Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
07/07/20 в 02:58:19

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Паноптикум »


   Удел Могултая
   Арда, Эа, далее везде....
   Квенты и амбарканты
   Паноптикум
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Паноптикум  (Прочитано 1900 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
Mogultaj
Administrator
*****


Einer muss der Bluthund werden...

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 4173
Паноптикум
« В: 10/03/06 в 20:33:37 »
Цитировать » Править

ПАНОПТИКУМ
 
По Эндору я путешествую налегке. Крестьянин, которому и одна лошадь идет за великое богатство, сказал бы об этом по-другому, но для странствующего балагана единственная повозка - действительно дело небольшое. Правда, больше мне и не нужно. Мое предприятие не из обычных, и размах пошире ему ни к чему, хотя в результате оно оказывается невелико даже по сравнению с другими предприятиями того же рода. Я показываю прошлое, сейчас этим занимаются многие. В наших крытых телегах и палатках-времянках, когда за деньги, а когда и даром, можно увидеть палантир хаганбека Дэнге-торэ, голову олифанта или чешую змея Смауга. У меня в этом ремесле есть собственное отличие – краткое слово, которое я объявляю в каждом городе и каждом селе: “Я показываю все, как есть”.  
 
Не то, что есть, а то, как есть. Подобие – не подделка. Я не уверяю, будто меч Первого Телконтара, подвешенный у меня в повозке - это и вправду настоящий меч Первого Телконтара. Но не будет это и древесина, крашенная под серебро и уснащенная цветными кусочками стекла, которую покажут вам мои братья по ремеслу. Нет, это будет настоящий, добротный западный меч двухсотлетней давности, который и впрямь мог бы носить Телконтар - по меньшей мере, когда он не забрался еще в телконтары. Если я обещаю людям золотую корону Гил-Галада, то, конечно, не стану уверять их, что ей и вправду три тысячи лет.Но она будет из настоящего золота, и узор на ней действительно будет эльдарским, а форма будет точно такой, как изображена в ученых книгах о Серой Пристани. И для того, чтобы добраться до хранителей таких книг и заручиться их советами и объяснениями, я не жалею ни времени, ни денег. На это и уходит у меня большая часть выручки, нам с Ширкэ на жизнь хватает не всякий день.  
 
Если я показываю стеклянный короб с черным духом великого мангуса из Лугбурза, - точно таким, каким его когда-то развеяло над Горгоротом, как всякому известно, - то короб не будет выкрашен изнутри дегтем или залит черной водой; нет, в нем действительно будет темный туман, и можно будет видеть, как он движется и клубится. Водяной пар, угольный порошок, еще немного других составов – и в ящике оказывается действительно черный туман, а не подделка под него. Ибо черный туман – это и есть взвесь черного праха в водяном паре, и ничто более. Когда мои собратья и соперники, имен которых я не буду здесь называть, выводят напоказ орка, то это здоровенный парень с наклеенными чешуями, наростами на лице из крашеного картона, гривой из черной пакли, деревянными когтями на смоле и глиняными клыками в пол-локтя величиной. Ширкэ, который работает орком у меня, выходит к людям таким, как он есть, без единой прикрасы. Он может похвалиться только длиннорукостью, приостренными клыками и круглой головой со скошенными ушами – но зато это настоящие руки, настоящие клыки и настоящие уши; и когда он грызет сырое мясо с кровью, это действительно сырое мясо с кровью, хоть и не человеческое. Но я и не кричу, зазывая народ, что оно человеческое; я говорю: “взгляните на Ширкэ, и вы увидите, как орки едят человеческую плоть”, - заметьте, “как”, а не “что”. Другие напишут, без всяких “как”, что орки у них и едят человеческую плоть, однако будет это жареное мясо, облитое красным вином, не то что у меня. Тщательность моя в соблюдении подобных обычаев доходит до того, что удивляет меня самого; но во всяком случае, когда я показываю девственницу Эовин – впрочем, это бывает нечасто – она и в самом деле девственница.
 
Не могу сказать, чтобы эти правила, нерушимо установленные мной для самого себя, увеличивали мой доход; напротив, они съедают его. Люди не ценят подобных тонкостей; они правда, уважают меня, ибо видят, что я не просто хочу вытянуть из них деньги, а по совести соблюдаю себе в убыток некий устав, когда никто меня к этому не принуждает. Но, уважая меня, монеты они все-таки предпочитают нести другим – тем, что на десяти и пятнадцати телегах, вытянутых в цепочку, вывозят им тушу дракона в двести локтей длиной. И людям мало дела до того, что дракон этот на скорую руку сметан из набитых мешков, расписных рогож и деревянных палок. Я же, по принятому на себя зароку, лишен возможности приманить их и вчетверо меньшим чудищем, и даже одной его головой – потому что нигде мне не попадалась голова настоящего змея или настоящей ящерицы нужной величины; а без этого я, раб своих правил, не намалюю на своих вывесках и драконьего хвоста. И выходит так, что для людей я скучноват.  
 
По-настоящему меня ценят разве что в Сузе, но простодушному тамошнему народу нравятся даже самые немудреные затеи; знахарям из-за Предела удавалось сманивать их одними хлопушками да лесопилками. И даже там настоящим пристрастием пользуюсь я только у самых старых и уважаемых семей, которые, как видно, из рода в род передают вместе со знатностью древнюю простоту. Всякий раз, как я двигаюсь через Сузу, богатые люди из таких домов непременно заходят ко мне и с почтением рассматривают все у меня в повозке, платя ту цену, какую я попрошу; истинное слово, они относятся к развлечениям так серьезно, как в других местах не относятся к серьезным делам. Но так поступают, повторю я, лишь некоторые перианнатлар из самых знатных; а молодежь и там вовсе не торопится ко мне.
 
Особенно неудачным для моей казны оказывается Ширкэ – когда люди начинают сравнивать его с самодельными чудищами, которых выдают за орков наши соперники, итог оказывается для меня поистине разрушительным. Правда, видя мою добросовестность, люди все же желают мне хорошего, и не один мой посетитель, жалея меня, обращался ко мне с советом сделать хоть что-нибудь с Ширкэ - хоть бы длинные клыки ему нацепить - а то очень уж неприкровенно и явно прыгает в глаза, что он обычный человек, да к тому же мирный. “А то, - говорят они, - разве с простыми подпиленными зубами он Вам сделает сбор, почтенный? Лучше бы Вы вовсе не показывали орка, чем выставлять такого парня!” Я отвечаю: “Те зубы, что вы видите – настоящие, а что они подпилены, а не остры от природы – это Вы так говорите, а я на это не отвечаю ни “да”, ни “нет”; а поступи я по Вашему совету, это была бы прямая подделка”. Но я и сам чувствую, что мои слова никого не убеждают.  
 
У всего, однако, есть оборотная сторона, и если моя тщательность и скромность в делах не увеличивает моих доходов, она помогает мне ладить с властями, а это в нашем ремесле важней многих других вещей. Тх, кто машет плавниками шире моего и будоражат народ диковинными видами, власти не любят; нак их языке это называется “мутить воду”. Так что я легко прохожу через все области и края, какие хочу, в то время как их выдворяют из сколько-нибудь благочестивой и смиренной округи, так как не желают, чтобы простонародное воображение, разгорячась от небывалых и подстегивающих зрелищ, сделало те округи уже не такими смирными и благочестивыми, какими они были. И этот мой выигрыш по сравнению с моими более удачливыми в заработках собратьями оказывается, по обстоятельствам моего дела, всего важней для меня.
 
Так и двигаюсь я от одного конца материка до другого, и бывает, что проходит немало лет, прежде чем я появлюсь в одном и том же месте во второй раз, если вообще появлюсь. Вот удивился бы тот, - думаю я, - кто взялся бы проследить пути, какими мы с Ширкэ бродим по свету; как петляем мы и кружимся, смещаясь то туда, то сюда, то и дело сворачивая и выплясывая по карте такие кривые, какие мог бы разве что вывести неграмотный, если бы пытался  по памяти подражать тенгвару. Однако таких путей требует наше занятие, и тут уж не на что жаловаться. А бывать нам приходилось во всех краях, хотя дллеко не во всех хотелось бы мне показываться. Так, ни за что не хотел бы я своей волей заезжать на восток и на юг Эндора; там плохо принимают наши рассказы, не из-за злобы, а по безразличию, да еще потому, что слишком далекими глазами смотрят они на наши былые западные дела и примеряют их к слишком чуждым для них вещам. За самыми высокими горами, какие есть в Эндоре, на юге обитают люди вежественные, любезные и щедрые, но чересчур гордые; они уверены, что далеко превзошли всех прочих. Они брались и меня самого учить тому, как и что рассказывать, считая, что они лучше знают, о чем идет дело, да будто и бы шло-то оно у них, а не у нас. “Многое рассказываешь ты верно, - говорят они, - но мы осведомлены об этом лучше, а ваши западные племена многое спутали и напрасно решили, что это произошло на Западе, в то время как на самом деле оно случилось в нашем краю; от этого и все ошибки в ваших рассказах. В действительности даже страны располагались противоположно тому, что говорят у вас: та страна, что ты называешь Черной, обиталище царя злых демонов, находилась как раз на острове за морем, а светлая земля – за высокими горами, и лежали они не от запада на восток, а с севера на юг. И это правда, что праведный царь-человек, одолевший царя демонов, был законным наследником престола, хотя и вел долгое время жизнь бродяги в лесу; но остальное ты рассказываешь о нем неверно, да и звали его вовсе не Арагхарна. Правда и то, что бесценную помощь ему оказали мохнатые полулюди, проложившие ему путь к победе над краем демонов, но шерстью были покрыты все они, а не только их ноги; и полулюдьми они звались не из-за роста, а потому, что с виду казались поровну людьми и обезьянами, так что мы поступаем вернее, когда зовем главного из них “Хануман, князь обезьян”. Царя демонов звали не Сау-раун, как произносишь ты, и не Сау-равана, как, должно быть, произносили его в вашем краю раньше, а просто Равана; но всего досаднее, что ты упустил, из-за чего велась вся война – вовсе не из-за Кольца , а из-за Украшенной Кольцами, которой хотел было владеть Равана!” – и никакими силами нельзя убедить их, что мой рассказ был о совсем иных вещах.  
 
Однако это еще ничто в сравнении с разговорами людей великих илистых равнин на востоке. “Убирайся прочь, - говорят они, - ибо в твоей истории нет ничего наставительного! В ней некому даже сочувствовать, так как никто из тех, кто выведен в ней, не оказался достойным и почтительным. Из тех, кто принадлежал к темному иньском началу, духи Мао-ли-ку и Сяо-эр-ань были непочтительны по отношению к Западному вану, а с теми, кто принадлежал к светлому янскому началу, вышло еще хуже, ибо Гэн Дао-ло-фу был непочтителен по отношению к княжескому дому Дэ-ань-то, наследник княжеского дома Дэ-ань-то был непочтителен по отношению к Фа-ро-до, когда хотел отобрать у него знак достоинства, а Фа-ро-до оказался непочтителен по отношению к Гэн Дао-ло-фу, когда объявил это же знак своим, - так что у тебя выходит целый круговорот непочтительности!” Я бы и сам с охотой убрался из этой страны, ибо она еще безумнее нашей, но что я могу поделать, когда моя повозка ведет меня и направляет туда, куда следует мне идти?
 
Вежливее, но еще несноснее люди из Страны Утра. Не дохожу я еще и до половины своего рассказа, как они говорят: “Боги, которых ты вывел нам, вовсе не похожи на богов, они будто неотесанная деревенщина! Мы-то знаем, каковы бывают боги: мы сами – потомки богов, то есть, говоря твоим языком, файи, и наши государи, что правят нами из поколения в поколение, воплощенные боги, то есть, говоря твоим языком, майи, но это воспитанные, прекрасные и деликатные боги, они пребывают в Столице, осеняют нас своей особой и предаются изящному провождению времени; мы храним в памяти много стихотворений и напевов, сочиненных этими богами. Они никогда не стали бы водить в битву солдат или заниматься приказаниями, как это делали ваши воплощенные боги, потому что они слишком высоки для этого”. И всякий раз, как я говорю о каком-нибудь деле войны и власти, совершенном нашим богом или князем, они говорят: “А какое пятистрочие или троестишие сказал этот бог или князь при сем случае, чтобы в нем говорилось о непрочной красоте мира, о дымке печали, о цветках вишни и хризантемы и о подобном?” И когда я говорю, что они не тратили времени на такие вещи, жители страны Утра пренебрежительно покачивали головами; однажды меня взяло такое зло, что я сказал: “Я мало что знаю о богах и князьях, но вот боевые слуги  черного мангуса, урауги, в самом деле, одерживая победу, часто складывали троестишия, о которых вы говорите, наподобие следующего:
 
Всех ограбим,  
все сожжем.
Весело!”
 
На это Люди Страны Утра отвечали всерьез: “Хорошо, что хоть кто-то у вас достаточно вежествен и исполнен любви к изящному, чтобы выражать свои мысли и ощущения в кратких и прозрачных по смыслу словах; хотя, говоря по правде, в этих стихах остается что-то грубоватое и недовершенное!”
И в эту страну я никогда не отправился бы через море по собственной воле; но путь себе выправляю не я.
Жители тех стран, сдается мне, так упорны и неотступны в своем нраве, что, кажется, сама земля их краев пропиталась им, и даже если бы весь мир затопила вода, и в те края пришли бы новые жители, то, едва ступив туда, они сделались бы точь-в-точь как прежние, с которыми я разговаривал. Потому-то, поскольку дело идет о моих заработках, я предпочел бы не покидать западных и срединных округов Эндора, да еще, правду говоря, избавиться от Ширкэ, выпроводив его с почетом и наградой, потому что его невзрачный и никого не пугающий вид встает мне втридорога, и я часто думаю, что и вправду лучше уж не иметь никакого орка, чем иметь такого. Однако помощник мне необходим. Не то чтобы я не мог заниматься один своим ремеслом или в одиночку стоять за себя; но я, как и всякий рожденный, могу заболеть и впасть в жар, лихорадку и беспамятство. Пока Ширкэ при  мне, я могу быть уверен, что в этих обстоятельствах он будет ходить за мной сам и не подпустит ко мне ни знахаря, ни врача, ни любого добродателя, чтобы тот взялся осматривать и исцелять меня, лежащегобез сознания. Если бы Ширкэ не было при мне, я никак не мог бы оставаться в такой уверенности; всегда ведь найдется сострадательный человек, который не допустит пропасть старику, схваченному тяжелой болезнью. А тогда конец мне и моему предприятию - потому что, как бы ни был невежествен тот, кто придет ко мне помощь и приложит ухо к моей груди, чтобы выслушать меня, он сразу заметит, что у меня нет ни сердца, ни легких.
 
to be cont.
Зарегистрирован

Einer muss der Bluthund werden, ich scheue die Verantwortung nicht
Del
Живет здесь
*****


Сами мы не местные...

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 235
Re: Паноптикум
« Ответить #1 В: 10/09/06 в 10:56:51 »
Цитировать » Править

А тогда конец мне и моему предприятию - потому что, как бы ни был невежествен тот, кто придет ко мне на помощь и приложит ухо к моей груди, чтобы выслушать меня, он сразу заметит, что у меня есть и сердце, и легкие.
 
Имхо, тады "ту би конт" ждалось бы с большим интересом.
Smiley
Зарегистрирован
Nadia Yar
Живет здесь
*****


Catilinarische Existenz

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 4759
Re: Паноптикум
« Ответить #2 В: 10/09/06 в 14:20:32 »
Цитировать » Править

Интересно, что начало, до описания южных и восточных земель, читается как толкиеновская Арда. Очень ясный Tolkien-feeling. Smiley Аж захотелось Профессора перечитать. Спасибо. Надеюсь, продолжения не придётся ждать год?
Зарегистрирован

Я предлагаю для начала собраться, определить виноватых, расстрелять, а уж потом разбираться. (с)

Мой ЖЖ.
Antrekot
Bori-tarkhan
Живет здесь
*****


CНС с большой дороги

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 16204
Re: Паноптикум
« Ответить #3 В: 10/09/06 в 18:41:55 »
Цитировать » Править

Умные люди эти перианнатлар из самых знатных...  Каждый раз, значит?  Исключительно умные люди.
 
С уважением,
Антрекот
Зарегистрирован

Простите, я плохо вижу днём. Позвольте, моя лошадь посмотрит на это. (c) Назгул от R2R
Nadia Yar
Живет здесь
*****


Catilinarische Existenz

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 4759
Re: Паноптикум
« Ответить #4 В: 10/09/06 в 18:53:49 »
Цитировать » Править

Ага. "Древняя простота"Smiley
Зарегистрирован

Я предлагаю для начала собраться, определить виноватых, расстрелять, а уж потом разбираться. (с)

Мой ЖЖ.
R2R
Administrator
*****


STMS

45196474 45196474    
Просмотреть Профиль » email

Сообщений: 5667
Re: Паноптикум
« Ответить #5 В: 10/09/06 в 19:02:26 »
Цитировать » Править

on 10/09/06 в 18:41:55, Antrekot wrote:
Умные люди эти перианнатлар из самых знатных...  Каждый раз, значит?  Исключительно умные люди.

Он же бЯссмЕртный. А расстояния там большие. А двигатель внутреннего сгорания ещё не изобрели.
Заезжает, поди, раз в поколение.
Зарегистрирован

"Кто играет с динамитом, тот придёт домой убитым"
Antrekot
Bori-tarkhan
Живет здесь
*****


CНС с большой дороги

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 16204
Re: Паноптикум
« Ответить #6 В: 10/09/06 в 19:16:01 »
Цитировать » Править

Так я и говорю.  Умные люди.  Помнят.  И проверяют.
 
С уважением,
Антрекот
Зарегистрирован

Простите, я плохо вижу днём. Позвольте, моя лошадь посмотрит на это. (c) Назгул от R2R
Nadia Yar
Живет здесь
*****


Catilinarische Existenz

   
Просмотреть Профиль » WWW »

Сообщений: 4759
Re: Паноптикум
« Ответить #7 В: 10/09/06 в 19:16:07 »
Цитировать » Править

Нет-нет, чаще. Хоббиты долго живут.
Зарегистрирован

Я предлагаю для начала собраться, определить виноватых, расстрелять, а уж потом разбираться. (с)

Мой ЖЖ.
R2R
Administrator
*****


STMS

45196474 45196474    
Просмотреть Профиль » email

Сообщений: 5667
Re: Паноптикум
« Ответить #8 В: 10/09/06 в 20:39:40 »
Цитировать » Править

Ну, можно и чаще. Почему бы нет?
 
И почему сразу "проверяют"? Когда к нам приезжает интересная выставка, я могу на неё пойти, даже если уже видела.
Зарегистрирован

"Кто играет с динамитом, тот придёт домой убитым"
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.