Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
05/28/20 в 21:06:20

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Семейные хроники 16-го века »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Семейные хроники 16-го века
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1 ... 11 12 13  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Семейные хроники 16-го века  (Прочитано 21006 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #180 В: 03/17/09 в 10:15:12 »
Цитировать » Править

Тяганина за Басань
Это нечто столь фанстасмогорическое, что из этого исторического эпизода запросто удалось бы сделать наш вариант диккенсового «Холодного дома» вместе с «Золотым теленком», а еще хватило бы материала для Бальзака и Дюма. Не то, чтобы о басанском деле ничего не писали, но не повредит как-то это упорядочить и напомнить. Правда, тут и серьезные историки иногда противоречат друг другу, а то и сами себе, но как сумею.
Итак: 16 век был временем колонизации областей, опустевших во время татарских набегов, в том числе и южной Киевщины. Одной такой территории особо не везло: род за родом, начав на ней хозяйничать, угасал. Между тем, земля была богатой и при спокойных мирных обстоятельствах не уступала бы удельным княжествам.  Как бы там ни было, но возникли на ней и понемногу заселились городки Басань и Быков, а при них – еще девять сел.  Но очередной владелец, наделав долгов, в 1578 году продал это владение киевскому мещанину Андрею Кошколдовичу. Таким образом, у нас появляется еще один род татарского происхождения – тоже входящий в состав киевского патрициата. Сам Андрей был зятем киевского войта Василия Черевчея, а на его родственнице, Гальшке Кошколдиевне, женился дядя Ходык, Устин Фиц.
Внутрисемейные споры – обычное дело для 16 века: тесть Черевчей и зять Кошколдович судились из-за каких-то векселей. В качестве посредников и судьей они избрали группу киевских райцев, в том числе и Василия Ходыку. Это было столь же мудрое решение, как у знаменитых баранов, обратившихся за судом к волку. Расписывать все подробности не стану, но поначалу судьи по инициативе Ходыки поддерживали тестя против зятя, потом Василий каким-то образом выманил у Кошколдовича документы на Басань, якобы для изучения, потом перешел на сторону зятя против тестя – и венцом этого дела было подписание Кошколдовичем отказа от басанских владений в пользу Ходыки, а заодно и устроенный Василием брак его брата Федора и единственной дочери и наследницы Андрея Кошколдовича, Богданы Кошколдовны.
Конечно, не все шло гладко, в 1596 г. объявился еще один претендент на Басань – королевский секретарь Захария Я(Е)ловицкий, который, воспользовавшись беспорядком в королевской канцелярии, сумел оформить себе необходимые бумаги. Но Ходыка и Аксак, в тот период действовашие сообща, нашли способ избавиться от притязаний Яловицкого и добиться аннулирования его бумаг.
Но все это было лишь увертюрой и вступлением к подлинному делу, начавшемуся то ли в последних годах 16-го, то ли в первых – 17-го века встречей Яна Аксака и некоего шляхтича, звавшегося – а как, собственно, его звали по-настоящему? Вроде Юрием Семеновичем Рожновским, хотя, может быть, Юрием Семеновичем Половцем-Рожиновским. Вроде бы и незначительная разница, но все-таки!
Его жизнь уже и до встречи с Аксаком напоминала авантюрный роман. Мы еще помним, с какого события нашей истории начался период козацких восстаний? С восстания Кшиштофа Косинского. Похоже, этот мятеж с одинаковым успехом можно было назвать и козацким выступлением, и шляхетским рокошем: и сам Косинский был шляхетского происхождения, и среди его сторонников было немало людей того же сословия, а среди них – остерский боярин Юрий Рожновский.
Восстание, как мы знаем, было подавлено, кто из мятежников не погиб, те или сбежали, или вернулись домой. Но Юрию Рожновскому возвращаться было некуда: его родовое имение Рожны на Остерщине конфисковали за участие в восстании. Безземельный боярин вынужден был пойти на службу к остерскому старосте, там получил доступ к канцелярии и вот как-то попали ему в руки бумаги угасшего уже больше полвека назад княжеского рода Половцев-Рожиновских. Сами эти князья будто бы были потомками половецкого хана Тугорхана, перешли на службу к Владимиру Мономаху и получили от него огромные земельные владения на Переяславщине. Позже эти земельные права  подтвердили и киевские князья Олельковичи. Резиденцией Половцев был тогдашний Сквир (теперешняя Сквира), но, поскольку эти владения размещались по обе стороны Днепра, центром заднепровских имений стал замок Рожинов в Остерском уезд.  От названия Рожинова и происходит вторая часть фамилии Половцев – Рожиновские. Территориально в состав владений Рожиновских входил Басанский ключ, выманенный Ходыкой у Кошколдиевича.
Но во времена Ходыки о Рожиновичах давно уже никто ничего не слышал: бурные события смели этот род. Конец существования Половцев был невеселым: вначале их владения обезлюдели после нашествия Менгли-Гирея в 1482 г., потом все усилия как-то обустроить землю закончились ничем, сын последнего владельца Полощизны попал в татарский ясырь, где и след его исчез, а еще один сын, малолетний Семен, в последний раз упоминался в документах за 1536 год. Тридцать лет спустя род окончательно был признан угасшим, земля – выморочным наследством, подлежащим переходу в королевскую казну и распределению между новыми пожалованными.
Полистал Юрий Семенович Рожновский все эти документы, обратил внимание на созвучие между собственным именем и именем последнего из Половцев. Семена Рожиновского, и, прихватив украденные бумаги, отправился к гениальному юристу Яну Аксаку.
Антонович, не веривший в счастливые совпадения и чудесные озарения, считал, что всю эту историю с самого начала спланировал и устроил сам Аксак. Кто его знает. Источником вдохновения мог стать его собственный опыт, когда вдруг из небытия появился вполне законный претендент на его собственную Мотовиловку – Михаил Радзиминский.
Как бы там ни было, оба сообщника – Ян Аксак и новоявленный князь Половец-Рожиновский подписали официальное соглашение. Взносом Аксака в общее дело был его юридический талант и оборотные средства. Рож(и)новский прислужился своим именем и документами князей-Половцев, а в качестве гонорара Аксака предполагалась половина половецкого наследия. Вместе с перспективой огромной материальной выгоды от этой авантюры, Аксак получил еще и возможность насолить Василию Ходыке. Они, правда, были когда-то сообщниками, но уже рассорились. Подозреваю, что, как и большинство нуворишей, Василий Ходыка был в личной жизни человеком невыносимым.
И впрямь, несмотря на все старания, Ходыка не сумел побить козыри противников. Как писал Антонович в уже упоминавшейся статье, «Аксак вел одновременно иск и против остерского старосты Ратомского, и против Василия Ходыки, требуя возвращения своему клиенту наследства князей Половцев-Рожыновских; он предъявлял в поддержание иска грамоты князей Владимира Ольгердовича, Олелька Владимировича, завещание князя Яцка Михайловича Половца и документы, свидетельствовавшие о том, что клиент его есть действительно Юрий Семенович Рожиновский», то есть сын последнего из Половцев, Семена. Воистину, идея самозванства витала в воздухе! Напомню при этом, что и главный самозванец начала 17-го века, царевич Дмитрий или лже-Дмитрий посетил Киев и был здесь тепло принят. Он даже успел выписать киевским купцам привилегию на беспрепятственную торговлю в его царстве.
Но дуэту Аксак-Рожиновский повезло больше, чем претенденту на московский престол. Пользуясь тем, что администрация, в том числе и остерский староста, были по уши заняты авантюрой с царевичем, Аксак выиграл дело во всех судебных инстанциях. У Ходыки были связаны руки: едва он начинал подвергать сомнению законность бумаг Рожиновского, как противники немедленно требовали ревизии его собственных документов и шляхетских прав. А, поскольку дело тут и впрямь было нечистое, Ходыке пришлось устроить пожар, во время которого будто бы сгорели все его шляхетские документы, и в дальнейшем показывать копии. Пришлось пойти также на поклон к князю Константину Острожскому – по каким-то собственным причинам он поддержал Ходыку против Аксака.
Вступать в ссору с могущественным княжеским родом Аксаку не хотелось, поэтому хитрый сутяга придумал еще один ловкий юридический ход. В 1604 г. он, как пишет Н.Яковенко, «не ожидая финала дела, добился письма от короля, согласно которому придеснянские имения до принятия окончательного решения условно передавались Юрию Рожиновскому, а тот, в свою очередь, на следующий же день «продал» их Аксаку. С остальными владениями, в состав которых входила и Басань, Аксак посоветовал Рожиновскому поступить так: лучше синица в руках, чем журавль в облаках, хорошо бы продать права на землю владетельному лицу, не боявшемуся Ходыки. Кому же лучше, как не сыну князя Константина, Янушу Острожскому! Таким образом, одним махом убивались два зайца: Рожновский получал денежное вознаграждение, устраивающее его даже больше, чем земля, требующая вложений капитала, а заодно нейтрализировался самый мощный покровитель Ходыки, князь Константин Острожский. Не станет же он судиться с собственным сыном ради татарского заброды.
Эх, ежели бы это были лучшие годы Константина Константиновича, как во времена борьбы за Острог или Степань! Бежал бы Ходыка из Басани и еще неизвестно, удержался бы он в Киеве. Но старый князь был уже в летах преклонных, больше интересовался религиозными спорами, так что князь Януш только занял Басань, а на жалобу Ходыки ответил встречным иском. Хотя Аксак уже не имел собственного интереса в деле, но охотно помогал князю Янушу юридическими консультациями (интересно, почему это они с Ходыкой так враждовали?) По совету Аксака, противники Ходыки били по самому уязвимому его месту – сомнительному шляхетству (подделка шляхетских документов наказывалась конфискацией имущества) Как пишет Н.Білоус в книге “Київ наприкінці 15-го у першій половині 17 століття. Міська влада і самоврядування”:  «15 апреля 1609 года «киевскому скарбному» возным генералом был вручен иск к Коронному Трибуналу в Люблине по обвинению “о неслушноє уживанє титулу и прерокгатив шляхетских ку затлуменю вольностей народу шляхетского”.  Если бы оказалось, вопреки всему, что Ходыка не сам смастерил бумаги, то он уже давно утратил право на шляхетство, поскольку занимался ростовщичеством.  Ходыка же уверял, что давно оставил не только ростовщичество, но и торговлю вообще, передав все дела брату Федору.
Правда, это уже была финальная часть процесса. Что там говорить, лукавое зелье не пропадет, Ходыка опять вывернулся. В 1607 году он предложил князю Янушу мировую. Согласно Антоновичу: «Ходыка продал князю Янушу свои права на басанское и быковское имения, получил в задаток 3 000 золотых, а остальную сумму должен был получить при окончательном совершении крепостного акта; между тем, впредь до его совершения, князь Острожский возвратил ему имения для приведения в порядок движимого имущества».
Глупо поступил князь Януш, Ходыка и не думал имения возвращать. Затягивая дело, он дождался смерти отца князя Януша, могущественного Константина Острожского, в 1608 г., а там, воспользовавшись тем, что Януш был занят то разделом отцовского наследия, то делами политическими и государственными – он был сенатором и краковским каштеляном, -совсем отказался возвращать переяславские владения. Даже задатка не возвратил. Единственное, чем его сумел еще достать князь Острожский, - это очередное оспаривание ходыковского шляхетства. Опять цитирую Н.Білоус: “17 августа 1613 года возный генерал П.Бухаловский вручил иск к Коронному Трибуналу в Люблине по обвинению краковского каштеляна Януша Острозького:  
”писаный тот мандат по нєго самого от инстигатора єго мл. и Рєчи Посполитоє ... о то, иж он, будучи простоє конъдиции чловєкомъ, ку отсужєню єго того титулу шляхєтского и всказано на нємъ винъ в правє посполитомъ описаных, за то о томъ всєм ширєй тот мандат короля єго мл. в собє обмовляєт, за которым и рок завитый обомъ сторонам на сєймє валном въ Варшавє албо там, гдє на тот час напєрвей по датє того мандату отправовати будєт, перед єго кр.мл. становитисє зложил и назначыл».
И так наступил, наконец, эпилог басанского дела а, заодно, конец жизни Василия Ходыки. Всех своих многочисленных дочерей (от брака с Посей Митковичевной) он выдал замуж за людей благородного происхождения и наделил богатым приданым. Земельные владения достались сыну Федору, человеку нрава наглого и буйного.
В 1616 году глава семейства Ходык умер, но это еще далеко не конец приключений Ходык, Аксаков и некоторых иных семейств. Они еще впишут не одну страницу в историю, даже и ту «настоящую», что изучается в школе. Если не своей жизнью, то хоть смертью…
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #181 В: 03/24/09 в 10:13:45 »
Цитировать » Править

Ходыки – продолжение и эпилог
Во втором десятилетии 17-го века в Киеве произошла смена городской власти. Заслуженный и всеми уважаемый войт Яцько Балыка, установивший непревзойденный до сих пор рекорд – 18 лет на посту киевского градоначальника, вынужден был оставить должность, поскольку “с прєйзрєня Божєго олснул” – потерял зрение. Случилось это в июле 1612 года, а его преемником стал Федор Ходыка. Он, похоже, выдвинулся на первый план и среди родственников, поскольку Василий, измученный тяганиной за Басань и регулярными позднейшими исками, предпочитал не высовываться и заниматься семейными делами. А, возможно, также болел. Его сын, Федор Криницкий, отличался разве что типичными замашками плейбоя: тратил огромные суммы на лошадей и непрестанно скандалил то с приятелями, то в двоюродными братьями.
А вот Федор-брат Василия и его сыновья – Иосиф, Иван и Андрей, всеми способами старались загладить плохую славу рода. Чего же лучше, как показать свое усердие в религиозных делах. Вот только религиозный вопрос в Киеве начала 17-го века был весьма скользким. Угождая одной религии, легко было зацепить сторонников другой…
Не буду особо затягивать, дело, в общем, хорошо известное. В 1620 г. православные богословы во главе с Борецким перебрались из Львова в Киев. Еще раньше они нашли могущественных протекторов в лице козачества и гетьмана Сагайдачного.
Обе стороны религиозного конфликта были разъярены до крайности. Хотя православные всегда подчеркивали свое тяжелое положение и многочисленные обиды, гибли почему-то их противники: Кунцевич в Витебске, Грекович в Киеве.
Наконец, в 1624-25 годах произошла очередная эскалация конфликта. Согласно Грушевскому и Антоновичу, дело выглядело следующим образом. Киевское мещанство, точнее, его верхушка, были недовольны прокозацкой политикой Йова Борецкого и поддержали, в пику ему, униатского митрополита Рутского. К этому прибавилось дело с Воскресенской церковью в Киеве, настоятелем которой должен был стать Иван Юзефович, перешедший из православия в унию. Федор Ходыка, как войт и прихожанин церкви, согласился опечатать ее для передачи новому настоятелю Этого хватило, чтобы его самого во всеуслышание объявили тайным униатом. В похожем положении оказалась часть лояльного к власти киевского патрициата, например, Созон Балыка (сын прежнего войта, Яцька Балыки), но, похоже, именно Федору припомнили все давние грехи всего клана Ходык.  Будто бы вызванный письмом Йова Борецкого (будто бы, потому что позже он это письмо отрицал), в Киев вошел сильный козачий отряд.
Согласно базирующейся на источниках реконструкции Н.Билоус, дальше все происходило так: козаки задержали войта Федора Ходыку, бурмистра Созона Балыку и еще некоторых городских урядников, но после Крещения открыли запечатанную церковь и выпустили войта под ручательство. Столкновение имело шансы закончиться более-менее мирно, единственной жертвой был бы казненный в первые же дни под горячую руку Юзефович. Но, похоже, именно сейчас враги Ходык воспользовались ситуацией, чтобы погубить его любой ценой. Опять возникли слухи о его униатстве. Было ли это правдой? Неизвестно. Во всяком случае, православные иерархи, испугавшись бури, ими же вызванной, всячески это отрицали.  «Чтобы предотвратить расправу над городскими урядовцами, архимандрит Киево-Печерского монастыря Захария Копыстенский 6 марта 1625 г. в письме к запорожцам опровергал информацию о переходе задержанных в унию и требовал немедленного их освобождения. Кроме того, архимандрит сообщал, что Федор Ходыка в то время уже оставил должность войта (ему было около 70-и лет) и собирался принять монашество в Межигорском монастыре. Й.Борецкий, со своей стороны, 7 марта 1625 г. вместе с духовенством киевской митрополии обратился к козацким послам и ко всему Войску Запорожскому с просьбой не допустить пролития крови невинных православных братьев, утверждая, что не писал никаких писем с жалобами на войта и других членов магистрата и непричастен к обвинению их в намерении перейти в унию, а также напомнил, что войт, “яко благочестивий син східної церкви, великим коштом за допомогою панів бурмистрів якоби знову збудовал” каменную церковь Успения Богородицы Пирогощи.”
Эти письма помогли спасти большинство задержанных урядников, но для Ходыки было уже слишком поздно. Прихватив его, а также городского писаря Михаила Панчерка, козаки выступили на Запорожье,  а по пути, близ Триполья, Ходыку казнили.
Следующим войтом был Артем Конашкевич, после него – Созон Балыка, едва не погибший в 1625 году вместе с Ф.Ходыкой. Успели еще поурядовать сыновья Федора – Иосиф и Андрей. Андрей был последним киевским войтом эпохи Речи Посполитой: начиная с 1644 г.
Дальнейшие события общеизвестны. ураган Хмельниччины выбросил Ходык из Киева (Андрей еще на какое-то время объявился после занятия города Радзивиллом). Все их огромное богатство лопнуло, как мыльный пузырь. Быков и Басань, за которые велась такая длительная судебная война, «вошли, в качестве сотенных местечек, в состав Переяславского козачьего полка, а внуки Василия Ходыки-Крыницкого должны были искать убежища на Волыни и проживать там на весьма скудные средства” (Антонович).
Внуки Василия Ходыки еще какое-то время жили на Волыни, а потом всякие упоминания о Ходыках из документов исчезают. Как и о большинстве родов, урядовавших в Киеве от начала 16-го до середины 17-го века.
« Изменён в : 03/24/09 в 10:15:02 пользователем: antonina » Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #182 В: 03/25/09 в 14:39:47 »
Цитировать » Править

Аксаки – продолжение и эпилог
Из басанской авантюры Аксак и его потомки вышли очень богатыми людьми. А в 1625 г. наконец окончился и продолжительный судебный процесс за Мотовиловку: сыновья Яна Стефан и Михайло (Марко умер молодым), уплатили сыну Михаила Радзиминского Яну 50000 золотых отступного и принялись за хозяйствование. В 1627 году умер старый Аксак. оставив сыновьям солидное наследие: 4 местечка с замками и 15 деревень в Киевском и Волынском воеводствах.
Стефан сменил отца в должности земского судьи. В молодости этот Стефан, если верить семейным легендам, был настоящим сорвиголовой. Н.Яковенко в книге «Україна аристократична» рассказывает об одном эпизоде из его биографии, который я, правда, не знаю, к какому временному промежутку отнести. Там опять упоминается уже почти позабытый королевский секретарь Еловицкий, когда-то претендовавший на басанские имения. Но тогда действие должно бы происходить в 90-х годах 16-го века, между тем называется 1613 год, когда «тяганина за Басань» была уже в общем окончена. Может, Еловицкий попытал счастья вторично? Или же эти события как-то перепутались?
Но, цитируя Н.Яковенко: «Аксак попросту не впустил претендента в спорные имения, поручив практическое выполнение операции своему сыну Стефану. Как жаловался Еловицкий, Стефан, окружив его конной челядью среди села Литковцев, «как в безбожном саду деревьями», для начала примерно отругал «острейшими словами», а дальше велел убираться прочь. «А потом в тот же день, - рассказывает по свежим следам Еловицкий, - пан Стефан, возвращаясь из Остра пьяным, чинил в селе разные дебоши, разъезжая конно и стреляя. Он же заставил моего слугу Шимона называть меня неприличными словами, а себя велел называть не Аксаковичем, а Будиловичем».
Это экзотическое «Будилович» Стефан Аксак будто бы привез из Сечи, где оказался в годы бурной молодости. А при этом Стефан Аксак был – первым в своем роду – католиком, как о нем выражались: «Он защищает костел, хоть по отцу ортодокс». Тем не менее, семейные легенды утверждали, что к Стефану Аксаку уже в его степенные годы приезжали побратимы-запорожцы в случае спора, а он обычно исполнял миссию мирового посредника.  
Во всем остальном жизнь Стефана напоминает типичную жизнь перешедшего в католичество шляхтича. В Киеве он за свой счет выстроил костел. Женился дважды: первой его женой была София Ложчанка, племянница Гальшки Гулевычевны, второй – волынянка Катерина Чолганская; сыновья от первого брака – Ян и Габриель, а от второго, хотя Стефан вступил в него в 60-летнем возрасте, успели родиться трое сыновей и пять дочек.  Старшие сыновья ненавидели мачеху, опасаясь, что отец в завещании предпочтет детей от второго брака. Так что в 1648 году, когда Стефану было уже 80, Ян и Габриель, при поддержке дяди Михаила, наехали на Мотовиловку во главе вооруженного отряда, ограбили ее и уехали на Волынь, прихватив с собой старого отца. Неизвестно, что бы из этого получилось, не вмешайся форс-мажорные обстоятельства – Хмельниччина. Катерина Аксакова едва успела сбежать в Польшу, а старый Стефан каким-то образом освободился от сыновней опеки и разыскал жену. В марте 1650 г. он составил завещание, в котором совершенно лишил права на наследство старших детей. А несколько дней спустя скончался.
Тем временем Ян и Габриель сражались под началом Яремы Вишневецкого, в его регименте. особенно отличился Габриель, о котором упоминал придворный хроникер Вишневецкого Богуш Маскевич, а еще этот Габриель стал прообразом «молодого львенка пахоляты пана Аксака».
Между тем, в реестре Войска Запорожского в 1649 г. тоже значилось двое Аксаков. Чем это было: случайным совпадением или же сыновья Яна Аксака имели возможность сражаться против своих дальних родственников? Наталия Яковенко допускает, что те запорожские Аксаки могли быть потомками сыновей Григория Аксака, у которых когда-то отобрал отцовское наследие их дядя Мартын Аксак, отец Яна.
Аксакам удалось сохранить за собой часть Мотовиловки, куда они возвратились и где их потомки жили, разводя лошадей и прочий скот, вплоть до середины 18-го века. В 1749 г. умер последний представитель рода.
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #183 В: 04/29/09 в 11:10:45 »
Цитировать » Править

Честное слово, не думала уже к истории князей Острожских возвращаться, да вот неожиданно всплыли, при том и в связи с русской историей тоже. Имеется в виду т.н. Острожское дело. Обстоятельства таковы: в 1609 г. князь Януш Острожский, не имея сына и не желая, чтобы его наследство досталось сыновьям или иным потомкам его брата Александра (к тому времени уже покойного), установил по отношению к своим имениям ординацию, подкрепленную решением сейма. Позже он внес уточнения в ее условия. Смысл был (вроде бы) такой: главными наследниками делаются потомки его дочери Евфрузины от брака с князем Заславским, а в случае угасания этой линии - имения переходят к Мальтийскому ордену. (некоторые детали путаные, вроде бы там и Радзивилы предполагались в качестве наследников). Получилось так, что Януш пережил своих племянников и оказался последним Острожским по мужской линии, в конце 17-го века Заславские тоже угасают, за острожское наследство идет длительный судебный процесс, настолько длительный, что конец его уже достается российским императорам: Волынь успела перейти в РИ. Может, знатоки имущественного права и соответствующего наследования подскажут, как там было дело, а то, похоже, все пишут, кто во что горазд. Также весьма интересно, отчего это князь Острожский воспылал такой любовью к мальтийским рыцарям. Заранее благодарю всех, кто согласится помочь.
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #184 В: 04/30/09 в 23:21:38 »
Цитировать » Править

В 1609 году польский магнат Януш Острожский учредил в пользу Ордена госпитальеров иерусалимских, Родоса и Мальты огромный родовой майорат под именем "Острожская ординация" на Волыни и Ровно с доходом в 300 000 золотых в пользу своей дочери Евфросинии, бывшей замужем за Александром Заславским, с тем, чтобы, в случае прекращения рода,майорат образовал командорство Мальтийского ордена. Ординация входит в Баварскую приорию ордена. После уничтожения Баварского ланга в первой половине XVIII века Острожская ординация по женской линии перешла в управление Сангушкам. Януш Сангушко, не обращая внимания на закон о майорате, раздаривал земли направо и налево.
 
В 1772 году, опасаясь выступления Пруссии и Австрии на стороне Турции в русско-турецкой войне, Екатерина Великая вынуждена пойти на первый раздел Польши. В итоге к России отходят восточные районы Белоруссии -- Полоцк, Витебск, Могилев, к Пруссии -- балтийское побережье, к Австрии -- Западная Украина и Галиция. Речь Посполитая перестала существовать. Королем Польши сейм под давлением Екатерины избирает Станислава Августа Понятовского, вторую после Сергея Салтыкова большую любовь великой тогда еще княгини Екатерины. Острожская ординация, формально оставаясь в составе Польши, попадает в прямую сферу влияния русской короны.
 
Орден, озабоченный судьбой Острога, посылает в Санкт-Петербург кавалера Саграмосо. Заручившись поддержкой Екатерины, Саграмосо в 1773 году прибывает в Варшаву, где вынуждает короля учредить комиссию для разбора претензий ордена на Острог. Комиссия, в свою очередь, выносит вердикт: князю Адаму Понинскому, маршалу Конфедерации и совладельцу Сангушки по Острогу, образовать командорство из своей доли в пользу Ордена госпитальеров. Понинский соглашается, и Саграмосо возлагает на него крест Рыцаря По Милости. Однако двустороннее соглашение должно быть санкционировано ассамблеей трех стран -- Пруссии, Польши, России. 18 января 1774 года Саграмосо открывает конференцию вступительной речью: "Если мои скромные и миролюбивые предложения будут отвергнуты конференцией, их придется передать на рассмотрение другим силам".
 
Эти "другие силы" есть силы русских армий.
 
16 июля 1776 года подписано трехстороннее соглашение об образовании Великой Польской приории на базе острожских земель из 6 командорств. Саграмосо получил от ордена пожизненную пенсию в 10 000 туринских лир ежегодно.
 
Однако польские смуты так и не позволили ордену наладить сбор средств с Острожской ординации,т.к. после последнего раздела Волынь отошла к РИ и Екатерина упразднила на ней действие Ордена.

 
Выжимка из книги О.Борушко "Мальтийский Крест" на Либрусеке.
« Изменён в : 04/30/09 в 23:23:31 пользователем: olegin » Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #185 В: 05/02/09 в 15:36:59 »
Цитировать » Править

Спасибо. Кое-какие сведения об Острожской ординации я уже нашла в польских источниках. А застряла, собственно, на таком моменте: Радзивиллы в случае угасания Заславских рассматривались как наследники? Или только та ветвь. которая породнилась с Острожскими (сестра Януша и Александра вышла за Радзивилла - "Перуна")?
А с острожским делом пытался разобраться еще император Павел.
(вот бы теперешние жители ординации провозгласили немедленное и добровольное присоединение к Мальте  Smiley. Или потребовали двойное гражданство.
« Изменён в : 05/02/09 в 15:37:18 пользователем: antonina » Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #186 В: 05/02/09 в 19:44:11 »
Цитировать » Править

on 05/02/09 в 15:36:59, antonina wrote:
Спасибо.

Всегда пожалуйста. Smiley
 
Quote:
Кое-какие сведения об Острожской ординации я уже нашла в польских источниках. А застряла, собственно, на таком моменте: Радзивиллы в случае угасания Заславских рассматривались как наследники?

Нет,Антонина.Т.к. он от жены-венгерки Сюзанны Середи имел 2-х дочерей:1-я что за кн.Янушем Радзивиллом прямых наследников не имела,поэтому Острожскую Ординацию наследовала 2-я дочь что была за кн.Александром Заславским через сына Владислава-Доминика Заславского (Помните "перину" под Пилявцами?).Его дочь-Теофилла Людвика-вначале была за Вишневецким (бездетный брак),а затем в 1863 г.вышла замуж за князя Иосифа Карла Любомирского (1661—1702) ,маршала великого коронного. Будучи наследницей князей Острожских-Заславских, она принесла во владение Иосифа Карла громадную острожскую ординацию. После смерти Иосифа-Карла, по причине бездетности его старшей дочери (в браке с пфальцграфом Карлом III Филиппом из нойбургской ветви Виттельсбахов), острожская ординация перешла к потомкам его младшей дочери Марианны — князьям Сангушкам-Любартовичам.
 
Quote:
Или только та ветвь. которая породнилась с Острожскими (сестра Януша и Александра вышла за Радзивилла - "Перуна")?

За "Перуном" замужем были сразу же 2 сестры Острожского,но не одновременно,конечно,а по очереди. Smiley
 
Зарегистрирован
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #187 В: 05/05/09 в 09:58:20 »
Цитировать » Править

Сангушки, но, кажется, Любомирские?
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
antonina
Beholder
Живет здесь
*****


Я люблю этот Форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 2204
Re: Семейные хроники 16-го века
« Ответить #188 В: 05/28/09 в 18:02:00 »
Цитировать » Править

Отыскался след Тарасов, т.е. дальнейшие приключения Половцев-Рожновских, в новое время уже только Половцев. Это  еще похлеще, чем начало и басанская авантюра. Вплоть до родства с императорским домом. http://tin-tina.livejournal.com/53062.html?thread=310598#t310598
Один из Половцев
Quote:
Был женат на Надежде Михайловне Юневой (1843 - 1908), приемной дочери и единственной наследнице придворного банкира барона А.Л. Штиглица (оставившего состояние в 38 млн. руб.) (від себе додамо, що насправді Юнева була незаконнонародженою дочкою рос. імператора або одного з Великих князів: "ЮНЕВА НАДЕЖДА МИХАЙЛОВНА 1843-1908. Приемная дочь барона АЛЕКСАНДРА ШТИГЛИЦА 1814-1884. По семейному преданию она была внебрачной дочерью великого князя МИХАИЛА ПАВЛОВИЧА и была подброшена барону в июне 1843, отсюда и фамилия. Муж ПОЛОВЦОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ 1832-1909. После смерти барона она и ее семья получили большую часть его состояния. В состав семьи входили сыновья А.А. и А.П. ПОЛОВЦОВЫ и дочери А.А.ОБОЛЕНСКАЯ и Н.А.БОБРИНСКАЯ"

Если к этому прибавить, что дочь полковника Семена Половца была замужем (вторым браком) за Иваном Мазепой, то получается гремучий коктейль!
 
Зарегистрирован

Нехай і на цей раз
Вони в нас не вполюють нікого
Страниц: 1 ... 11 12 13  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.