Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
06/04/20 в 17:09:29

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Ромуальдо и Пелагея - Львовские Ромео и Джульетта »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Ромуальдо и Пелагея - Львовские Ромео и Джульетта
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Ромуальдо и Пелагея - Львовские Ромео и Джульетта  (Прочитано 972 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Ромуальдо и Пелагея - Львовские Ромео и Джульетта
« В: 10/09/07 в 11:16:50 »
Цитировать » Править

Ромуальдо и Палагна  
 
 
Как это ни парадоксально, но любопытное открытие вовсе не принадлежит современным исследователям. Об этом писал еще в 17 веке знаменитый польский историк Бартоломей (Юзеф) Зиморович, а потом в 1843 году Денис Зубрицкий в своей "Хронике города Львова". Недаром говорят: все новое -- хорошо забытое старое...  
 
Эта романтическая история произошла в конце 16 века в Краковском пригороде средневекового Львова. Район занимал довольно большую территорию, туда входила даже часть центра города. Здесь находилось множество православных церквей и монастырей, да и население в подавляющем большинстве было украинским. В те времена город жестко разграничивался по национальным и религиозным признакам. Но в Краковском пригороде к подобным вещам относились намного терпимее и по-своему демократично. Возможно, потому, что издавна тут обосновались, помимо украинцев, поселения армян, молдаван, итальянцев, евреев и татар. Это был не элитный, но и не нищий район. Тут обитали и трудились достаточно обеспеченные ремесленники, мастера, купцы, коими всегда славился Львов. В этом живописном многоязыком таборе жили и две купеческие семьи - итальянская, выходцы с острова Крит, и украинская. В итальянской подрастал мальчик, в украинской - девочка. К сожалению, история не донесла до нас точного имени подростка. Одни историки называли его Ромуальдо, другие - Романом. Но известна подлинная фамилия - Микеллини. А вот девочку из украинской купеческой семьи звали Палагна (Пелагея), однако фамилия ее не известна. По преданиям, детишки росли здоровыми и веселыми и, достигнув осмысленного возраста, в полном согласии с классическим сюжетом, полюбили друг друга. Тут-то и разгорелись настоящие страсти, но уже между их родителями. Дело в том, что юноша был католиком, а девушка - православной. И если Краковский район благосклонно относился к бракам между людьми различных религиозных конфессий, то Львов-центральный был крайне суров к подобным вольностям. Так, в 1518 году на главной площади города при большом скоплении народа заживо сожгли православного армянина Ивашко (Ованеса) и польку-католичку Софию, чья вина была только в том, что они полюбили друг друга. Между некогда дружными семьями вспыхнула вражда. Католики-итальянцы щедро сыпали проклятиями в адрес своих православных соседей, а те, в свою очередь, тоже не выбирали выражений. "Междусоседская" война разгоралась день ото дня. Естественно, в такой ситуации молодым нечего было и мечтать о свадьбе. Свидания влюбленных прекратились. В конце 1593 года родители Ромуальдо, пытаясь избавить сына от сердечной тоски, направили его с купеческим караваном в Венецию, с которой Львов имел давние деловые и политические отношения. Юноша к тому времени тоже стал купцом и торговал вином. Если вспомнить, что средневековый "транспорт" представлял собой медленно едущие торговые повозки, и учесть разбитые дороги, набеги грабителей и воров, то можно понять, почему путешествие юноши растянулось на многие месяцы. Между тем весной-летом 1594 года Львов охватила чума. Город, окруженный с трех сторон лесами и непролазной грязью, довольно часто "посещали" тиф, лихорадка, оспа, холера, малярия. Но для густо заселенного и тесно застроенного Львова именно чума всегда была карой господней. Страшная болезнь "выкашивала" до четверти, а порой и более, населения. Возвратившийся с Италии Ромуальдо был потрясен известием, что обожаемая им Палагна заболела. Согласно крайне суровым предписаниям того времени заразившихся чумой перевозили подальше от города и оставляли в саду (недалеко от нынешнего Краковского базара) под присмотром монахов. Тут и нашел свою возлюбленную юноша. Несмотря на мольбы семьи, понимая, что находится в смертельной опасности, Ромуальдо остался с Палагной. Пытался внушить девушке веру в выздоровление, вылечить существующими в то время лекарствами, а когда его усилия оказались тщетными, решил облегчить последние дни ее жизни. Девушка умерла... Но, ухаживая за больной, Ромуальдо и сам заразился. Предчувствуя неминуемую кончину, юноша успел заказать два одинаковых надгробия для себя и любимой. Они были украшены изображением обвитых лавровыми ветвями двух сердец и надписью: "Тех, кого любовь на веки соединила, бессильна разъединить даже смерть". Страшная беда - смерть горячо любимых детей - не только ошеломила, но и помирила оба семейства. Правда, слишком поздно. Единственное, что еще можно было сделать, так это, выполняя последнюю волю влюбленных, похоронить их вместе. Ромуальдо и Палагну похоронили на границе двух старых львовских кладбищ - католического, рядом с костелом святого Станислава, и православного, при церкви Богоявления. К сожалению, в XVIII-XIX веках австрийцы разобрали церкви, не осталось следа и от могил. Известно лишь, что место захоронения находилось между нынешней улицей Шолома-Алейхема и домом N 33 улицы Городокской.  
 
Зарегистрирован
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.