Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
06/07/20 в 06:31:38

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Королівна, ясна панна »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Королівна, ясна панна
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1 2 3 4  ...  6 Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Королівна, ясна панна  (Прочитано 10590 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #15 В: 07/23/07 в 10:59:47 »
Цитировать » Править

У Забужко написано так:
"Как провозгласил в 1 веке н. э. рабби Элиазар: "Пусть лучше сгорят слова Торы, чем будут поручены женщине. (Цит. за Swidler, Leonard. Biblical Affirmations of Women, Philadelphia: Univ. of Pennsylvania Press, 1979. - P/163)"
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Mablung
Гость

email

Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #16 В: 07/23/07 в 11:19:17 »
Цитировать » Править » Удалить

Ищу
Зарегистрирован
Mablung
Гость

email

Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #17 В: 07/23/07 в 11:36:25 »
Цитировать » Править » Удалить

Прошу прощения, с ответом придется задержатся.  
Леонард Свидлер ссылается на трактат Мишны "Сота"
(см http://books.google.com/books?id=raQi332IFY8C&pg=PA163&vq=torah& amp;dq=Swidler,+Leonard.+Biblical+Affirmations+of+Women+library&sig=5VFYOdjjnN4gZ_xpWRQyy-y40vA , по Википедии: Mishnah/Seder Nashim/Tractate Sotah/Chapter 3/4 )
Там подобных заявлений не обнаружено. Википедия, конечно, не особо источник, надо поискать на бумаге,  
что займет время.
 
Зарегистрирован
Mablung
Гость

email

Итак, господа, я не сильнRe: Королівна, ясна панна
« Ответить #18 В: 07/23/07 в 15:09:02 »
Цитировать » Править » Удалить

Нашел Мишну на иврите по адресу  
http://www.mechon-mamre.org/
 
Если я правильно понимаю нумерацию, указанную Леонардом Свидлером, указанной фразы по адресу
Мишна трактат Сота, 3/4 (и даже 4/3) нет.
 
Итак, господа, я не сильно большой специалист.Хотите - перепроверьте, все ссылки у вас на руках.
Я не знаю, чрм пользовался Свидлер, но это видимо была либо какая то не та Мишна , либо какая то не та Сота, либо какая то не та Тора.
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #19 В: 07/23/07 в 15:19:37 »
Цитировать » Править

Слава Богу.  Smiley
Я вот нашла такое "Учил Бен-Азай: обязан человек обучить дочь свою мудрости" (Мишна Сота 3:4). - из еврейского сайта.
Зато для равновесия
Quote:
Так, равви Элиезер писал (ок. 90 г. н. э.): "Если какой-нибудь мужчина преподаст своей дочери знание Закона, это равносильно тому, как если бы он научил ее распутству" (Мишна, "Сота", 3.4).

вот отсюда
http://ww.portal-credo.ru/site/print.php?act=lib&id=1456
 
Хотя Оксану Забужко интересуют главнім образом христиане.  Smiley
Но тогда еще вопрос к знатокам раннего христианства - принимались ли какие-то решения с осуждением женского пророчества? И как насчет епископессы Теодоры?
« Изменён в : 07/23/07 в 16:22:32 пользователем: antonina » Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #20 В: 07/25/07 в 10:40:10 »
Цитировать » Править

Итак, результат моих собственных изысканий насчет равви Элиезера. Фраза о том, что учить дочь Закону - все равно, что учить ее чему-то нехорошему, все-таки есть. Вот только это "нехорошее" истолковывается достаточно широко, вплоть до значения "пустое, бесполезное дело". Так что самое либеральное толкование  этой фразы - "учить дочь Закону, если у нее нет к этому способностей, - бесполезное дело." Притом еще делается различие между устной и письменной Торой. И сразу же приводится список женщин, у которых такие способности были и которые даже превосходили в этом отношении сверстников-мужчин.
 Smiley Еще бы уточнить, что учить неодаренных в этом отношении учеников мужского пола - тоже бесполезное дело,  и самые воинственные феминистки не имели бы никаких претензий в этом вопросе.
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #21 В: 07/26/07 в 14:37:02 »
Цитировать » Править

И, чтобы более-менее покончить с монтанизмом – немало пассажей, посвященных этому вероучению, наличествуют в книге Э.Ренана  «Марк Аврелий и конец античного мира», которую можно найти здесь
svany/narod.ru/popes/renan/marcus/ch00.htm
 
В одном из этих пассажей упоминавшееся уже житие св.Перпетуи прямо называется монтанистским, и, кроме того, высказывается предположение о непреходящем влиянии катафригийской ереси на христианскую литературу.
 
  Quote:
Монтанизм был крайностъю; он был обречен на погибель. Но, как все крайности, он оставил глубокий след. Христианский роман был отчасти его делом. Два великие предмета его энтузиазма: целомудрие и мученичество, остались основными элементами христианской литературы. Именно монтанизм выдумал эту странную ассоциацию идей, создал деву-мученицу и, введя женскую прелесть в самые мрачные изображения пыток, дал начало той странной литературе, от которой, начиная с I века, хрнстианское воображение никогда не отрешалось. Ряд этих произведений, где наслаждение неотделимо от суровости, открывают монтанистские деяния св. Перпетуи и африканских мучеников. дышащие верою в духовные дары, полные крайнего ригоризма и пламенных стремлений, пропитанные сильным благоуханием сдержанной любви, соединяющие тончайшие образы ученой эстетики с самыми фанатическими мечтами. (Гл.15)

 
Монтанистским называется также и роман Thecla.
 
Quote:
Целый роман, - конечно, монтанистский, так как там доказывается, что женщины имеют право преподавать и совершать таинства,-весь построен на этом достаточно опасном недоразумении. Мы говорим о Thecla. (Гл.15)

 
Но, чтобы возвратиться из всех этих дебрей к обсуждаемой пьесе, - Леся Украинка, несомненно, эту книгу Ренана читала (В ее переписке есть отзывы о Ренане, впрочем, довольно критические). В «Руфине и Присцилле» есть явные интертекстуальные заимствования из «Марка Аврелия…».
Сравним, например, отрывок из обращения Цельса к христианам
 
Quote:
Государство в величайшей опасности; надо спасать цивилизацию; варвары вторгаются со всех сторон; в ряды армии поставлены гладиаторы, рабы. При торжестве варваров христианство потеряет столько же, как и общество. Значит, согласиться нетрудно. "Поддерживайте императора всеми силами, разделите с ним защиту права; сражайтесь за него, если обстоятельства того потребуют; помогите ему в командовании армияма. Для этого перестаньте уклоняться от гражданских обязанностей и от военной службы; возьмите свою долю общественных должностей, если это нужно для спасения законов и защиты благочестия". (Гл.21)

и обращение Аэция Пансы к Руфину
 
«Твій батько – Рим у тяжкій скруті, сину.
Он варвари германські наступають,
Паннонія в огні, і схід, і захід,
Полудне й північ бурею грозять». (д.3)
А также описание приписываемых христианам кощунственных обрядов «с тестом» и «с собакой» (приводить их не буду, это 22 глава Ренана) и разговор двух отпущенников и матроны-провинциалки из 5-го действия пьесы:
«Я, коли хочеш, розкажу достоту,
Я чоловік бувалий, знаю все…»
 
Находится и некий аналог поведения одного из персонажей пьесы, Парвуса, вопреки запрещению Епископа постящегося в заключении:
 
Quote:
Некто Алкивиад, прибывший оттуда в Лион, удивил церковь своими крайними лишениями. Он осуществлял все отречения пепусских святых, абсолютную бедность, чрезмерные воздержания. Он считал нечистым почти все созданное, и люди задавались вопросом, как он мог жить, отрицая очевиднейшие жизненные потребности. Благочестивые лионцы сначала считали все это похвальным, но абсолютность фриийица стала их беспокоить. Иногда Алкивиад казался им помешанным. Как Тациан и многие другие, он принципиально осуждал целый разряд созданий Божиих и соблазнял многих братьев тем, что возводил свою жизнь в правило. Соблазн усилился, когда, после ареста в числе прочих, он упорно продолжал свои воздержания (Гл.18)

 
Есть также упоминание о христианских общинах, отпускающих грех отречения от веры – в пьесе этой возможностью соблазняется Фортунат. С этой целью применялся обряд «второго крещения», против которого протестовал Тертуллиан. В полемике он использовал житие Вивии Перпетуи – таким кружным путем мы узнали об этой героической «монтанистке», «пророчествующей с открытой головой» (надо ли удивляться, что и сам Тертуллиан склонился к ереси?).  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #22 В: 07/30/07 в 18:00:26 »
Цитировать » Править

Церковь Присциллы – продолжение
Сразу же предупрежу, что проблемы женского рукоположения меня волнуют мало. Полагаю, Лесю Украинку они тоже не особо заботили. А вот Оксану Забужко, похоже, занимает этот вопрос, она все пытается вписать Присциллу в систему церковной иерархии. Вот ее аргументы:
 
«Эта своеобразная «антифеминистическая контрреформация» - обратная сторона институализации и становления иерархии за патриархатным образцом – продолжалась в течение всего 2 века, хотя все это время женское участие в построении церкви еще «официально» не тормозилось (для Цельса, во всяком случае, христианство еще «религия женщин» и тем самым заслуживает презрения). Так что и для Присциллы еще остается открытой возможность проповедовать «Христову правду» не только мужу и своим рабыням (с которыми у нее все получилось явно лучше, чем с мужем – судя по тюремной сцене с рабыней-египтянкой Нофретис, Присцилле удалось обратить едва ли не всех своих домочадцев, притом именно личным примером, как это и должно быть при истинном духовном учительстве: заметно, что в голове Нофретис царит немилосердная конфессиональная путаница, настоящая куча-мала из старых и новых богов, Аммона и «агнца Божьего», креста и египетских амулетов, и только духовный авторитет ее «наймилішої», святой госпожи является для нее абсолютным – фактически, в этой сцене Присцилла восстает перед нами как практикующая священница, «духовная мать», ничем в этой роли не хуже, а то и лучше, сердечнее «официального» пресвитера – старого Теофила, и чувствуется, что это и является ее настоящим призванием – а уже в сцене «мученицкого благословения» она попросту неподражаема и превышает даже самого Епископа: только от нее одной те, кого она благословила, действительно отходят утешенные. Когда Присцилла говорит Руфину: «Для мене церква дорога, як мати / як рідна мати; все, що їй на шкоду / болить мене, і мучить, і турбує, / На ліки я віддати їй готова / і кров свою, й життя» - это говорит не скромная «прислужница», а неоспоримая организаторка церковного движения, чьи интересы далеко превосходят сферу помощи бедным или предложенного Руфином финансового патронирования общины, - как проповедницу и церковную активистку Присциллу «болят, мучат и беспокоят» проблемы далеко более серьезные – идеологические, то есть культа и догматики. И едва ли не самая главная из них – борьба с монтанистской ересью»
 
Но, поскольку монтанистам и так уже было уделено немало места, то лучше я приведу одно из примечаний автора к только что процитированному тексту (там довольно сложная система примечаний и они занимают едва ли не больше места, чем основной текст). Речь идет о сцене благословения в тюрьме.
 
« Тут Леся Украинка опять-таки не отягощает читателя историческими комментариями, «по-хемингуеевски» сразу же вводя его внутрь действия, а наши «научно-критические» комментаторы тоже не стали обременять себя трудом объяснения ритуального смысла посещения в узилище. Дело в том, что во 2 веке христиане, приговоренные к казни (мученики) считались наделенными особой духовной силой, так называемой «властью ключей» (от Царства Божьего), и благословенье, полученное от них, приравнивалось к епископскому и обеспечивало отпущение грехов даже отступникам. Именно этим объясняется поведение посетителей, которые заполняют тюрьму в 4 действии («просять благословення у в’язнів, дають дарунки, виражають пошану»), именно поэтому к лежащей после пыток Присцилле с порога бросаются на колени женщины-христианки («Благослови мене, святая сестро» - «Скріпи мій дух, він немічний, сестрице!» - «Ой гину, сестро! Поможи! Я грішна!») – и ее поведение в этой сцене полностью отвечает ее новому эклезиастическому статусу».
 
Ну, а после всего монтанистского экскурса
 
«Понятно, что во всей этой великой усобице (между монтанистами и павлинитами – А.) авторские симпатии Леси Украинки должны быть, во всяком случае, не на стороне павлинитов: пропущенная через непредубежденную «философскую» рецепцию Руфина, который единственный выступает тут «голосом разума», подозрительной выглядит уже сама попытка «ортодоксов» взять пророчество, особенно женское, под контроль. «Хіба сей дар від дозволу залежить?» - «Не всякий може ним послугуватись, / хоч би і мав його, коли від того / для церкви може вийти шкода» - это уже несомненный голос власти, которая готовится себя защищать. Вся трагическая ирония в том, что как раз «Присциллам» вход в эту власть будет запрещен, и героиня в добросовестно и бессознательно инвестирует себя в борьбу именно с теми принципами учения Христа, которые только и давали доступ ей и ее сестрам к лучшей, Марииной, а не Марфиной участи.»
«Так что на историческое поражение в окончательном итоге обречены оба – и Руфин, и Присцилла. Они оба – аутсайдеры, трагические «неудачники истории» и их поражения, каждое по-своему, служат скрытым мерилом оценки что римского, что христианского мира – если и таких «эта тьма к себе не принимает», раз их способности остаются в лучшем – Руфиновом – случае, невостребованными, в худшем, Присциллином, злоупотреблены, то ничего хорошего о таком мире и такой истории сказать нельзя».
 
Наконец, отважусь на собственные комментарии.
В творчестве Леси Украинки есть примеры удачного вписывания женщин в мужскую иерархию (случай Донны Анны, великолепной акулы из «Камінного господаря»), а также примеры того, когда неявная, неофициальная иерархия оказывается куда жестче, чем официальная («На полі крові»). Думаю, что из биографии писательницы ясно: она отдавала себе отчет в том, что во главе «женской иерархии» скорее окажется такая язва, как Эдита Айрон, чем Присцилла. Поэтому   вряд ли она прочила Присциллу на место Епископа, у нее совершенно другая роль.
Из всех «христианских» сцен понятно – Присцилла – центр притяжения для всех, жаждущих ободрения, утешения, «отирания слез». Ее роль в общине еще значительнее, чем может показаться, она не чурается самой черной работы, бегая, как обычная посланница, по ночному городу и переписывая послания. Даже очень малоприятный персонаж и личный враг Присциллы, Парвус, устроивший над ней и Руфином отвратительное судилище, называет ее чистой, как золото – «щирою, як золото» (Правда казуист-Парвус обращает это против нее, так же как почти что обвиняет Прсциллу в том, что она никого не выдала под пытками. Впрочем, о мотивации Парвуса чуть ниже.) И она же, единственная, находит в себе силу простить Парвуса и дать ему поцелуй мира накануне казни, и поет псалом, давший ему возможность превозмочь мучения. Ее одну не отталкивает взбунтовавшийся Нартал, который не хочет попрощаться даже со своим благодетелем Люцием. Этот авторитет Присциллы нельзя объяснить ее высоким общественным положением – Люция такими чувствами не дарят. У нее есть неоспоримый мистический опыт. Собственно, мы становимся свидетелями трех таких сцен.
Поначалу она, помолившись к Св.Духу, обретает дар по собственному желанию вспоминать определенный отрывок своей жизни с малейшими подробностями (что дает ей возможность оправдать Руфина). Кажется, этот любопытный феномен, изредка наблюдавшийся у людей, находящихся в каком-то особом состоянии, еще не был описан во времена Леси Украинки.
Второй раз происходит во время разговора с отцом (литературным источником этой сцены является дневник Вивии Перпетуи). Но и здесь за Присциллой не водится никакого неистовства, все сводится к «экстатическому блеску в глазах» и оканчивается вполне уравновешенным: «Батеньку, чого ти? Таж я зовсім притомна».
Третий и последний раз – их прощальный разговор с Руфином, когда Присцилла наконец-то формулирует собственную еретическую доктрину (о ней тоже речь впереди) и видит отсвет бессмертного счастья. Примечательно, что во время всех этих состояний транса Присцилла сохраняет полный самоконтроль и ясность мышления. Мне когда-то приходилось слышать, что именно это является отличительным признаком истинных видений, а не наваждений злого духа. .( В книге, которая считалась одной из основ христианского богословия, Мильтиад развил положение, что "пророк не должен говорить в исступленном состоянии").
Поэтому мне трудно представить себе Присциллу, явно прошедшую школу дисциплинирования мысли и чувств (как и автроку пьесы. Вспомним фанатические чувства, но скептический ум) в рядах, например, монтанистов Даже если большинство обвинений против них ложны, то метод, которым они готовили своих пророчиц, добрых отзывов не заслуживает
Выставляя себя преподателем благодати, он уверял женщин, что сносится с их ангелами-хранителями, что они предназначены к высокому сану в его церкви, и приказывал им приготовиться к мистическому союзу с ним. "От меня и посредсувом меня, - говорил он им, - ты получишь Благодать. Расположись, как невеста, принимающая жениха, чтобы ты сделалась тем, что я, а я бы стал тем, что ты. Приготовь ложе свое к принятию семени света. Вот нисходит на тебя благодать; отверзай уста, пророчествуй!" - Но я никогда не пророчествовала, я не умею пророчествовать, - отвечала бедная женщина. Он удваивал заклинания, пугал, ошеломлял свою жертву. "Отверзай уста, говорю я тебе, и говори; все, что ты скажешь, будеть пророчеством".
 
(Это, правда, Маркос)
 
А в пьесе примером такого «ложного» хоть и добросовестного визионера является Парвус. Вот что пишет о нем Забужко
«В контексте христианской истории Парвус, собственно, фигура так же трагическая, как и Присцилла: столетием ранее он наверняка был бы в общине лидером – из всех ее членов он единственный одарен неоспоримой харизмой мистического дара, даже, вероятно, пророческими способностями: «Нестотно так пророчиці говорять / у монтанівців. Ой яке страхіття!» (как тут Забужко не замечат, что сама себе противоречит, ясно, что монтанисты никоим образом Лесе Украинке несимпатичны – А.). У него есть опыт транса (а то и клинической смерти – «Він завмирав, а потім одживався .(…) лежав холодний, наче мертвий. / Шпигнули голкою, і то не чув»), глассолалии («А як прокинувся, то щось балакав / Хтозна-якою й мовою»), визионерства (…) и авторка старательно защишает его от возможного подозрения в обычном безумии; какой морально-отвратительной не была бы построенная им линия атак на Руфина и Присциллу, с логически-аналитической точки зрения она безупречна, действительно Парвус «розумом удався дуже гострий» и мог бы, при других обстоятельствах, стать не худшим юристом».
А мотивация Парвуса, по словам Забужко – типическая мотивация плебея, парвеню, руководимого «классовой ненавистью» к «образованным патрициям». Последнее сразу же вызывает в памяти «ранних большевиков» - и действительно, Парвус именно такой, хоть образца уже не 1917 и еще не 1937 года, а где-то периода «литературной дискуссии». «Именно такая дискуссия и с таким же результатом происходит между Парвусом и Епископом перед бегством последнего из узилища: Парвусова «революционная романтика», то есть стремление к мученицкой славе и впадение в пророческий экстаз уже без колебаний классифицируются Епископом как мятеж лукавого раба и наваждение злого духа».
Признаюсь, что я в этом вопросе разделяю точку зрения Епископа.  
Явно прослеживаются еще некоторые причины острой неприязни Парвуса к паре главных героев. Руфин, похоже, задел его авторское тщеславие, охарактеризовав «ответ философу Цельсу» как «погань и болото». Похоже, что это творение вышло из-под пера самого Парвуса, недаром же он дважды его переписывал! Ну, а в Присцилле Парвус, должно быть, чувствовал нечестолюбивую, но подлинную избранницу Божью, то есть единственно равную, а то и превосходящую  его соперницу.
И как раз Присцилла приходит в конце 4 действия к собственному «Credo». Она вдруг осознает – не людям решать о том, каким путем могут другие обрести спасение.
Этот «другой» - ее любимый Руфин, который так и не сумел сломить свой «твердый римский ум», чтобы принять правду Присциллы
«Ні, любий,
Не треба їх ламати, та й не може
Зламати людська воля те, що бог
Створив незламним. Ти не знаєш бога,
Але ж то він створив тебе. Я вірю,
Що там, на.небесах, де вічна правда
Очам душі з’являється відкрито,
Її збагне незламаний твій розум.
І ми тоді в одну зіллємось душу,
Єдину, неподільну і щасливу.
Уже й тепер я бачу щастя одсвіт,
Як заграву далеку…»
 
Я бы подписалась под каждым словом такого символа веры, но тут опять вмешивается Забужко Smiley Это какое же слияние душ у христианки с язычником, что вы! Даже катары считали, что вне их церкви нет спасения! «За похожие мистические откровения еще через десять столетий Присциллу, вне всяких сомнений, ждал бы костер: с канонической иудео-христианской традицией этот орфико-неоплатоническо-гностический «орос» веры, где вершиной исполнения любви является не продолжение жизни, а наоборот, выход из нее, как из узилища на свободу, имеет немного общего и пересекается разве что в режиме скрещенных мечей – когда духовных, а когда и весьма материальных».
И что тут возразить… Разве что такое.
Уже довольно долгое время продолжается спор о посмертной судьбе умерших некрещеными младенцев. Иные теоретики помещали их души в особый раздел ада – «лимб», одно время Римская Церковь была за полшага от объявления их спасенными и достойными вечного блаженства. Но последним выводом (сформулированным покойным Папой) является такой – мы не можем иметь уверенности, то можем иметь надежду.
Полагаю, что это касается не только душ новорожденных. Если я таким образом оказалась среди еретиков еще какого-то разбора, то что ж…
 
 
 
 
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
credentes
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 936
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #23 В: 08/19/07 в 19:29:16 »
Цитировать » Править

« Quote:
Ні, любий,  
Не треба їх ламати, та й не може  
Зламати людська воля те, що бог  
Створив незламним. Ти не знаєш бога,  
Але ж то він створив тебе. Я вірю,  
Що там, на.небесах, де вічна правда  
Очам душі з’являється відкрито,  
Її збагне незламаний твій розум.  
І ми тоді в одну зіллємось душу,  
Єдину, неподільну і щасливу.  
Уже й тепер я бачу щастя одсвіт,  
Як заграву далеку…»  
 
Я бы подписалась под каждым словом такого символа веры, но тут опять вмешивается Забужко  Это какое же слияние душ у христианки с язычником, что вы! Даже катары считали, что вне их церкви нет спасения! «За похожие мистические откровения еще через десять столетий Присциллу, вне всяких сомнений, ждал бы костер: с канонической иудео-христианской традицией этот орфико-неоплатоническо-гностический «орос» веры, где вершиной исполнения любви является не продолжение жизни, а наоборот, выход из нее, как из узилища на свободу, имеет немного общего и пересекается разве что в режиме скрещенных мечей – когда духовных, а когда и весьма материальных».

 
Извините, Антонина, что вмешиваюсь. Но Забужко преувеличивает и упрощает дело в этом случае. Катары считали, что спасутся все в конечном итоге - и язычники, и иудеи, и даже римские клирики. Потому в слиянии душ язычника и христианки нет никаких проблем - они бы точно так же подписались под этой декларацией Присциллы. Я у Пейре Отье пару таких вещей в проповедях видела.
 
С уважением
 
Credentes
Зарегистрирован

Make the world insecure place for those who violates human rights

"Это Бог дает Добру Своё бытие, и Он есть его причиной..."
Джованни дe Луджио
Книга о двух началах (около 1240 г.)
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #24 В: 08/20/07 в 11:57:32 »
Цитировать » Править

Credentes, большое Вам спасибо, а если заметите еще какие-то несоответствия, то очень прошу показать. Я пока нашла относительно брака между парой, где один супруг - язычник, а второй - христианин - абсолютно четкое указание апостола Павла: такой брак тоже признается и нерасторжим, потому что супруг-язычник может таким образом обратиться и спастись.
А как с самой этой концепцией слияния душ - у катаров было нечто подобное или же это умопостроения других диссидентов?
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
credentes
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 936
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #25 В: 08/22/07 в 11:53:26 »
Цитировать » Править

Quote:
А как с самой этой концепцией слияния душ - у катаров было нечто подобное или же это умопостроения других диссидентов?  

Уважаемая Антонина
Концепция Царствия у них была приблизительно такова:
Пейре Отье говорил, что после конца света весь видимый мир будет […] уничтожен, и это он назвал адом. Но все души человеческие окажутся тогда в раю, и в небесах будет столько же счастья для одной души, сколько и для другой; все будут спасены, и каждая душа будет любить другую, как любят своего отца, мать или своих детей…» Показания Себелии Пейре. Реестр Инквизиции Жака Фурнье
То есть концепцию слияния душ они понимали как концепцию взаимной любви душ, так же они трактовали Деяния, где говорится об апостолах, что у них "была одна душа и одно сердце".
 
С уважением
 
Credentes
Зарегистрирован

Make the world insecure place for those who violates human rights

"Это Бог дает Добру Своё бытие, и Он есть его причиной..."
Джованни дe Луджио
Книга о двух началах (около 1240 г.)
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #26 В: 08/23/07 в 11:04:58 »
Цитировать » Править

on 08/22/07 в 11:53:26, credentes wrote:

То есть концепцию слияния душ они понимали как концепцию взаимной любви душ.

И, по-моему, это наилучшим образом соответствует убеждениям самой Леси Украинки.
Уважаемая Сredentes, я бы, с Вашего позволения, отобрала те утверждения из книги О.З., где упоминаются катары. Если в будущем у Вас найдется свободное время, вдруг Вы сможете их как-то прокомментировать.
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
credentes
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 936
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #27 В: 08/24/07 в 01:41:11 »
Цитировать » Править

Quote:
Уважаемая Сredentes, я бы, с Вашего позволения, отобрала те утверждения из книги О.З., где упоминаются катары. Если в будущем у Вас найдется свободное время, вдруг Вы сможете их как-то прокомментировать.

 
Даже не вдруг. Думаю, что просто смогу.
 
С уважением,
Credentes
Зарегистрирован

Make the world insecure place for those who violates human rights

"Это Бог дает Добру Своё бытие, и Он есть его причиной..."
Джованни дe Луджио
Книга о двух началах (около 1240 г.)
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #28 В: 09/06/07 в 14:03:14 »
Цитировать » Править

Римлянка – прозаическое отступление
Оставим немного в покое дела небесные – и займемся земными, т.е. несколько более понятным мне положением женщины в римском обществе. Сразу же приведу на сей счет весьма мрачные цитаты из книги О.Забужко:
 
О причинах, понудивших Присциллу избрать христианство  
«(…) она ’ушла в христиане’ еще до замужества не потому, что ее вело мистическое призвание или исключительная религиозная одаренность, а, как и большинство патрицианок-неофиток ее времени, вследствие духовного поиска, потребности найти точку приложения своим способностям в обществе, которое, кроме кровавых цирковых развлечений и «нарядов» (“По правді, зятю, / тебе вона уборами руйнує?” – выспрашивает Аэций Панса у Руфина), мало что могло предложить интеллигентной чувствительной женщине, особенно когда «наука и философия» (…) ее не привлекают, потому что не дают непосредственного ориентира, которого требует деятельная душа» (ст.189)
К сему примечание – «Как известно из исторических источников, вне домашнего хозяйства единственной социально санкционированной сферой занятий для римской матроны были знахарство и акушерство (см. Women’s Life in Greece and Rome. /Mary R. Lefkowitz and Maureen B.Fant, eds. London: Gerald Duckwort & Co. LTD, 1988. P.-161-172).
 
А, разбираясь с особенностями брака Руфина и Присциллы, мы встречаем такое:
«Чтобы убедиться, насколько серьезно это (римское –А.) общество относилось к выполнению женщиной своих репродуктивных функций (только согласно этому критерию оценивалась ее социальная стоимость и моралью, и правом) достаточно вспомнить т.н. «дело   Турии» (ум. между 2-8 г.г. д.н.э.) – е_д_и_н_с_т_в_е_н_н_ы_й (разрядка автора –А.) за всю римскую историю письменно засвидетельствованный случай, когда муж (…) отказался дать развод бездетной жене и настоял на том, чтобы оставить ее при себе (см. Cantarell, Eva. Pandora’s Daugthers: The Role&Status of Women in Greek & Roman Antiquity / The John Hopkins Univ. Press, 1987, P.133)” (ст.210)
 
 Гм. Что там общество может дать женщине определенного душевного склада – это дело туманное, но вот бесправной рабой римлянка не была никогда. Наоборот, многие сестры-современницы могли бы позавидовать ее высокому общественному статусу. Вот, например, что пишет по этому поводу П.Гиро («Частная и общественная жизнь римлян» http://sno.pro1.ru/lib/giro/index.htm)
 
Quote:
Если вы обратитесь к юристам, которые по обыкновению изучают учреждения лишь при помощи законодательных текстов, они изобразят вам в самых мрачных красках положение женщины в древнем Риме: она лишена всех гарантий, которые по более мягким греческим законам ограждают ее интересы; она — беззащитная жертва отца или мужа, который имеет над нею право жизни и смерти; ее продают, покупают, приобретают на основании давности владения, она служит предметом иска в суде, как рабыня или как животное; ее бесправие и ее рабство кончаются только вместе с жизнью; от тирании мужа или отца она освобождается только для того, чтобы подпасть тирании родственников.
Но если вы оставите на время в стороне юридические формулы и посмотрите, как определилось положение женщины на основании нравов и обычаев, какое место занимает она в общественной жизни, одним словом, что она представляет собой в действительности, то вы увидите, как сцена, так сказать, внезапно переменится на ваших глазах: это уже более не рабыня, беспомощная и угнетенная, это матрона, мать семейства, почитаемая рабами, клиентами и детьми, пользующаяся уважением своего мужа, любимая всеми, хозяйка своего дома; ее влияние проникает даже на площадь народного собрания и в курию сената. Римляне не держали своих женщин в тиши и уединении гинекеев, она появлялась у них и в театрах, и на праздниках, и на пиру: везде ей было почетное место; всякий уступал ей дорогу, даже консул со своими ликторами.

 
И, между прочим, с этим полностью согласна Леся Украинка. В более поздней драме «Оргия» Гермиона, мать главного героя Антея (гречанка) так описывает положение своей дочери: «Вона ж у нас не ходить, як римлянка, по всіх усюдах. / Завжди в гінекеї».
Из драмы «Адвокат Мартіан»
«Дивуюсь, доню, що тебе призводить,
поводитися так, мов ти зросла
невільницею десь у гінекеї».
 
Чтобы уже полностью разобраться с этим гинекеем – если римлянка, сообразно личным склонностям – чего на свете не бывает! – предпочитала образ жизни домоседки («дома найкраще місце жінці») – то она не запиралась в изолированном гинекее. Подобающим ей местом был атриум, центр дома и место, где хранились самые большие семейные ценности.
 
Quote:
Атриум был центральным помещением в римском жилище, общей залой, в которой сходилось все семейство, где принимались друзья и чужестранцы. Здесь у очага возвышался жертвенник богам-ларам, и вокруг этого святилища стояло все, что было самого драгоценного и почитаемого в семействе: брачная постель, изображения предков, холст и веретено матери семейства, сундук с документами и домашней кассой; все эти сокровища находились под охраной матроны. Она приносила жертву, как и сам домовладыка, богам-ларам, она заведывала домашними занятиями рабов, руководила воспитанием детей, которые долго, до самого юношеского возраста, оставались подчиненными ее надзору и власти; наконец, она разделяла со своим мужем заботу по управлению имуществом и заведованию домашним хозяйством. С той минуты, как новобрачная вступила в атриум своего мужа, она была приобщена ко всем его правам. Это именно выражала собой древняя формула; переступая порог мужнего дома, молодая жена обращалась к нему со следующими словами: «Ubi tu Gaius, ibi ego Gaia —там, где ты хозяин, там я буду хозяйкой». Жена действительно была хозяйкой всего того, над чем муж был хозяином. Каждый в доме, не исключая даже мужа, звал ее domina, (госпожа), и Катон Старший выразил лишь в преувеличенной форме по существу совершенно верное замечание, когда в шутку восклицал: «Везде мужи управляют женами, а мы, которые управляем всеми мужами, находимся под управлением наших жен».

 
Но и для недомоседок находилось достаточно занятий. Правда, женщины не могли занимать государственных должностей, не могли избирать и быть избранными, но могли руководить избирательной кампанией друзей или родственников.
 
Quote:
Сенека в значительной степени обязан был своей квестурой деятельным хлопотам тетки. Это была простая женщина, жившая в уединении, но привязанность к племяннику извлекла ее из этого уединения и сделала смелой: сам Сенека говорит, что она руководила выборной агитацией в его пользу.

Правители династии Антонинов не только хоть в какой-то степени оградили рабов от произвола хозяев, но и поощряли женское образование  
Из уже цитировавшейся книги Э.Ренана «Марк Аврелий и конец античного мира» -  Глава 2  Улучшения и реформы -Римское право.
 
Quote:
Институт Молодых фаустинок был основан при Антонине. После смерти второй Фаустины Марк Аврелий основал Новых Фаустинок. Красивый барельеф показывает нам этих молодых девушек, столпившихся вокруг императрицы, которая сыплет зерно в складки их одежды.

Опять Гиро:
 
Quote:
Она (римлянка –А.) вмешивалась во все, даже в военное дело; бывали женщины, которые на коне около своего мужа присутствовали при учении, производили смотр и даже обращались к войскам с речью. Некоторые из них приобретали популярность в легионах, и не раз солдаты и командиры складывались, чтоб поставить статую жене своего командира.
 
Чтобы узнать, до какой степени они были свободны, стоит только обратиться к надписям. Мы перестанем оплакивать их судьбу, когда познакомимся с этими документами. Женщины, оказывается, имели право составлять, также как и мужчины, общества с избираемой главой. Одно из таких обществ носит почтенное название «общества для распространения стыдливости». Случалось, что такие организации вмешивались в муниципальные дела и играли в них известную роль. В них обсуждался, напр., вопрос о вознаграждении одному городскому магистрату и о изыскании средств для этого. Во время выборов женщины не подавали голоса, но зато они усердно агитировали в пользу того или другого кандидата. Богатых и знатных женщин признательность сограждан не отделяла от их мужей и им ставили общий памятник. Часто они становились благодетельницами города: сооружали за свой счет храмы, портики, украшали театры, устраивали от своего собственного имени игры и в благодарность за это получали восхваляющие их постановления. Мы имеем текст такого постановления, сделанного сенатом одного итальянского города в честь знатной матроны по имени Nummia Valeria — жрицы Венеры. В этом постановлении сказано, что «все сенаторы единогласно решили даровать ей название "покровительницы города" и просят ее благосклонно принять этот титул, а также принять каждого гражданина в отдельности и весь город вместе в число клиентов своего дома, и при всех обстоятельствах оказывать им свое могущественное покровительство»; наконец, испрашивается ее согласие на поднесение бронзовой плиты, на которой написано это постановление, и которая будет вручена ей магистратами города и важнейшими членами сената.

 
Согласимся, что это достаточно далеко от образа жизни только домашней хозяйки, знахарки или акушерки.
 
Случай Турии заслуживает отдельного разбора – здесь, похоже, исследователи не пришли к единому мнению. Как мне объяснили, о Турии, которая была женой Веспиллона, известно только следующее
App. BC IV 44  
Лукреций, скитавшийся с двумя верными рабами, испытывая недостаток пищи, направился в Рим к жене, его несли на носилках рабы, как больного. Так как у одного из несших сломалась голень, он пошел пешком, положив руку на плечо другого. Находясь у ворот в том самом месте, где отец его, проскрибированный Суллой, был захвачен, он увидел бегущий отряд солдат. Испуганный зловещим совпадением места, он укрылся вместе с рабами в склепе. Когда кладбищенские грабители стали обыскивать гробницы, раб добровольно дал им себя ограбить, а Лукреций тем временем убежал к воротам. Обождав здесь раба, Лукреций поделился с ним одеждой и явился к жене. Он был укрыт ею на двойной крыше в пролете, пока некоторым не удалось добиться от триумвиров прощения для него. Впоследствии, при восстановлении мира, он стал консулом.  
 
Val. Max. VI 7, 2  
Когда триумвиры включили Квинта Лукреция в проскрипционный список, его жена Турия спрятала его между потолком и крышей над своей спальней, посвятив в этот секрет лишь одну молодую рабыню. Ценой огромного личного риска Турия спасла его от грозящей смерти. В то время, как другие мужчины, включенные в проскрипционный список, испытывали сильнейшие телесные и душевные страдания и едва спасались в иноземных и враждебных областях, ее исключительная верность позволила ему оставаться в безопасности в спальне и на груди жены.
 
Но, похоже, имелась в виду эпитафия другой женщине (имя неизвестно). – современнице Турии (ум. в 9 или 10 веке до н.э.). В книге П.Гиро
 http://sno.pro1.ru/lib/giro/index.htm)  
этой эпитафии посвящен раздел . «Похвальное слово на могиле одной римской матроны» (http://sno.pro1.ru/lib/giro/2-7.htm) (Имеются и более подробные исследования, но здесь достаточно разобраться только с одним аспектом)
Сначала овдовевший муж перечисляет достоинства жены – кроме обычных женских добродетелей, она, оказывается, отмстила за своих родителей, убитых во время гражданской войны
Смерть родителей не осталась без отмщения, главным образом благодаря тебе, потому что я уехал в Македонию, а К. Клувий, муж твоей сестры: был в провинции Африке. Ты с таким рвением исполняла свой священный долг по отношению к родителям, разыскивая и преследуя виновных, что будь мы налицо, мы не сделали бы большего. Твои труды разделяла и сестра твоя — эта святая женщина.
 
а также добилась возвращения мужа из изгнания.
Но брак ее оставался бездетным
 
Quote:
Нам хотелось иметь детей, в которых нам отказывал завистливый рок. Если бы судьба даровала нам и это счастье, чего еще оставалось бы нам желать. Но с течением времени и надежда исчезла... Сокрушаясь о том, что у меня нет детей, и боясь, чтобы я, продолжая быть твоим мужем, не потерял надежду быть отцом и по этой причине был бы несчастлив, ты заговорила о разводе. Ты говорила, что передашь опустевший дом другой женщине, более счастливой в этом отношении, при этом ты имела в виду, что, не нарушая нашего согласия, ты сама подготовишь и подыщешь мне подходящие условия и утверждала, что признаешь моих будущих детей за своих и не будешь требовать раздела нашего имущества, бывшего до тех пор общим, и что я при желании с моей стороны могу по-прежнему управлять им. Ты не будешь, говорила ты, ничего иметь отдельного, не будешь ничем владеть врозь от меня и по-прежнему будешь оказывать мне нежные услуги сестры или тещи.
Признаюсь, я так был взволнован, что едва не проторял рассудка: я пришел в такой ужас, что едва владел собой. Поднимать вопрос о разлуке раньше, чем разлучит нас судьба, думать при жизни перестать быть моей женой, когда во время моего изгнания ты оставалась верной подругой!..
О, если бы наш союз мог продолжаться до тех пор, пока смерть не унесла бы меня (ведь я старше, и это было бы справедливее), до тех пор, пока ты не отдала бы мне последнего долга, а меня заменила бы тебе приемная дочь.
Но ты опередила меня; завещала мне страстную скорбь по себе; оставила без детей осиротелого мужа. Теперь мне остается поступить по твоему указанию и усыновить ту, которую ты приготовила для этой участи.

(Corpus inscript. latinarum, IV, 1527. М. Дюрри, последний издатель этой надписи, заключил свою статью прекрасными словами: «...трещина в камне сделала эту "похвалу" анонимной и символической... Похвала неизвестной жене» – превратилась в восхваление римской женщины". Присовокупляю благодарность за объяснение.)
Вот это, пожалуй, и есть этот единичный случай. Но согласимся, что подобные жены и мужья – редкость в любом обществе. А примеров того, что женщина ценилась далеко не только из-за своих «репродуктивных качеств», в римской истории хватает. Осталось даже свидетельство того, что первый развод из-за бесплодности жены, совершенный Спурием Сервилием, обществом осуждался – и найти это свидетельство можно в переводе И.Франко в его цикле из римской истории. (т.7 50-томного издания, «Перший розвід у Римі»).
 
Словом, место и роль женщин в Римской империи несколько напоминает их положение в ВКЛ 16-го века: в юридическом отношении женщина – существо зависимое (но ведь искусные юристы для того и существуют, чтобы научить, как обойти законы!), действительная же  картина совсем иная.
Чтобы немного проиллюстрировать эту реальную ситуацию, а заодно возвратиться во времена Руфина и Присциллы, приведу еще один подлинный эпизод, случившийся с известным Апулеем, переложившим на латинский язык «Золотого осла».
Во время путешествия в Александрию, где Апулей предполагал заняться изучением философии и поклонением богине Изиде, он был вынужден из-за болезни провести несколько месяцев в североафриканском городе Оэе. Дни выздоровления были тем приятнее, что он проводил их в обществе своего товарища студенческих лет Понциана. Спустя какое-то время Понциан сделал другу довольно удивительное предложение брака с его вдовствующей матерью. (Расклад по годам: Апулею около 30-и, его друг лет на 5-6 младше, его матери, Пудентилле, около 40). Вступительная история такова.
Пудентилла, женщина очень умная, домовитая и хозяйственная, имела намерение выйти замуж сразу же после смерти мужа. Однако ее свекор, дед Понциана и его брата Пуденса (между прочим, имя младшего брата – по матери), боясь, как бы капитал Пудентиллы не ушел из семьи, препятствовал этому. Он соглашался лишь на брак невестки с одним из его остальных сыновей. (Стоит, однако, отметить, что дед орудовал отнюдь не правами главы семьи, а обычными экономическими методами – грозил, что оставит детей Пудентиллы - своих внуков - без наследства). Однако предложенный кандидат решительно не нравился самой снохе и она тянула дело до смерти деда. Но тут выяснилось, что грозный дед был плохим хозяином и оставил немного, мать же, совсем наоборот – умело управляя имением, довела его стоимость до 4 миллионов сестерциев. Оказывается, что Пудентилла могла распоряжаться всем этим имуществом по собственному усмотрению, несмотря на наличие взрослых сыновей. Правда, сыновьям  причиталась какая-то часть, как отцовское наследие, но и с этим дело запутанное, потому что мать управляла всем «как это часто бывает в семье». Так что непорядочный отчим, в случае повторного замужества матери, мог бы оставить Понциана с братом почти что без гроша, а судебный процесс – дело долгое и дорогое.  
Поэтому Апулею предлагается истинно философский брак, который для всех заинтересованных сторон имеет одни лишь преимущества.
Выгоды Апулея – он получает в жены не легкомысленную вертихвостку, но женщину степенную, не требующую от мужа утомительных ухаживаний до и после брака. Совсем наоборот – Пудентилла как рачительная хозяйка в состоянии обеспечить мужа досугом и средствами для его философских студий.
Выгоды Пудентиллы следующие. Замуж она идет по соображениям медицинско-гигиеническим. С Апулеем они уже знакомы и друг другу довольно симпатичны. Апулей, как философ, не будет вмешиваться в ее хозяйственные дела и вообще ни в чем не будет ее стеснять.
Ну, а сын Пудентиллы может быть уверен, что его друг, как человек порядочный, не сделает попытки обобрать своих пасынков.
(Как оказалось позже, у Понциана была еще одна причина – он и сам собирался жениться, но отнюдь не по-философски. Его избранница и сама имела дурную репутацию, и семья ее была не лучше.)
Обдумав дело, Апулей и Пудентилла согласились и после скромной церемонии стали мужем и женой. И тут-то произошли обстоятельства, сами по себе печальные, но сделавшие брак Апулея еще более выгодным.  
Женитьба на легкомысленной Герение не пошла Понциану на пользу: он заболел и скоропостижно умер. Его младший брат, попавший под дурное влияние родственников Герении, вел такую жизнь, что совершенно оттолкнул от себя мать. Перед Апулеем возникли реальные перспективы стать наследником миллионного состояния (с самого начала дело шло лишь о приданом Пудентиллы, при том остающимся под ее управлением).
Тут-то жители города, и без того неприязненно смотревшие, как какой-то приходень увел у них из-под носа богатую вдову, стали обвинять Апулея в волшебстве. Пришлось бедняге преодолеть присущую истинному философу скромность и рассказать об обстоятельствах своей женитьбы. С этой целью он подготовил апологию – труд в собственную защиту – откуда мы все это и узнали.  
Так что сами видите, какие вещи могут скрываться под скромным обозначением «заниматься домашним хозяйством»…
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Королівна, ясна панна
« Ответить #29 В: 09/06/07 в 14:05:21 »
Цитировать » Править

Катары в книге О.Забужко
С самого начала объясню, что добрые христиане интересуют О.З. не столько как историческое явление, а как источник очень мощного воздействия на европейскую (и не только) культуру. Поскольку же влияние отдельных диссидентских группировок трудно разграничить, то катары зачастую оказываются синонимом гностиков. Но пусть гностики прошлого и современные извинят меня, ведь их братья-катары упоминаются в десятках абзацев книги, возможно, я даже со всеми катарскими фрагментами не справлюсь.
Ну, собравшись с силами:
====================================================
Ст.155
(…) не исключено, что навсегда открытым останется чрезвычайно интригующий вопрос, насколько глубоким было знакомство писательницы с т.н. гностическими ересями – с раннехристианским валентианством, манихейством и его влиянием на суфийскую мистику и армянскую ересь павликиан, позже на балканскую – богомилов (которая в средневековье была весьма распространена на Украине (делается ссылка на книгу Пелешенко Ю.А. Українська література пізнього Середньовіччя, р. “Богумильські мотиви в українській словесності пізнього Середньовіччя – А.), и, через нее, путем из Далмации на Прованс и Лангедок – на чрезвычайно влиятельную в позднем средневековье ересь катаров, в Провансе называемых альбигойцами. Именно эта последняя ветвь гностицизма, как это исчерпывающе доказал бельгийский философ и культуролог Дени де Ружмон (Дені де Ружмон. Любов і західна культура, Rougemont, Denis de. Love in the Western Wordl) и стала основанием западноевропейского любовного мифа – через сопутствующую ей и насквозь пронзенную ее идеями и символами лирику трубадуров. (…) этой духовной традиции, сопровождавшей первое тысячелетие европейской цивилизации вплоть до печально известных альбигойских войн, а следующие века (в остаточных формах и до современности) на правах мифологической системы – этой постоянно преследуемой господствующими религиозными и социальными институциями, но исторически невытравной традиции грандиозного духовного диссиденства, питавшей европейскую культуру на всех уровнях, Леся Украинка обязана значительно в большей степени, чем мы пока представляем.
 
=====================================================
Ст.163
Именно эту «голубую розу» (а не Христа!) обожествляли французские катары и итальянские патарены, ее воспевали трубадуры Прованса и Лангедока – верные рыцари Церкви Любви и Прекрасной Дамы (…) Можно спорить (чем и занимаются дантологи уже полтора столетья), насколько сам Данте был лично причастен к дуалистической ереси – мысли по этому поводу варьируются в диапазоне от прямого признания его практикующим еретиком, даже и рыцарем ордена тамплиеров, которые в значительной степени приняли гностическую духовную эстафету после альбигойских войн и разгрома Церкви катаров (это течение было начато еще в 1850-х скандальными трудами Э.Ару «Данте, еретик, социалист и революционер» и «Ключ к антикатолической Комедии Данте Алигьери, пастыря альбигойской флорентийской Церкви во Флоренции, воссоединенной с Орденом Тамплиеров..» и тянется через весь 20-й век (..) [дается ссылка в частности на книгу Бэлза И. Некоторые проблемы интерпретации и комментирования Божественной комедии //Дантовские чтения, М.1979 – А.] И.Бэлза, один из самых авторитетных дантологов дживелеговской школы, в случае Данте не подтверждает, но и не отбрасывает версии Д.де Ружмона, согласно которой весь европейский любовный миф является «культурной сублимацией» катарской ереси, он только осторожно ссылается на дефицит уцелевших документальных источников, дающих возможность наверняка признать Данте «еретиком») и до предельно сдержанной формулировки А.К.Дживелегова, что Данте был, в любом случае, «далеко не беспристрастным свидетелем «триумфов ереси и ее поражения» (это, воистину, минимум из того, что можно сегодня утверждать наверняка, особенно исходя из того, что наши представления о содержании еретических доктрин построены почти исключительно на непрямых источниках, а реконструировать доктрину Церкви катаров по протоколам инквизиции, как небезосновательно утверждают М.Бежан, Р.Ли и Г.Линкольн, - то же самое, что изучать Сопротивление по протоколам гестапо. В любом случае, бесспорно, что для Данте катарская символика была понятной и прозрачной, и что его «Комедия» действительно целиком ею наполнена. Из катарской «религии любви» происходит даже сама центральная концепция поэмы – Amor, движущий Солнце и светила (альбигойцы истолковывали Любовь-Amor как анаграмму к Roma, Риму, т.е. как буквальную антитезу католической церкви, чья земная роскошь отталкивала их как несомненный признак преданности Царю Земному, Rex Mundi, иначе – Сатане).
(…)
…Бернар Клервосский, посетив Лангедок в 1145 году с уважением засвидетельствовал чистоту катарских обычаев – не по этой ли причине Данте поручил ему быть проводником при обожествляемой катарами Райской розе на Небе Света?
=========================================================
Ст. 168
То, что Любовь (Люба Гощинская, героиня пьесы «Блакитна троянда» - «Голубая роза» - А.) сама понимает свою проблему, ясно из ее заявления тете: «Если бы я была религиозной, пошла бы в монастырь, а то для таких, как я, и монастырей нет». Это сказано справедливо, но стоило бы добавить, что «для таких, как она», монастырей не стало после 1244 г. – от падения Монсегюра, последней замковой крепости катаров.
=======================================================
Ст.192
Известно, что у катаров к священству («совершенным») принадлежали на равных правах мужчины и женщины, что и дало Римской церкви фактический повод распространять клеветнические слухи о якобы «неслыханном» катарском разврате.
=====================================================
Ст.217
Леся Украинка не прощает христианству того же, чего ему не прощала и вся, взятая в самом широком смысле, гностическая традиция, его, согласно термину И.П.Коулиано, «исторической неаутентичности», т.е. отказа освобождать мир в историческом времени, здесь-и-сейчас, и провозглашения Церкви уже существующим «Царствием Божьим на Земле», что гарантирует обращенным «эксклюзивное» спасение. Не прощает, иначе говоря, конформистского соглашения христианства с существующей, при различных формах порабощения, общественной историей – вместо совершения ее радикального трансформирования (катары – те прямо обвиняли Римскую церковь в колаборации с «Царем Земным», Сатаной, мировым злом). (…) Резюмируя ее собственными словами «Хай буде тьма! – сказав наш бог земний» (это он, «демиург» гностиков и манихейцев, «Сатанаил» богомилов, Rex Mundi катаров)
=======================================
Ст.248
Так в нашем путешествии следами мифа Леси Украинки опять возникает альбигойская тема, унаследованная западноевропейскими литературами через т.н. рыцарско-христианскую мистику: лирику провансальских трубадуров и немецких миннезингеров, романы «бретонского цикла» о Граале и рыцарях «Круглого стола» и, наконец, через Данте, чья «Комедия», традиционно считающаяся началом литературы Нового времени, одновременно стала величайшим памятником прошедшей – рыцарской – эпохе, уже приближающейся к своему концу.
 
=======================================
Ст.278
Согласно формулировке И.Бульгоф, «глубокое убеждение в том, что Абсолют существует, хотя и не принадлежит этому миру – и пылкое желание с ним воссоединиться» является дефинитивной характеристикой мистической традиции, открытой «гностическим дуализмом, сопровождающим всю западную культуру, словно темная тень».
 
 
 
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Страниц: 1 2 3 4  ...  6 Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.