятная.... Но надо подчеркнуть, что принимали-то они, выходит, строго по медицинским и военно-политическим показаниям, наркомовские сто грамм для храбрости и сугрева. Без нуменорцев, заметим, за целую тысячу лет никакого вина люди Мидлэрта не открыли и все это время оставались абсолютными трезвенниками.

Так что про «напиваться с добрыми друзьями» надо забыть раз и навсегда. Ангрод с ужасом использует метафору на соответствующую тему, чтобы передать безумие Нолдор, люди Мидлэрта сначала тысячу лет не пьют вообще, а потом употребляют помаленьку в высоких морально-политических целях. На весь текст - ни одного пьяного и ни одной попойки (это в дружинах-то)!

Такую сверхчеловеческую воздержность и умеренность со «Светлыми» разделяют и Темные. «Сильмариллион» по этому поводу, правда, хранит молчание, но ведь во «Властелине»-то сказано прямо, твердо и недвусмысленно: Orcs don't smoke. «Орки не курят». (А Ladies, надо полагать, don't move, но это уже к следующему разделу). А если еще добавить, что орки еще и превосходно бегают трусцой (кто не помнит стариков Углука и Гришнака, бхош багронк скай?), что невозможно без соответствующих регулярных упражнений, то здоровый орочий образ жизни окончательно поднимaется на недосягаемую высоту. Да, еще: ни в «Сильмариллионе», ни во «Властелине» не появляется ни одного пьяного орка. Эти даже и для храбрости не принимают. Оно и неудивительно - им вообще нечем напиваться. Здравур только для белых, да и тот не хмельной...

О руководстве «Темных» нечего и говорить. Фюрер великогерманского народа любил игриво именовать свою рейхсканцелярию «Кабачком «У веселого рейхсканцлера»», из чего видно, что благотворное влияние Лютера на него все-таки распространилось. У несчастных постояльцев Ангбанда и Утумно не было и этого утешения.

«Миловаться с девками». Ну, эльфы, как известно из «Законов и Обычаев», милуются исключительно с собственными женами (по одной на всю многотысячелетнюю жизнь), причем, опять же, исключительно ради воспроизведения рода (у них даже «медовые годы» называются коротко и ясно - «дни детей») и очень недолго, а затем с облегчением раз и навсегда забывают обо всех этих глупостях и переходят к очередным делам. То есть их отношение к делу полностью совпадает с бессмертным министро-администраторовским: «немного приятно, очень неприлично и слегка смешно».

По всем прочим разновидностям народонаселения Арды искать у Толкиена прямой информации, ясное дело, бессмысленно. Но на подмогу пытливому уму приходит терминологический контент-анализ. Может, хоть «Темные» безобразничают, дают, так сказать волю основным инстинктам, ну, вообще дают?

Проверяем «женщин». Обнаруживаем, что слово «женщины» в трех четвертях случаях упоминаются в составе оборота «женщины и дети». То есть сами по себе, без детей, на фиг они кому нужны. Ага, это, значится, там не только эльфы такие...

Проверяем две формы: «вожделеть» (все обороты с «похотью», lust) и «насильно овладевать, насиловать» (все обороты с «rape»). Урожай, ничего не скажешь, богатый. Вожделеют и овладевают в Арде много и со вкусом, и даже не только «Темные». Весь вопрос - кого вожделеют, ну, и за компанию, кем овладевают. Поехали.

«Тогда Мелькор воспылал вожделением к Сильмариллам». Да так с тех пор к ним одним, родимым, и пылал - про его «lust» к Сильмариллам повторяется в тексте еще раз десять. Ни на что другое его, естественно, уже не хватало.

«Унголиант вожделела того, чтобы заполнить свою пустоту». С фрейдистской точки зрения это звучит, бесспорно, очень многообещающе. Hо беда в том, что фрейдистские метафоры к паукообразным малоприменимы... И точно: из последующих пассажей выясняется, что «вожделела» она исключительно по части чего-нибудь сожрать.

«Орки размножались/умножались во тьме
(так-так-так, вроде бы хоть что-то по теме... эх, не спугнуть бы....)
- и их Темный Владыка наполнил их вожделением к разрушению и погибели». Ах, чтоб тебя, опять сорвалось!

«Вожделение дварфов...» - ну, тут можно вспомнить про окладистые бороды дварфских женщин и вообще дальше не смотреть.... - а, ну так и есть, речь идет о безмерном вожделении дварфов к Сильмариллу Тингола.

Может, хоть орки, ну хоть когда? Да какое там, они ж все трезвые и некурящие... «Тех женщин и девушек, что не были сожжены или убиты, орки согнали на террасу, чтобы угнать в рабство к Морготу». И все. Что еще можно делать с женщинами и девушками, сами они не знают, а Мелькор, полностью сублимировавшийся на Сильмариллах, им уже и не рассказывал.

«Насильно овладевают» тоже неслабо. Целых два раза. Моргот «насильно овладел» Сильмариллами, а нолдор «насильно овладели» такими прекрасными-прекрасными, такими белыми-белыми кораблями телери (то, что они такие белые-белые и прекрасные-прекрасные, подчеркивается так настырно, что уклоняться здесь от слова «сублимация» становится как-то даже неприлично).

Короче говоря, Эльфы и Орки - две команды замполитов, а все прочие - одна большая банда фетишистов. Кто съехал на чем, от изнасилования кораблей до вожделения к еде у Унголиант (очень, кстати, типичный невроз - булимия на почве сексуальной невостребованности... а и вправду, да кому она такая нужна, обжора?) - но в основном, конечно, на ювелирке.

Ах, опять один эпизод забыл. Вначале что-то такое, обнадеживающее... Мелкор смотрит на прекрасную Лютиэн, и это «вызвало в его замыслах злобное вожделение, и умышление более черное, чем когда-либо со времен бегства из Валинора, пришло в его сердце».

Отчего он немедленно и заснул.

Елки зеленые! Которые тут старше... э-э-э... ну, пусть по кодексу, черт с ними, - восемнадцати лет? Просим подтвердить, что от вожделения интересующего нас типа непосредственно перед лицом дамы не засыпают! Aй, холера, опять что-то другое...

РЕЗЮМЕ.
«Не смеются, не пьют, не курят, не гуляют».
«России нужны не реформы, а пять миллионов психиатров» (с) Голос Нации.
Арде, боюсь, и пять миллионов не помогут.


Обсуждение этого текста на форуме (архивный тред)
Обсуждение этой статьи на форуме