Сайт Архив WWW-Dosk
Удел МогултаяДобро пожаловать, Гость. Пожалуйста, выберите:
Вход || Регистрация.
08/11/20 в 16:44:24

Главная » Новое » Помощь » Поиск » Участники » Вход
Удел Могултая « Бенедикт Дыбовский из Львова-исследователь Байкала »


   Удел Могултая
   Сконапель истуар - что называется, история
   Околоистория Центральной и Восточной Европы
   Бенедикт Дыбовский из Львова-исследователь Байкала
« Предыдущая тема | Следующая тема »
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать
   Автор  Тема: Бенедикт Дыбовский из Львова-исследователь Байкала  (Прочитано 2570 раз)
Guest is IGNORING messages from: .
olegin
Живет здесь
*****


Я люблю этот форум!

   
Просмотреть Профиль »

Сообщений: 3520
Бенедикт Дыбовский из Львова-исследователь Байкала
« В: 11/11/07 в 16:45:00 »
Цитировать » Править

ССЫЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СИБИРИ
 
Ученый Бенедикт Дыбовский родился в 1833 году в семье небогатого польского дворянина. Первые годы обучения были домашними, потом Бенедикт учился в гимназии. Там он много читал о таинственной Азии и решил, что будет исследователем необъятной Сибири. Он окончил с отличием гимназию и поступил в Тартуский университет. В университете написал свою первую научную работу и получил золотую медаль. Через два года Бенедикт Дыбовский уже учится в Берлинском университете, где преподавание естественных наук велось на очень высоком уровне, студенты имели возможность практиковаться в анатомическом зале. В 1860 году Дыбовский успешно защищает дипломную работу и получает ученую степень и диплом доктора медицины и хирургии. Но этот диплом не имел силы на территории Российской империи, и Бенедикт оканчивает Дерптский университет. Его приглашают в Варшавскую высшую школу читать лекции...
 
В России уже было неспокойно. Бенедикт Дыбовский, на которого большое впечатление произвели произведения Герцена, Белинского, стал комиссаром подпольного комитета, готовящего народное восстание в Литве и Белоруссии. Но 1863 год счастья и свободы не принес. По всей Польше восстание было подавлено. Бенедикт Дыбовский вместе с соратниками оказался в Варшавской цитадели. Многих его друзей казнили, и молодой революционер ждал, когда и его поведут на казнь.
 
Вдруг объявили: смертная казнь заменена на двенадцать лет каторги по ходатайству известных немецких профессоров и русских ученых. Начался путь в Сибирь. Каторжников везли без передышки на длинных дрогах. Люди в пути болели, и Бенедикт Иванович лечил их, давал лекарства из своей аптечки.
 
Наконец прибыли в Иркутск. В камерах мрак - несколько сальных свечей. По стенам течет вода, на полу грязь. В тюрьме у Дыбовского появился друг Вышинский, который рассказал, что в Иркутске есть Сибирский отдел Географического общества. И вот в один из дней Дыбовский в сопровождении конвойного идет к зданию отдела Географического общества и встречает своего давнего знакомого по университету Ричарда Маака. Конечно, встреча была не очень радостной. Один самодовольный и сытый, другой - пришедший в Сибирь по этапу. Но Бенедикт Иванович ушел загруженный новейшими трудами исследователей Сибири. В камере при свете свечей нетерпеливо листал эти труды. Много позже он вспоминал: "Получив научные работы в Сиботделе РГО, начал изучать их. Шум, плохое питание, слабое освещение мешали чтению, но нужно было привыкать... Пришел я к убеждению, что петербургские натуралисты, изучавшие животный мир в Сибири, ошибаются, считая, что птицы Восточной Сибири идентичны с птицами Западной Сибири. Я поставил перед собой задачу доказать ошибочность этой точки зрения".
 
Дыбовский с товарищами, среди которых были Виктор Годлевский, художник Вронский, геолог Александр Чекановский, Владислав Ксенжопольский и Михаил Янковский, строили на каторге баржи в деревне Сиваково. Когда отправляли каторжников на заготовку дров, Бенедикт Иванович изучал по мере возможностей животных, которых довелось видеть, и особенно птиц. Птиц он ловил силками, а рыб в Ингоде самодельными крючками.
 
Однажды пришло известие: по всемилостивейшему манифесту срок каторжных работ сокращен им наполовину. Потом, через некоторое время, еще новость: срок работ сокращен на четверть...
 
Один большой читинский чиновник заинтересовался исследованиями местной природы Дыбовского и помог ему с Годлевским выхлопотать перевод в Дарасун. Там Дыбовский лечил местных жителей, занимался изучением флоры и фауны. Многие жители, зная, что их врач изучает природу, приносили в благодарность за лечение убитых птиц, животных, а Бенедикт Иванович из них делал чучела и посылал в Варшавскую высшую школу Владиславу Тачановскому для научной обработки. Тачановский был замечательным знатоком птиц. Своей страстью он заражал молодых натуралистов, его поклонников. Был среди них и Пржевальский, которого он подготовил к его первому путешествию по Уссурийскому краю...
 
Когда окончился срок каторжных работ, Дыбовский подал докладную генерал-губернатору Восточной Сибири о желании жить на поселении в Благовещенске, чтобы заняться исследованием амурских рыб. Генерал- губернатор наложил резолюцию: "Пусть обратит свою деятельность на озеро Байкал. Перевести его в Иркутскую губернию".
На Байкал Дыбовский и Виктор Годлевский прибыли осенью. Долго не могли дождаться, чтобы им разрешили жить в Култуке. Сибирский отдел Географического общества помощи им не оказал, но заместитель председателя отдела этого общества полковник Усольцев заинтересовался исследованиями ученых и помог им с устройством.
 
Когда Байкал замерз, началась работа. "В первый год мы израсходовали 100000м шпагата, 2000 м тонкой веревки,.." вспоминал годы спустя Бенедикт Иванович. Долбить проруби - каторжное дело. Тут выручал Виктор Годлевский с его большой физической силой.
Чаше всего попадали бокоплавы (рачки), но были и другие беспозвоночные животные, особенно моллюски.
 
Дыбовскому удалось открыть сто с лишним новых видов байкальских бокоплавов. Написал о них капитальный научный труд "Гаммариды озера Байкал".
 
На следующий год осенью Байкал открыл одну из самых больших тайн - рыбу голомянку. До того никто их не ловил живыми. Бенедикт Иванович в первой же нашел не икру, а личинок. Рыба была живородящая. В дневнике он записал: "Голомянка - гордость Байкала и моя".
Когда Усольцев составлял отчет о работе Географического общества, он написал об исследованиях Дыбовского и Годлевского: "Мы видим громадное приращение 149 видов птиц для Байкала и 117 для Иркутской губернии".
 
Но особенно порадовался Усольцев тому, чего достиг Дыбовский в изучении байкальских рыб. Сибирь наконец-то получила крупнейшего специалиста по рыбам, открывшего уже на первом году пребывания, на Байкале только в районе Култука восемнадцать их видов, притом шесть новых.
 
Бенедикт Иванович интересовался и байкальской нерпой. Похожие животные водились в северных морях и на Каспийском море. Однажды до него дошел слух: нерпа встречалась на озере Орон в районе долины Витима. Но выбраться туда он не смог, хотя желание имел большое. Дыбовскому представилась возможность побывать и даже жить три года на Дальнем Востоке. В 1870 году ученого наградили золотой медалью императорского Русского географического общества.
 
Бенедикт Иванович был и на Камчатке. Лечил местных жителей от туберкулеза, сифилиса, трахомы, боролся с эпидемией оспы и тифа...
 
Он помог разводить на о. Беринга северных оленей, а на Камчатке - кроликов, коз и лошадей. Не раз Дыбовский посещал Командорские острова и упорно искал вымирающее гигантское животное - морскую корову, но все безуспешно.
Однажды на берегу Берингова пролива Дыбовский встретил выброшенную прибоем байкальскую губку. Он был очень рад своей находке, но это была единственная весточка с Байкала. И все же мысль о том, что фауна северных морей могла проникнуть в Байкал, не покидала его до конца жизни.
 
После ссылки он переехал во Львов, стал работать в университете, читал лекции, писал научно-популярные труды о Копернике, Канте, Лапласе. Потом принялся за биографические очерки о Чернышевском, Чекановском, Сераковском.
 
К семидесятилетию получил удивительный подарок с Командорских островов - скелет морской коровы.
 
С большой радостью он узнал об открытии в 1918 году в Иркутске университета. Тяжело больной он писал ученым в Иркутск: "Сердечно благодарю Вас за память обо мне и радуюсь глубоко, что вы счастливо предприняли увеличить славу фауны Байкала".
 
Весной 1928 года Дыбовский получил письмо от Академии наук СССР. В нем запрашивали полный список его научных работ, извещали, что он избирается членом-корреспондентом академии.
 
Науке он посвятил всю свою жизнь. Потомкам оставил почти четыреста научных работ. Он был пионером акклиматизации сибирских растений в Европе и наоборот. Именно Дыбовский впервые доказал, что у фауны Байкала есть черты родства с пресноводной азиатской фауной и с фауной северных морей, а также с фауной Калифорнии.
 
На его памятнике в Львове начертаны слова: "Бенедикт Дыбовский - ссыльный и исследователь Сибири, человек великого сердца и непокорного духа". Так он прожил все свои девяносто семь лет.
 
А. ВИНОДРАДОВ
"ПОЛЯКИ В БУРЯТИИ", том II,
Портрет ученого:http://kcbs.comsat.ru//images/gallery/doblevsky.jpg
Это интересно:
 
Байкал хранит тысячи царских рублей серебром
 
Вот уже более века многие жители поселка Култук Слюдянского района с болью в  
сердце вспоминают о происшествии на Байкале зимой 1869 года, которое  
взбудоражило всю Иркутскую губернию.
 
Трагедия произошла в канун Нового года (по современному календарю с 13 на 14  
января). Почтовая повозка, доверху груженая серебром, проезжая по еле замерзшему  
озеру, с треском провалилась под лед. Повозку из воды со временем достали, но  
уже без серебряных монет. По слухам, сокровища остались на дне Байкала, и до сих  
пор их никто не обнаружил.
 
Подробно об этом давнем ЧП нам рассказал култукский краевед-геолог Сергей  
Снопков:
 
- В конце позапрошлого века в нашем поселке жил известный польский биолог и  
писатель Бенедикт Иванович Дыбовский. Он описывал Байкал и заодно занимался  
историей Култука. Дыбовский заинтересовался случаем с затонувшим серебром. В  
своих дневниках Бенедикт Иванович писал: "...страшная трагедия буквально  
разорила култучан. Оставила всех без копейки, так как за потерянные деньги людям  
пришлось заплатить огромный штраф".
 
- Случилась трагедия вот как, - продолжает свой рассказ Сергей Викторович. - Все  
население Култука уже начало праздновать Новый год, и среди жителей, казалось,  
не осталось ни одного трезвого человека. Неожиданно из Иркутска прибыла тяжелая  
почтовая повозка с огромной суммой денег, которые направлялись купцам Улан-Удэ.  
Дорога зимой проходила через Байкал, прямо по льду. Все култучане, по  
воспоминаниям Бенедикта Дыбовского, знали: денег почтой перевозилось очень много.  
Каждую тысячу серебряных рублей помещали в крепкий кожаный мешок цилиндрической  
формы. Таких мешков в повозке насчитывалось более десятка.
 
Чиновники, прибывшие из Иркутска в Култук, не захотели задерживаться в поселке и  
велели сразу же перезапрячь лошадей, чтобы отправиться дальше в путь по Байкалу.  
Не учли тогда почтовики, что лед на озере был еще слишком тонок.
 
Ямщиков на столь ценный груз посадили тоже пьяных. Когда выехали на лед, сани с  
тяжелой поклажей серебра неловко занесло, лед проломился, и повозка шумно ушла  
под воду.
 
Только через четыре месяца упорных поисков злосчастную повозку удалось  
обнаружить. Ее с трудом подняли со дна и вытащили на берег. Денег в ней не  
оказалось.
 
- Скорее всего, тысячи серебряных рублей так и лежат на дне Байкала, - поведал  
нам Сергей Снопков. - Я даже могу предположить, где сейчас находятся деньги. По  
описаниям Дыбовского, повозка с серебром затонула в 100-200 метрах от провала у  
Шаманского мыса, что под Култуком. Глубина в тех местах довольно большая,  
несколько десятков метров. Вода в Байкале всегда очень холодная, поэтому не так  
просто искать пропажу на байкальском дне. Провал, где лежат сокровища, скорее  
всего, каменистый, значит, есть основания думать, что серебро не занесено илом.  
Поэтому найти царские монеты в настоящее время все же вполне реально, - считает  
Сергей Викторович. - Только искать нужно будет при помощи дорогого современного  
оборудования. Вопрос весь в том, окупятся ли затраты, если поиски спрятанных  
сокровищ будут успешными!?
 
Судьба царских монет, как нам удалось узнать, не давала покоя многим. Люди  
неоднократно пытались найти и достать со дна деньги. Но пока все попытки  
оказывались безрезультатными. Слишком коварное место - провал у Шаманского мыса.
 
Тимур БАЛАШОВ.
Зарегистрирован
Страниц: 1  Ответить » Уведомлять » Послать тему » Печатать

« Предыдущая тема | Следующая тема »

Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.