Удел Могултая (https://www.wirade.ru/cgi-bin/wirade/YaBB.pl)
Сконапель истуар - что называется, история >> Околоистория Центральной и Восточной Европы >> Сумрак истории
(Message started by: antonina на 08/22/08 в 15:03:32)

Заголовок: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 08/22/08 в 15:03:32
Агриппина и другие последние Романовичи

А, при случае, знаете ли вы,
как чехи этот Луцк назвали?
А.Сапковский


Об этой женщине мы не знаем почти ничего. Доподлинно известно, что она была одной из последних представителей династии Романовичей. Самое вероятное ее имя – Агриппина (или Агрофина). Исследователи не пришли к единому мнению, кто именно был ее отцом – кто-то из князей-братьев Андрей Юрьевич или Лев Юрьевич либо же их племянник Юрий-Болеслав Тройденович. Ничего необычного или хотя бы памятного она не совершила и мы могли бы совершенно ею не интересоваться.
Если бы не одно обстоятельство, одно-единственное, но чрезвычайное. Это обстоятельство определило судьбу нескольких народов на много поколений вперед, возможно, вплоть до нынешнего дня. Если бы Агриппина сыграла отведенную ей роль, весь наш мир мог бы выглядеть совершенно не так, как мы его знаем.
Она могла сыграть такую судьбоносную роль.
Но не сыграла.
Мы переносимся в бурные, мутные, малопонятные нам времена упадка Галицко-Волынской Руси. Что с ней происходит? Еще совсем недавно она была серьезным и значимым игроком на кону европейского исторического театра, ее правители вели активную внешнюю политику, были связаны многочисленными союзами, в том числе и семейными, с многими королевскими домами. Правда, она выдержала страшный татарский удар, но ведь не она одна? Правда, увядал княжеский Галич, так и не оправившийся после татарского нашествия, но стремительно возрастали роль, значение и богатство новой столицы – Львова, а также Луцка, Перемышля, Холма. И вот, друг за другом, гибнут братья-князи – сначала Андрей Юрьевич в битве с татарами, потом Лев Юрьевич, сражаясь против литовцев (это где-то 132-1321 г.г.). Братья не оставляют мужского потомства.
Но это еще не конец, а только начало последнего действия. Историки-классики позапрошлого века не особо интересовались этим упадочническим периодом и, не вдаваясь в подробности, заявляли: соседняя Польша отхватила себе Галичину, соседняя Литва, как раз претендующая на роль гегемона в регионе – Волынь. Только немногие пытались привнести какой-то свет в исторические сумраки. И вот что у них получилось (я все это вычитала в книгах П.Троневича, а он, в свою очередь, ссылался на М.Грушевского – как же без него? -  а также Ржежабека, Мыцька, Шараневича и прочих).
В 1325 году, после смерти Андрея и Льва Юрьевичей и трехлетнего боярского правления, галицко-волынский стол достается сыну их сестры Марии и мазовецкого князя, Болеславу Тройденовичу, который переходит в православие, приняв имя Юрия ІІ. Пытаясь упрочить свое положение, он заключает династический брак с дочерью могущественного литовского князя Гедимина, княжной Офкой (Офка – популярное имя эпохи, так могли уменьшительно называть и Софию, но наша Офка – Евфимия). Несколько лет спустя Юрий инициирует еще один брак. На сей раз – брата Офки, сына князя Гедимина от его последней жены, русинки Евны-Леониды, Любарта Гедиминовича, и своей близкой родственницы, нашей героини – Агриппины. Поскольку Юрий был явно заинтересован в заключении этого союза, возник соблазн предполагать, что Агриппина могла быть его дочерью, возможно, от предыдущего брака (с Офкой у них детей вроде бы не было). Но современные исследователи так не считают, исходя из довольно молодого возраста Юрия-Болеслава. Куда более вероятным нашли то, что Агриппина была двоюродной сестрой Юрия, дочерью то ли Андрея, то ли Льва Юрьевича. Кандидатуру Льва отклонили, поскольку оказалось, что брак Агриппины и Любарта планировал еще ее отец и где-то между 1316 и 1320 г.г. был заключен соответствующие договор и произведено обручение (сам брак отложили из-за малолетства невесты), а князь Лев именно против литовцев и воевал, как-то странно выглядело бы, если бы он при этом планировал брачный союз с литовцами. Так что остается Андрей Юрьевич. (Существует еще одно странное обстоятельство. «У нас есть основания считать, что дочь Льва – княжна белзкая, была в 1325 году выдана за лицо некняжеского происхождения». Что бы это значило? Почему для представительницы династии, породнившейся с многими королевскими домами, не нашлось мужа, равно ей по происхождению? Сама ли она решилась отстраниться от княжеских усобиц или же таким способом исключалась вероятная конкуренция с ее стороны? И кому она мешала – боярам, кому-то из родственников?)
Итак, в 1331 году состоялся брак княжны Агриппины и Любарта Гедиминовича. Уместно уточнить правовое положение Любарта. Несмотря на высокое происхождение, надела-отчины в Литве у него вообще не было, “...а Любарта принял влодимерский князь к дотце во Владимерь и в Луческ и во всю землю Волынскую”. Юрий ІІ подтверждает эти владение шурина, но у Любарта были по отношению к Волыни, в частности, к Луцкому княжеству, лишь права «кормления». Законными наследниками были бы только его дети от брака с Агриппиной.
Суждения о княжении Юрия ІІ довольно противоречивы. Весьма распространен был взгляд на последнего галицкого князя как на марионетку в руках соседей и коварных советчиков, скрытого католика, по отношению к подданным – грабителя и насильника, в придачу ко всему окружавшему себя исключительно иностранцами. Но, поскольку историческая мода меняется, попробовали и на злосчастного Тройденовича взглянуть иначе. Не выдвигали ли все эти обвинения те, что надеялись править сами, рассчитывая на слабохарактерность князя, а также реакционеры, не одобряющие его реформы?  А Юрий ІІ – это уже признали даже не симпатизирующие ему историки – имел задатки реформатора и пытался приблизить свое государство к общеевропейским нормам. Окружал он себя не старой знатью, а людьми новыми, часто пришлыми (например, луцким воеводой был некий Отек, судя по имени, то ли немец, то ли чех, и это при том, что луцким князем был все-таки Любарт. Но преувеличивать роль иностранцев тоже не стоит – значительную роль во время правления Юрия ІІ играли его приближенные-галичане: Федор – епископ галицкий, Дмитрий Детько – придворный гофмейстер и ближайший советник князя, Хотко – земский судья, Григорий Косачович – воевода перемышельский, Михаил Олизарович – воевода белзкий, Борис Кракула – воевода львовский. Дмитрий Детько, в частности, известен тем, что разбил войска польского короля Казимира, лет на 10 укоротив его аппетиты в отношении Галичины),  наделял города значительной свободой и правами самоуправления – Сянок получил магдебургское право еще в 1339 году, укреплял центральную власть, укрощая боярскую оппозицию (но чем это было по сравнению с действиями основателя династии, князя Романа, руководствовавшегося известным принципом – не удушив пчел, нельзя есть мед), добивался утверждения независимой галицкой митрополии (выдвигается осторожное предположение, что с подчинением Риму, но, даже если и так, то ничего небывалого в этом не найдешь, похожие тенденции наблюдались и у князя Данила). Одно бесспорно: князь, как никто, умел наживать врагов, в перечень которых можно смело включить и соседа Казимира (Юрий в союзе с татарами разгромил в 1337 году Люблин), и старое боярство, и волынских аристократов, отодвинутых от власти галичанами.
Обижался на Юрия и его двойной свояк, Любарт, должно быть, из-за того что власть луцкого воеводы, ставленника Юрия-Болеслава, укреплялась в ущерб его собственной. Ослепленный этой обидой, Любарт сделал неосторожный шаг. Но поняли это историки далеко не сразу. Очень долго они пытались разобраться, кем же был неизвестный науке “dominus Lochka dux Ruthenorum”, которого, как утверждает венгерская хроника, с большими почестями принимал король Карл Роберт. Бедного князя называли то Лохком, то Лотком, хотя ни эти имена, ни хотя бы похожие больше нигде не встречались. И вот появилась новая гипотеза (П.Троневича и Б.Сайчука) – не имеется ли в виду князь Луцка по цепочке Lochka – Лоуцка - Луцка? То есть наш хороший знакомый Любарт? Это все бы расставило на свои места.
Похоже, что ситуация была такой. Всевозможные оппозиционеры, особенно же лишенные реальной власти волыняне, пытались противопоставить Юрию своего кандидата, Любарта, правовые претензии которого укрепились благодаря браку с княжной Агриппиной, вероятной наследницей Галицко-волынского государства. В свою очередь, Любарт, пытаясь приблизить свое время, принес вассальную клятву венгерскому королю Позже это дало Венгрии основания претендовать на Галичину, что подтверждается номинацией галицкого воеводы Детька вассалом венгерского королевства.
Но все это произошло позже, уже после преждевременной смерти Юрия-Болеслава в 1340 году. Считается, что кто-то из его многочисленных недоброжелателей воспользовался испытанным средством всех времен и народов – ядом.
Ближайшим наследником покойного князя был Любарт, которому довольно быстро удалось собрать вокруг себя государственных мужей, что по праву выбора посадили его на владимирский стол. Некоторое время перспективы выглядели довольного обнадеживающе: новый великий князь добился благосклонности Литвы (но, заметим, именно благосклонности, а не какой-то формы зависимости – «это были свободные договоренности независимых князей»), союзный договор с Казимиром, причем это тоже договор равного с равным, и даже с татарским ханом Узбеком, который, в свою очередь, должен был защищать союзника от возможных претензий со стороны Польши и Венгрии. Правда, Казимир все-таки попытался занять Львов и при этом еще ограбил город – увез тронные реликвии Романовичей, но был прогнан стараниями Дмитрия Детька. Но, похоже, что, напуганный судьбой своего предшественника, Любарт не решился продолжить начатые им реформы. Литовские князья и вообще отличались консервативностью, их жизненным принципом было «мы старины не трогаем, а новины не заводим»
И тут, где-то в конце 40-х годов 15-го века, во всяком случае, раньше 1349 года, произошло событие, возможно, не слишком замеченное, но с катастрофическими последствиями.
Великая княгиня Агриппина умерла, не оставив потомства.


Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем Цидас на 08/25/08 в 10:33:23
А продолжение? :) Это я вчера прочла, весьма интересно.

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 08/25/08 в 10:54:22
А как же, будет  :)

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 08/27/08 в 14:44:33

Любарт

Заслуживает этого, как ни взгляни.
Особенно учитывая то, что я слышал о Луцке.
А.Сапковский



Даже прямых записей об этом грустном происшествии – смерти княгини Агриппины – найти не удалось, но доподлинно известно, что в 1349 г. Любарт вступил во второй брак с ростовской княжной Ольгой. С чисто человеческой точки зрения это был вполне удачный союз: Ольга оказалась преданной женой, нежной и любящей матерью и вообще образцом всевозможных совершенств. Куда хуже обстояло дело с династической стороны. Ростовская княжна, хоть и Рюриковичевна, не принесла мужу прав на галицкий престол. Похоже, что Галицко-Волинское государство настолько выбилось из общеруського правого поля, что другие Рюриковичи (не Романовичи) уже не рассматривались в качестве его наследников. Зато соседи – королевство Польское и Венгерское – воспользовались моментом, чтобы предъявить свои претензии. Как нарочно, не стало и галицкого воеводы Дмитрия Детька (обстоятельства его смерти неясны: то ли был отравлен, то ли погиб во время охоты).
Первым на разбор наследства успел Казимир. Татарам он уплатил вперед годовую дань за право держания Галичины, сумел договориться с венграми – и отобрал у Любарта Галичину вместе с Холмщиной. Началась долгая, растянувшаяся на десятилетия борьба. Одно время положение выглядело отчаянным, Любарт потерял почти все, кроме одной лишь Луцкой земли, а сам успел даже побывать в плену. Но судьба отплатила захватчикам их же монетой. В 1370 году скончался Казимир, не оставив потомства, в 1382 году – его союзник и наследник, венгерский король Людовик. Любарт сумел возвратить себе Волынь, а галицкую часть княжества потерял безвозвратно, хотя последний поход совершил в 1382 году…
Точно неизвестно, когда Любарт перенес столицу с Владимира в Луцк, лучше расположенный с военно-топографической точки зрения. Самой большой заслугой Любарта считается именно строительство и укрепление новой столицы, особенно же Луцкого замка, едва не попавшего в число семи чудес Украины. Но тут я отсылаю терпеливого читателя к специальной археологической литературе, которая существует в избытке. Мы же переносимся в 1385 год, когда, будучи уже в возрасте весьма пожилом, Любарт умер. На этот раз есть законные наследники – сыновья Любарта от брака с Ольгой, старший из них - Федор. А соседние государства переживают династические кризисы, из которого Польша пытается выйти с помощью литовского импорта: думаю, что история о браке литвина Ягайла и принцессы Ядвиги (кстати, дочери венгерского короля) общеизвестна. Возможно, все на Волыни осталось бы по-прежнему, если бы Федор был сыном Агриппины. Но получилось иначе.


Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 08/29/08 в 11:16:30
В дополнение к предыдущему - хронологически впервые представитель рода Острожских упомянут в связи с войнами за галицкое наследство. Это был некий Дашко (Даниил) Острожский, один из главных полководцев волынской стороны. Так что дебют у них был довольно внушителен.
Судя по имени (Даниил, Данило), Острожские уже тогда не прочь были намекнуть на свое родство с Романовичами. Позже они творчески развили эту тему, претендуя также на происхождение от Ольгердовичей. Но большинство историков им в этой части отказывает, выводя Острожских от турово-пинских князей. Эти турово-пинские князья - какая-то черная дыра истории: каждый, стремящийся составить себе родовод почтенный, но не особо легко проверяемый, может смело записать себя в их потомки!

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 09/01/08 в 11:11:49
Федор Любартович

О случившемся в Луцке знают не только
государственные деятели
А.Сапковский


Ласковая и набожная мать Федора Любартовича в детстве звала его Федотушкою и Федушкой, в историю он вошел как Федюшка. Он сам, его братья Лазар и Семен, а также сестра Анна родились и выросли в Луцке, любили этот город, на их глазах расцветающий и превращающийся в столицу. Детство это, правда, было довольно неспокойным: отец без конца воевал, двум младшим братьям пришлось побывать заложниками при польском королевском дворе. Но все это было мелочью по сравнению с будущим, когда Федюшка, даже унаследовав все отцовские титулы, превратился в князя без государства.
«На протяжении 12-18 февраля 1386 года была заключена Кревская уния между Литвой и Польшей, согласно которой великий князь Ягайло женился на польской королеве Ядвиге и стал королем Польши с католицким именем Владислав. При этом Ягайло принял на себя целый ряд обязательств, сущность которых сводилась к подчинению земель Литвы и Руси польскому государству. Поручителями исполнения обязательств Ягайла стали литовские и литовско-руськие князья, предоставившие свои присяжные грамоты Владиславу и польской короне» (Срок действия этих грамот вышел через 100 лет, аккурат к заговору князей и восстанию Глинского).
Далеко не все предоставили свои грамоты добровольно, Федор Любартович сопротивлялся дольше всех. В 1386 г. он принес только клятву верности, содействия и помощи лично Ягайла. Но средство против непокорного князя нашлось, с этой целью использовали сына ближайшего советчика и полководца князя Любарта, представителя рода, который мы уже хорошо знаем.
«В мае 1386 года Ягайло отсылает луцкого князя в продолжительную поездку по Литве. Сам же он в начале ноября прибывает в Луцк и выводит из-под власти Федюшки самого значительного его вассала князя Федора Даниловича Острожского, обязав последнего к службе себе, как он раньше служил Любартовичу. Другой грамотой король от своего имени предоставляет князю Острожскому в наместничество город Луцк, лишая таким образом Федора Любартовича отцовского наследия и титула луцкого князя».
Юридические основания для такого поступка у Ягайла были. Волынь разделялась на два княжества – владимирское и луцкое (строго говоря, было еще и кремянецкое, но, кажется, оно образовалось позже). В свое время, Любарт получил владимирское княжество по праву избрания, луцкое – как приданое княжны Агриппины. Согласно закону выморочности, Любарт мог обладать луцким княжеством только пожизненно, без права передачи в наследство. Ситуация осложнялась еще и тем, что за время княжения Любарта главным стал луцкий стол, поэтому тот, кто правил Луцком, владел всей Волынью.
Довольно быстро Любартович потерял и владимирский стол: вследствие разных хитрых маневров и луцкое, и владимирское княжество достались хитрейшей бестии своего времени, Витовту (он же Витольд или Витаустас). Федору же Любартовичу в виде кое-какой компенсации предложили Сиверщину. Но замена была настолько неравноценной, что обиженный князь Федор оставил Сиверщину на произвол судьбы и присоединился к еще одному изгою и вечному бунтарю, Свидригайлу. Вместе они сбежали в Венгрию, а позже пытались заключить союз с магистром прусских рыцарей.
Обидчик Федора, Ягайло, слыл человеком, которого весьма опасно было числить близким родственником, что могли бы подтвердить и дядя Кейстут, и тот же Свидригайло, его младший брат. Но именно к Федюшке он чувствовал необъяснимый сантимент, поэтому старательно и долго письменно просил прощения у кузена, называя его не иначе как «дражайшим и любимейшим братом». Наконец князь Федор, натура мягкая и не чета железным бойцам Ягайлу, Витовту и Свидригайлу, дал себя уговорить, возвратился в объединенное королевство, получил имения в Галичине и даже выполнял ряд государственных миссий, крайне почетных, хоть и не особо существенных. При дворе ему оказывают всяческие знаки внимания, время от времени у него даже появляется надежда возвратить себе отцовское наследие, тогда он, расчувствовавшись, употребляет титул «князя владимирского».
И неожиданно эта надежда осуществляется. В 1431 году, во время Волынской кампании, Ягайло отобрал Волынь у мятежника-Свидригайла и передал Владимир «своему любимейшему и дражайшему брату Федору». За две недели до смерти последнего, ведь князь Федор был у же в летах почтенных. (Стоило бы уточнить дело с наследниками князя Федора: долгое время считалось, что потомства он не оставил, а его единственным наследником оказался бы тогда Ягайло – и как родственник, и как сюзерен. Но в некоторых поминальных записях обнаружились сведения о по крайней мере одном сыне Федора Любартовича, князе Иване. А на происхождение от одного из братьев Федора, Семена Любартовича, претендовали князья Сангушки, хотя, похоже, без особых оснований).
Да и Ягайло после этого долго не протянул – умер в 1434, простудившись в майском лесу близ Перемышля, где романтически слушал соловья (возможно, в компании с красавицей-женой). А пережил всех, к общему удивлению, мятежный Свидригайло. Но он во всей этой истории мой любимец, к тому же, это такая красочная фигура, что жаль ее комкать небрежным пересказом, поэтому – как-нибудь позже.
А пока – некие предварительные итоги, вернее, предположение: как все сложилось бы, произойди те события, которых в нашей реальности не случилось? Если бы у Юрия-Болеслава хватило времени провести задуманные реформы и он стал бы государственным деятелем под стать своим предшественникам? Когда бы его наследниками стали если уж не его собственные потомки, то дети Любарта и Агриппины, династические права которых бесспорны? Если бы сам Любарт сумел объединить под своей властью все Галицко-Волынское княжество и мудро им править?
Возможно, тогда осуществилась бы идея, обуревавшая многих альтисториков – возникновение и становление “Russia minor”, ставшей наследницей Киева и Галича одновременно. В крайнем случае, Галичина стала бы частью Великого Княжества Литовского и была бы на несколько десятилетий, а то и дольше, избавлена от того постоянного колониального давления, которое ей пришлось пережить на самом деле (но для меня теперешняя Галичина, as is, имеет свою прелесть, сознаемся, скучно было бы без этого мифологического пространства).
Одно бесспорно – все было бы иначе.

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 09/02/08 в 18:49:17
Как Львов вместе со всей Галичиной не стал частью Венгерского королевства
(некоторое отступление)
(Из «Хроники города Львова» Д.Зубрицкого)
«В 1387 году произошли события, памятные для Львова и Руси. Во время гражданской войны, начатой венгерскими бунтовщиками под руководством настоятеля ауранского ордена Яна Палиша, заграбского епископа Павла и прочих недовольных против своей королевы Марии и ее матери Ельжбеты, королева вместе со своей матерью, когда ее муж Зигмунт нанимал войска в Чехии, попали в плен к мятежниками и были заключены в приморской крепости Новиград. Когда об этом узнала ее сестра Ядвига, она решила воспользоваться тем, что ее сестра и мать находятся в заключении и, не ожидая даже возвращения своего мужа Ягайла, который как раз усмирял литвинов и воевал со своим двоюродным братом Витовтом, собрала, сколько удалось, польских рыцарей, выступила вместе с ними в Галицкую Русь и отобрала ее у Венгрии. Владислав Опольский, более содействующий Марии, чем Ядвиге, известил об этом жителей Княжества Руського в воззвании, изданном дня 6 февраля 1387 г., которое и приводим ниже в переводе с латыни, призывая жителей Княжества Руського сохранять верность королеве Марии и не переходить на сторону королевы Ядвиги, обещая им компенсировать убытки, которые они могут потерпеть. Тем временем Ядвига, собрав свои войска, выступила на Русь в сопровождении некоторых польских панов, а именно: краковского каштеляна Доброслава, сандомирского Яна, калишского Сендивоя, краковского Спитка – воевод, краковского судьи Дрогоша, сандомирского каштеляна Кшеслава, маршалка своего двора Кристина из Острова и Гневоша из Даленыч, заняла города, находившиеся вдоль дороги и во вторую неделю великого поста остановилась в Городке, называемом Соленым, за три мили от Львова. Город Львов был сильно укреплен, захватывать его силой было опасно, ведь если бы это не удалось с небольшим войском королевы, то весь поход окончился бы ничем. Ведь от обладания Львовом зависело все обладание Галицкой Русью. Поэтому войско остановилось в Городке, а во Львов отправили посла, объявив Львову и всем собранным там феодалам о желании взаипонимания и добровольного подчинения на основании договора. Город Львов, не зная, жива ли королева Мария и скоро ли она освободится, не желая нести убытки, неминуемые при военных действиях, заявило о своей готовности к переговорам и желание выслать с этой целью своих депутатов, ежели королева и ее польские паны предоставят гарантии безопасности жизни и имущества депутации. В лагере королевы спешно исполнили это требование и письма, датированные в Городке feria 6 ante dominicam Reminiscere (1 марта) выписали. О характере договора в Городке ничего не известно, документы свидетельствуют лишь, что после воскресенья Reminiscere – второго воскресенья поста, королеву впустили в город, и она в ту же неделю издала генеральные грамоты такого содержания: что подтверждает во всех положениях все более ранние права и свободы этого города, предоставленные королями Казимиром и Людовиком, что ни один житель не подвергнется насилию ни в городе, ни вне его, что город остается в давних своих границах, а все захваченное у города и горожан должно быть возвращено, все подати и пошлины, учрежденные после смерти короля Казимира, отменяются, что склады с солью и товарами, как то было от древнейших времен, навсегда остаются в городе, а также будут сохранены права всех русинов, армян, сарацинов и евреев. Получив эти грамоты, обеспечивающие свободы, права и обычаи, город принес королеве присягу и она, возвращаясь в Краков, оставила своим управляющим или старостой этого края сандомирского воеводу Яна из Тарнова».

К этому же – текст воззвания упомянутого Владислава Опольского, чтобы разобраться с ранее возникшим вопросом о том, у кого королева Ядвига отобрала Галичину – у сестры и матери или же у мятежников.

«Мы, Владислав, милостью Божьей князь опольский, велюнский, добжинский и др. Сообщаем всем нашим людям и городам в Руси, что если бы пани Ядвига, польская королева, пошла с войском на Русь, а наши люди и города потерпели бы из-за этого какой-то убыток, то, если бы у нас что-то на Руси осталось, с этого обещаем возместить убыток и то им обещаем, что ни пани Ельжбета, ни пани Мария, венгерская королева, наша госпожа, ни мы сами не поставим им никакого венгра гетманом без их разрешения. А если бы пани Ядвига, польская королева, уговаривала их быть послушными ей, тогда они должны обратиться к кому-то из властелинов: к чешскому королю, к маркграфу мишинскому, к князю гайдельбержскому, к князю Людовику или к королю Конраду, и что им скажут делать, то они и должны выполнять, как и с нашей воли, а мы должны им возместить ущерб, который они из-за этого понесут, и если им какой-то из этих государей прикажет признать права пани Ядвиги, королевы польской, на Руськую землю при жизни упомянутых венгерских королев, так пусть и поступают, а мы должны с ними зло и добро одинаково переносить, и то вам обещаем, что без вашей воли и сведений никакого договора с пани Ядвигой не заключим и думаем, что и они так поступят. Дано в Ченстохове в день Св.Дороты 1387 г."

В этом своеобразном проявлении дочерней и сестринской любви позже канонизированной королевы и наши земли и их жители сыграли роль скорее объекта, чем субъекта. Тем не менее – прошла еще одна историческая развилка: могло ли все пойти таким образом, что Галичина осталась бы в составе Венгерского королевства с перспективой превратиться в какой-то вариант Закарпатья? Были бы тогда карпатороссы, позже, наверное, длинное и скучное противостояние между москвофилами и мадяронами, которое в несколько иной форме известно нам из актуальной истории… Что ж, яркое, своеобразное, по-вавилонски полиэтническое Закарпатье вызывает всевозможную симпатию. Но не ощущали бы мы отсутствие упрямой, беспокойной, вечно алертной, холерно прекрасной Галичины?

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем olegin на 09/05/08 в 22:20:18

on 09/01/08 в 11:11:49, antonina wrote:
Да и Ягайло после этого долго не протянул – умер в 1434, простудившись в майском лесу близ Перемышля, где романтически слушал соловья (возможно, в компании с красавицей-женой).


Как писал Я.Длогуш,Ягайло простудился в лесу Медыки (около Перемышля),но умер в нашем Городке под Львовом.Да,Софья-жена его-была красавицей.
Здесь (http://www.art.lutsk.ua/art/lubart/tkt19.htm) немного о родословной Любартов.
Фото (http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/2/22/Lutsk_castle_tower.jpg) знаменитого замка и башни Любарта.

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 09/08/08 в 10:27:56
Какие-то эти родословные путаные и несколько противоречат друг другу.

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем olegin на 09/08/08 в 17:38:53

on 09/08/08 в 10:27:56, antonina wrote:
Какие-то эти родословные путаные и несколько противоречат друг другу.

Так вроде бы историк-то наш рідний,україньській.

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 09/08/08 в 19:35:29
Это как раз несущественно. Нельзя в одном и том же тексте называть нашу княжну то дочерью Льва, то Андрея. Но ведь период сумрачный  :)

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем olegin на 09/08/08 в 22:05:20
Это точно."Времена были мрачные и даже местами мерзопакостные". :)

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 09/09/08 в 10:12:40
Как сказать...были и довольно веселые моменты. "Сумрак" больше в том смысле, что некоторых ключевых моментов мы не знаем или не понимаем.
Вот погодите, доберусь я до Витовта с его братцами (родным и двоюродными).

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем olegin на 09/09/08 в 13:32:10
Просмотрите нашу тему о Грюнвальде.Там,ИМХО,была информация и о его женах,детях и родственниках.

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 09/09/08 в 13:35:31
Ну, Вы знаете, что меня преимущественно несколько иной аспект интересует. Тот, о котором в учебниках не пишут  :)

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 09/19/08 в 13:40:18
О Витовте
Собственно, дальше я предполагала рассказывать о Луцкой кампании и Волынской войне, но никак не удается обойти фигуру хитрейшей бестии своего времени, дипломата, полководца, правителя, узника, беглеца, претендента на королевскую корону, Витовта, он же Витольд, он же Витаустас.
Витовт и его брат Жигмунт были в некотором роде исключением среди литовских князей, своих современников, - те, как правило, были детьми династических связей в виде брачных союзов между князем-литвином, и матерью – княжной-русинкой. Не таков был брак родителей Витовта.
Как-то, охотясь в лесу, князь Кейстут встретил прекрасную девушку и немедленно влюбился. Но красавица Бируте оказалась языческой жрицей-вайделоткой, давшей обет девственности. Тем не менее, влюбленный князь похитил литовскую весталку, она стала его женой, а их дети всегда в знак памяти о матери носили золотое украшение в виде дубовой веточки с листьями.
Возможно, поэтому отношение Витовта к любой религии было каким-то странным, амбивалентным, что ли. Но подробно описывать все перипетии его длинной и бурной жизни я не возьмусь, ограничившись лишь тем, что имеет отношение к Волыни, волынянам и Луцку – Ягайло отдал их Витовту, отобрав город и всю землю Луцкую у последнего волынского князя, Федюшки Любартовича. Витовт город полюбил и всячески его укреплял и украшал, провозгласив своей южной столицей. Возможно, он рассматривал Луцк как своего рода виру за отца, князя Кейстута, задушенного по приказу Ягайла (милые были в этом семействе обычаи, не дай Бог быть его членом).
Внешняя политика Витовта состояла в умелом балансировании между владетельными соседями и сдерживании татарской угрозы. С последним получалось по-разному: в 1399 году, 12 августа, татары весьма основательно разгромили его войско в битве под Ворсклой, среди погибших были и Дмитрий Боброк-Волынский и Михаил Данилович Острожский, брат того Федора Даниловича Острожского, что исполнял должность наместника Ягайла в Луцке после Любартовича. Витовт, «в состоянии тяжелой депрессии», возвратился в Луцк и там некоторое время оплакивал поражение, но позже оправился и сумел наверстать утраченное с помощью дипломатических маневров – а он был великим мастером по этой части.
Что качается внутренней политики, то здесь великий князь всеми силами добивался ликвидации удельных княжеств, избавляясь от тех давних князей, зато всячески приближал к себе тех, кто, как он считал, всем ему обязаны. В число таких фаворитов попали и Острожские, но это уже скорее потому, что с ними невозможно было не считаться. На свадьбе Василия Федоровича Острожского – пожалуй, сына Федора Даниловича, великий князь выступил в роли посаженного отца невесты и щедро одарил новобрачных волынскими имениями. И все-таки…
Можно предположить, что волынские вельможи не забыли Галицко-Волынского княжества, считали себя его наследниками и строили планы вознобвления независимости. Это, конечно, было программой-максимум, в ближайшей же перспективе они пытались не допустить вхождения своего края в состав Польши, возможно, разрыва Кревской унии между Польшей и Литвой. Основания беспокоиться за судьбу свою собственную, своей страны и своей религии у них были, притом серьезные. Достаточно было оглянуться на запад и посмотреть на соседнюю Галичину, за которую так долго и безуспешно сражались их предки еще несколько поколений назад. Куда исчезло тамошнее гордое боярство? Что делают новые католические владетели с давними святынями?
Итак, были бы недовольные, а вождь найдется. В нашем случае таковым стал двоюродный брат Витовта и родной, младший, брат Ягайла, - Свидригайло.  Мы знаем о нем преимущественно из трудов не особо благосклонных к нему историков, изображающих Свидригайла как человека с взрывоопасным характером и горького пьяницу. Пожалуй, это была далеко не вся правда:  он обладал некой магнетической привлекательностью, заставляющей очень разных людей сражаться и гибнуть с его именем на устах.
Вот один из эпизодов этой борьбы. Как считал Свидригайло, братья отобрали у него его законное наследие – Витебск, доставшийся еще его матери Юлиане Тверской как вдовья часть, к тому же, тамошний наместник чем-то его обидел. Не долго думая, он этого посадника убил, дальше была серия бегств и возвращений, наконец – восьмилетнее заключение в Кременецкой башне. В 1418 году волынские сторонники Свидригайла, среди которых – Данило Федорович Острожский (сын Федора Даниловича, брат Василия Федоровича) напали на Кременецкий замок, перебили залогу и освободили Свидригайла, после чего он отправился в Констанцу, где по насмешливому выражению противников, «пас волошских овец» (на самом деле, похоже, отсиживался в своих галицких владениях). Свидригайло ждал своего времени, считая себя законным наследником Витовта, который из-за известных печальных обстоятельств не оставил сыновей.
Итак, в конце 20-х годов 15-го века все уже было готово для будущего пожара, только и жди, когда полыхнет. Вчерашние победители в битве под Грюнвальдом только и ждали возможности вцепиться в горло другим победителям. А спусковым сигналом стала смерть Витовта.
Произошло это при таких обстоятельствах. В 1430 году казалось, что литовский великий князь близок к осуществлению цели всей своей жизни: он собрал в своем любимом Луцке съезд европейских монархов, на котором  должен был получить с рук императора Сигизмунда королевскую корону. Но соседи-поляки вместе с родственником-Ягайлом (он приехал в Луцк вместе с женой и двумя сыновьями) относятся к этому крайне неодобрительно, считая такие действия попыткой разорвать союз между Польшей и Литвой. Съезд сорвали, монархи разъехались, Витовт отправился ожидать короны в Вильно, но ее по дороге переловили и вроде бы уничтожили. И тогда, то ли от расстройства чувств, то ли из-за падения с лошади, то ли просто от старости – было ему около 80-и лет, великий князь Витовт волею Божьею скончался. Особо оплакивать его ни у кого времени не нашлось. Были дела куда более насущные: раздел наследства.




Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 09/22/08 в 15:59:29
Волынская и прочие войны

Луцк открыт для королевских послов!
Ю.Опильский «Сумерк»
Извольте убедиться, что Луцк и Луцкий замок – не одно и то же
Оттуда же


Этим событиям в украинской исторической беллетристике повезло, по крайней мере, сравнительно с прочим «литовским периодом». Их описали даже дважды – первый раз Ю.Опильский в романе «Сумерк» (откуда я и позаимствовала название топика), второй в романе Р.Иванычука «Черлене вино». Как на мой вкус, первый роман лучше: хоть автор и тенденциозен весьма и со всех сил чернит «враждебную», т.е. польскую и католическую сторону, всячески возвышая свою, зато у него подлинный вкус к точному воссозданию деталей. В частности, к именам: ежели какой-то исторический персонаж называется Богданом Рогатынским, то можно быть уверенным- он таки Богдан, а не Ивашко, как у Иванычука (на самом деле Ивашко – его сын). Даже и неисторической, зато главной героине Опильский дал вполне характерное для эпохи имя Офка (София или Евфимия), у Иванычука же появилась анахроническая Орыся (подошла бы Орына). Но извините меня за слабость к именам, возвращаемся к концу предыдущего поста, т.е. к моменту смерти великого князя Витовта.
Князь скончался, а кто станет наследником – неясно: прямых потомков нет (кажется, в ВКЛ и не существовало правила насчет прямых потомков), есть брат Жигмонт, но его не поддерживает Ягайло, вообще не жалующий Кейстутовичей. Итак, великокняжеский престол достается Свидригайлу. Вроде бы и здесь все пошло не так легко: у того же Опильского есть красочная сцена, как Свидригайло запер старшего брата и его ближайшего советника, величайшего интригана эпохи, епископа Збигнева Олесницкого, в Троках (Тракае), едва ли не в той же комнате, где когда-то по приказу Ягайла удушили Кейстута, и уверил – не выпущу никого, пока король не подпишет моей номинации, оставив заодно в покое Волынь с Подольем (покойный Витовт владел Подольем на правах пожизненного пользования, без права передачи в наследство). Возможно, что Ягайло со Свидригайлом решили дело мирно, все-таки родной брат предпочтительнее, чем сын убитого дяди, а все остальное они разыграли, чтобы успокоить «польскую» партию. Но, в любом случае, хоть все бумаги и подписали, но война не заставила себя ждать, формальным поводом для нее стал спор из-за Подолья. Волынские союзники Свидригайла поспешно занимали замки –особая роль принадлежала Луцкому, следующим по значимости был Олеський. Поскольку открытая рыцарская битва как-то не удалась, первый этап войны свелся к осаде замков, защитой Луцка руководил Михаил Юрша, Олеська – Богдан Рогатынский.
Какой-то Юрша, наряду с Федором Острожским, фигурирует в третьем гуситском романе А.Сапковсого, причем изображен он, как и луцкий старостич, в черных красках. Не удивительно, потому что подлинный Юрша весьма удачно расколошматил королевское войско под Луцком, а случилось это в августе 1431 года. (Юрши – любимцы Опильского, зато Острожских он изображает с нескрываемым отвращением). Защита города и замка очень интересно изображены в романе «Сумерк» с чисто технической стороны, даже я почти все поняла :-) Иванычук зато красочно описал, как защитники Олеська ничего больше у Бога не просили, кроме дождя, а этого добра у нас нетрудно выпросить.
Когда осаждающие на каменных стенах поломали себе зубы, а в перспективе их ждала мокрая волынская осень с лихорадкой, угрозой голода и разгорающейся народной войны, начались переговоры. Похоже,  оба брата условились о таком ходе событий с самого начала, Ягайло не без удовольствия взирал, как защитники Луцка решают за него проблему усмирения слишком самоуверенных магнатов. 5 сентября стороны условились о перемирье, а в 1432 году Ягайло подписал документ, гарантирующий равноправие католикам и православным Волыни. Так были заложены основания веротерпимости, столь красившей ВКЛ.
Но война далеко еще не окончилась. Следующим шагом католической партии было подзуживание великокняжеских амбиций Жигмонта Кейстутовича. В следующем, 1432 году, он совершил дворцовый переворот. Свидригайлу едва удалось сбежать, но в руки путчистам попала его жена, Анна Тверская. Ее, правда, вскорости отпустили, отправив к отцу, но, похоже, сильнейший перепуг не прошел для молодой женщины бесследно: их единственный со Свидригайлом сын родился слабым, вскоре умер, а больше детей не было.
В княжестве наступило двоевластие: Свидригайла поддержали киевляне, Жигмонта – беларусы. В 1434 году Жигмонт уравнял в правах католиков и православных на территории всего княжества и одержал победу под Ошмянами (в плен попал сторонник Свидригайла Василь Федорович, должно быть, третий из братьев Острожских).
В том же году скончался Ягайло, новым королем был избран его сын Владислав, позже посмертно названный Варненчиком.
Свидригайло стремительно терял инициативу и сторонников, поэтому в 1435 году решился на открытую битву. Войска встретились на реке Швентой, армия Свидригайла была разбита в пух и прах. 13 князей- его сторонников погибло, 42 попало в плен, сам Свидригайло едва сбежал в Полоцк. Среди погибших был также его союзник, магистр Тевтонского ордена Керскорф и несостоявшийся чешский король, Зигмунт Корыбутович.
Война продолжалась вплоть до 1438 года, наконец измученные волыняне были вынуждены принять Жигмонта в качестве великого князя. Свидригайловцы разбежались кто куда, вплоть до Новгорода, тех, кто не успел сбежать, Жигмонт кого казнил, кого держал в заключении, сам же Свидригайло, казалось, исчез бесследно. Должно быть, возвратился к волошским овцам.
Но, несмотря на такое явное поражение, рук он не опускал, зная, сколь изменчива судьба монархов. Как оказалось, его расчет оправдался. Но, чтобы объяснить, что произошло, мне придется обрисовать хоть немного портрет Жигмонта, Свидригайлового соперника.

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 09/22/08 в 17:18:28
О нравах князя Жигмонта
Историки и беллетристы весьма часто упрекали Свидригайла в том, что он побоялся воспользоваться оружием, которое само шло ему в руки: решился бы великий князь привлечь к себе восставшие народные массы, и он мигом бы справился со всеми своими противниками, а, кто знает, не основал бы подлинно независимое и сильное государство. Таким радикалам стоило бы обратить внимание на Жигмонта, тот был куда посмелее, во всяком случае, последовательно опирался на людей новых, невысокородных, а подлинную аристократию только что не истреблял (правда, скорее как сторонников соперника-Свидригайла, а не как паразитарный класс).
Новый великий князь еще в одном отношении был весьма близок к народу. Хотя формально он числился католиком, но к религии, как и его старший брат, относился довольно амбивалентно, а с некоторой точки зрения ему весьма подошел бы ислам. Князь не пропускал ни одной юбки, в своем дворце  в Антоколье, предместье Вильно, содержал подобие гарема, а фаворитки у него сменялись с регулярностью раз в несколько недель. К чести Жигмонта, бывших подруг, стремившихся к более спокойной жизни, он устраивал, находя им хороших мужей и щедро оделяя приданым. Если же примешивались усложняющие обстоятельства в виде беременности, то такой услужливый муж мог рассчитывать на прибыльную должность, а даже простолюдин – на боярское пожалование. Не удивительно, что близ антокольского дворца, отнюдь не строго охраняемого, вертелось уйма искателей приключений либо же ловцов счастья и чинов. Случались с ними и курьезные происшествия, одно из них попало в роман «Сумерк» (конечно, беллетристика, но не похоже, чтобы чистая выдумка. В любом случае, мне понравилось).
Итак, одним из таких вертящихся был некий Домрат из Виснич, королевский посол, увлекшийся экзотической прелестью татарочки, привезенной князем откуда-то из степей близ Ворсклы. Красотой пан Домрат не поражал, был он низок, толст, по физиогномическому типу – свинячий блондин, модные кудри смазывал белком, но, поскольку волосы мыл недостаточно часто, то и не благоухал. Тем не менее, самомнение у него было вполне на уровне, и роман там не роман, а жениться на бывшей наложнице хоть бы и великого князя он и не помышлял. Но тут Жигмонту приспичило выдать замуж нескольких своих поднадоевших одалисок с тем, чтобы освободить место для юной смены.
Дело было как раз на Рождество. Несколько девушек уже подыскало себе женихов, осталось только дать им благословение. Тут кто-то проболтался о поклоннике татарочки. Князь довольно фыркнул…
Вечером, когда пан Домрат прогуливался под окном своей дамы, она выглянула и пригласила его войти. Уже приведя влюбленного рыцаря в комнату, девушка вдруг спохватилась, что забыла запереть входную дверь, поэтому попросила подождать ее несколько минут. Время тянулось медленно, нетерпеливый поклонник, чтобы чем-то заняться, подбросил дров в пылающий камин и в отсвете пламени увидел, что он в комнате не один. Вместе с ним – еще одна любимица князя, чье игривое имя Мушка сильно контрастировало с ее могучим сложением. Поистине медвежьим, потому что это и была медведица, унаследованная Жигмонтом от Витовта. Перепуганный Домрат попытался выбраться из комнаты – медведица с ревом перегородила ему путь. Лукавая татарка так и не пришла, и до утра бедный рыцарь сидел вместе с медведицей, боясь пошевелиться.
Наутро в комнате появился сам великий князь, якобы чтобы забрать медведицу. Его сопровождало несколько слуг, которые были посвящены в суть розыгрыша. По роли им надлежало зверствовать, как против кровного врага.
Но особо стараться слугам не пришлось, князь провел партию сам. Увидев незадачливого Домрата, он сделал вид, будто принял его за зоофила, воспылавшего страстью к медведице, и со смаком описал, какое наказание причитается за такой грех, называемый тогда содомским. Кульминационным пунктом программы было сожжение, но все остальное – тоже вполне… Обвиняемый упал в обморок, а когда его с помощью ведра воды привели в чувство, начал с плачем и всхлипываниями объяснять, как было дело.
Наконец князь будто бы поверил и пообещал оставить Домрата в живых, если он женится на татарочке, которую по этому случаю отпустят на свободу и наделят приданым. Теперь уже перспектива заполучить в качестве жены вчерашнюю рабыню казалась Домрату радужной. Но, когда позвали татарку, она лишь фыркнула и презрительно ответила, что за такое мокрое коровье дерьмо замуж не пойдет, а пусть великий князь женит его на Мушке.
Тут уже все, сбежавшиеся потехи ради – княжеские девки, слуги, скоморохи, не исключая самого князя, не в силах больше сдерживаться, повалились от хохота. А, отсмеявшись, вытащили беднягу во двор, водрузили его на первую попавшуюся клячу, коню привязали коровий хвост и еще надели козлиную маску. Едва лишь перепуганный конь ударит себя хвостом, как от пущего испуга вздымается на дыбы, а мокрый всадник непременно свалился бы, если бы и его не привязали.
Увидев такое зрелище, сбежались все жители Антоколья и присоединились к ряженым. Ржали так, что заглушили рождественские колокола! Бедный посол сбежал в тот же день, не дождавшись конца миссии.

Наконец приключение в таком роде князя и погубило. Некий киевлянин Скобенко (лицо историческое) то ли стал жертвой подобного жестокого розыгрыша, то ли не возгордился, получив жену из княжеских рук, а, наоборот, воспылал чувством мести. Второй вариант кажется более правдоподобным, поскольку его простонародное имя как-то не вяжется с боярским титулом. Этот Скобенко сумел найти общий язык с самой родовитой аристократией княжества, почти уверенной в том, что великий князь всерьез вознамерился «рожай шляхетский погубить, а холопский возвеличить», столь ретиво он поливал эшафоты кровью казнимых свидригайловцев, а остальными набивал тюремные подземелья. В число заговорщиков вошли братья Чарторыйские, а также виленский и тракайский воевода (то, что роль Скобенка была далеко не последней, подтверждается тем, что его вообще в такой высокородной компании упомянули). Вместе они сумели отправить Кейстутовича в ту не особо уютную часть загробного мира, куда он, без сомнения, попал. Случилось это в 1440 году.

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем Цидас на 09/22/08 в 20:07:33
А что с татарочкой стало по роману? :)

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 09/23/08 в 09:57:41
Она дальше не упоминается. Там действующее лицо - та самая девушка, из-за которой Скобенко возненавидел князя Жигмонта. Княжеской любовницей она стала против своей воли, и, хоть позже вышла замуж за того самого Скобенка, которого любила с самого начала, но у них были основательные причины для мести.
Полагаю, что для татарочки все окончилось хорошо  :)

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем Antrekot на 09/23/08 в 10:03:26
Бедная медведица.

С уважением,
Антрекот

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 09/25/08 в 16:57:01
Окончание свидригайловской эпопеи
Утолив чувство мести и обезопасив ближайшее будущее, заговорщики предстали перед необходимостью легитимизировать свои действия. Чего же лучше, как объявить убитого узурпатором, а его устранение – благородной попыткой возвратить трон законному властелину, т.е. Свидригайлу.
Были разосланы гонцы, обнаружившие князя-беглеца в каком-то припрутском селе и передавшие ему просьбу верных подданных о возвращении. Он выехал в Луцк.
Горожане встретили своего князя как избавителя и триумфатора, его в прямом смысле слова внесли в Луцк на руках. Естественно, все его заключенные сторонники были освобождены, нашедшие приют на чужбине радостно возвращались. Началась череда празднований и пиров, естественно, при активнейшем участии великого князя.
И вот, пока милые лучане так развлекались, в столице Княжества образовалась какая-то третья партия, провозгласившая великим князем 13-летнего сына покойного Ягайла и брата действующего короля Владислава,  Казимира. Эти партизаны тоже действовали на свой страх и риск, на это указывает и юный возраст нового государя, и то, что даже его брата, короля Речи Посполитой, не сочли нужным поставить в известность. Бедного молодого Владислава как раз удачно выпихнули в крестовый поход против турок, куда ему крайне не хотелось идти. С этим походом были связаны весьма мрачные обстоятельства как матримониального характера (королю сулили в жены императорскую вдову Барбару, годившуюся ему в матери), так и вампирского (соучастником похода был небезызвестный Влад Цепеш). Естественно, одним из инициаторов был Збигнев Олесницкий – и чего бы Свидригайлу его в свое время не… И окончилось все более чем печально, погиб бедный молодой король и посмертно получил прозвание Варненчика (а заодно с ним и сыновья Завиши Черного).
Так что Свидригайло, пожалуй, мог бы побороться, но это было уже чересчур даже для такого железного бойца. Он предпочел переговоры и в результате получил номинальный титул великого князя и «Лучско с всею Волинскою землею», позже еще Гомель и Туров. Шла речь о присоединении к владениям Свидригайла также Киевщины, где в то время правила династия Олельковичей, но позже это княжество так и оставили за ними.
В любом случае, для сторонников Свидригайла наступила столь долго ожидаемая пора реванша. Вместе они образовали некое квазигосударство, не такое уж маленькое, где, например, ранее упоминаемый Василь Федорович Острожский был чем-то вроде министра иностранных дел, а другие важные должности достались Чарторыйским, Сангушкам, Гулевичам, Корецким – полагаю, что особо представлять эти семейные кланы не нужно.
Конечно, победа была только тактической и временной, но не такой и мелкой. На самом деле, Свидригайло со сторонниками отыграли для украинских земель в составе ВКЛ полтораста лет относительно самостоятельного развития и дали возможность всему княжеству превратиться в довольно симпатичное, поликультурное и веротерпимое государство (в очередной раз католиков и православных в 1457 году уравнял в правах Казимир, ставший королем всей Речи Посполитой). Между прочим, именно при дворе Свидригайла сформировалась система управления вместе с официальным канцелярским языком, которая в главных чертах просуществовала до 18-го века.
…Скончался Свидригайло в 1452 году. Старый и больной, он оставался воином до конца: завещал все свои владения Литве и заставил своих приближенных поклясться, что положат ключи от Луцкого замка на его гроб и не отдадут никому, кроме литовских послов. 10 февраля, при известии о смерти Свидригайла, литовские полки  заняли волынские замки. «Непоследовательный Свидригайло оказался весьма последовательным в своей ненависти к Польше».
Процессия,  сопровождающая гроб с телом великого князя, двинулась в сторону Вильно. Чтобы проститься с покойным государем, приходили толпы людей.
А похоронили его в виленском кафедральном соборе, рядом с его заклятыми противниками, Жигмонтом и Витовтом.
И это конец приквела к историям 16-го века…



Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем olegin на 09/26/08 в 00:28:08
Завиша Черный(герб Сулима)-это что-то вроде польского Байярда-"рыцаря без страха и упрека".В 1416 году в Перпиньяне на рыцарском турнире он победил самого Иоанна Арагонского.Вот что писал Сигизмунд Люксембурский Витольду по поводу смерти Завиши:"Rycerstwo stracilo w Zawiszy najzreczniejszego i najobrotniejszego towarzysza i wodza. Jak to zreszta calemu swiatu wiadomo, najdzielniejszym byl rycerzem, najdoswiadczenszym wojownikiem i wielkim dyplomata. Domagaja sie jego znakomite czyny, azeby zmarly ojciec w swych synach ozyl i w swoim potomstwie".

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 10/02/08 в 12:28:43
2Olegin (и вообще кто откликнется) - можно ли попросить об одолжении? Меня очень интересовал бы анализ сражений Свидригайла именно с военно-тактической точки зрения. Вроде бы у него все было для победы - опытные военачальники, преданные соратники и союзники, тем не менее он разбит под Ошмянами - раз, под Вилкомиром - два. Сама я за это не возьмусь, а то опять перепутаю военные части и боевую технику  :-[

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем olegin на 10/02/08 в 18:55:07
По поводу проигранных Свидригайло сражений в 1432 г. под Ошмянами и в 1435 г. под Вилькомиром у р.Святой(Швентой) есть много версий.Попытаюсь озвучить основные из них:

В марте 1431 г. польское войско во главе с Ягайло двинулось на Восточное Подолие. Как писал Ян Длугош «хуже за смерть» была эта война для Ягайло. Как только польское войско подходило к какому-нибудь городу, король тайно посылал туда гонцов с известием об опасности. Поляки оставляли после себя сгоревшие деревни и разграбленные города. Как писал Свидригайло магистру: «…и на пути своим в селах делали нашим подданным великий вред, насилие и неслышенную жестокость».
Фатальной для польского войска стала осада Луцка. Пока оно осаждало город, в Польшу ворвались крестоносцы. Ягайло поспешил заключить с Свидригайло перемирие, которое обещал переменить в вечный мир. За поляками оставались Каменец, Смотрич, Скала и Червонгород. Заключенное 6 сентября перемирие было политической ошибкой Свидригайло. Он не использовал выступление союзного Ордена и не продолжал войну с Польшей. Не зря крестоносцы всяк настаивали, чтобы Свидригайло не мирился с Ягайло, объясняя ему, что тут кроется измена. Но он не хотел верить до того времени, пока не убедился в этом сам: «ибо миром при Луцку устроил он свое несчастье и от этого произошло все его зло», – считали крестоносцы.
Это заключенное с братом перемирие и сыграло роковую роль в битве под Ошмянами.
Далее Ягайло обратился к Папе и просил его снять клятву верности с подданных Свидригайло.Кроме того многие обвиняли Свидригайло в симпатиях к схизматикам(православным русинам),поэтому в его владения зрел заговор литвинов-католиков, душой которого стал князь Семен Гольшанский, брат жены Ягайло Софии. Он, по словам самого Свидригайло, и «подбунтовал Жигимонта и подучил».
Жигимонт Кейстутович согласился быть великим князем и уступал Польше за помощь Подолие, Волынь и Киев. В середине августа 1432 г. Жигимонт Кейстутович в сопровождении польского отряда тайно вступил в Литву. Свидригайло в это время отправился по делам в Полоцк, по дороге он остановился в Ошмянах. Когда заговорщики в ночь на 17 августа подошли к Ошмянам, предупрежденный трокским воеводой, Свидригайло убежал с местечка. Он отправился в Полоцк.

Жигимонт Кейстутович занял Вильно. Виленский воевода Гаштольд сдал ему город. Во всех городских храмах была зачитана папская булла, которой папа освобождал Свидригайловых подданных от присяги ему. Жигимонт обманул их, объявив, что Свидригайло умер.
Вильно, Троки, Ковно, Жемойтия, Менская земля признали власть Жигимонта. Брест и Гродно он взял силой. "Весь народ литовский охотно согласился признать Жигимонта из-за слабостей Свидригайловых."А слабостями этими были по мнению тех же Тевтонов  "его любвовь к жене и к русинам,которой он унижал веру римско-католическую и начал проявлять более приверженности к вере русской: обдирал литовцев, обогащал русинов".
Русины же,зная и помня поддержку Свидригайло и его прямой и открытый характер,его и поддержали. В Полоцке православные феодалы объявили его великим князем русским. Вся Восточная Беларусь, Волынская и Подольская земли, Киев, Чернигов, Путивль, Новгород-Северский, Трубческ, Стародуб, Серпейск, Тула, Курск, Вязьма, Смоленск, Оскол, Пинск подчинились Свидригайло. Великое княжество распалось на Великое княжество Литовское и Великое княжество Русское.
Свидригайло начал войну против Жигимонта Кейстутовича. Как доносил орденский шпион магистру: «Вся земля литовская против поляков, и простолюдины говорят, что они покорились Жигимонту, не зная, что Свидригайло жив, многие жители, покинув жен и детей, стекаются к Свидригайло».
По смерти Ягайлы в 1434 году, когда в Польше было бескоролевье, Свидригайла задумал довольно реальный ход  для возвращения себе короны великого князя.Замысел состоял в том , чтобы осуществить намеченную
Витовтом унию церквей.Как исполнитель этого дела он  мог рассчитывать на поддержку римского папы,
а как противник Городельской унии- на помощь со стороны императора Сигизмунда и Тевтонского ордена.
Для возвещения церковной унии необходимо было согласие митрополита Литовской Руси Герасима. Но польские радные паны, разумеется, не могли согласиться на коронацию Свидригайлы, ибо это означало отделение Великого княжества Литовского от Польши.Чувствуя, что старания о союзе с католической церковью лишать его доверия среди православного духовенства, Герасим, верно, отказался, помогать
Свидригайле. Замысел князя разрушился, и он в мстительном гневе отправил непослушного митрополита на костер.
Эта варварская акция оказалась роковой для Свидригайлы. Сожжение Герасима случилось накануне решительной битвы, которая произошла первого сентября 1435 года на реке Святой. Сигизмунду Кейстутовичу поляки прислали в помощь восемь тысяч воинов.Войско Свидригайлы состояло из пяти православных хоругвей- полоцкой,витебской, смоленской, мстиславской, киевской, чешских отрядов князя Сигизмунда
Корибута,нескольких ливонских хоругвей и хоругви шведов.Мученическая смерть Герасима породила в православных полках недоверие к Свидригайле, и это сказалось на их боевом настроении. Битву выиграл
Сигизмунд Кейстутович и стал полновластным великим князем.
Свидригайла бежал на Волынь, где и прожил до глубокой старости.Я попытался ответить на ваш вопрос о причинах поражения Свидригайла в этих двух решающих для него битвах?

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 10/02/08 в 19:04:23
К сожаленью, в этом отрывке некоторые аспекты дела упущены, ну да ладно. Любопытно, что один Гольшанский устраивает заговоры против Свидригайла, другой - гибнет, сражаясь за него.
Но я больше о том, почему Свидригайла разгромили, так сказать, технически? Полководцы у него были неплохие и в сторонниках недостатка не было, и трудно сказать, чтобы Жигмонт был таким великим стратегом. Неужели все дело в сожжении Герасима? А каково было соотношение сил?

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем olegin на 10/02/08 в 21:23:01
О соотношении сил ничего не говорится,только сообщается,что со стороны Свидригайло погибло 12 князей,а 42 были пленены Жигимонтом в этой битве.Может быть у кого-нибудь будет более исчерпывающая информация об итогах Вилькомирской битвы?

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 10/03/08 в 10:18:22
Спасибо. Ну что ж, пока военная сторона дела прояснится - что-то давно не было у нас красивой романтической истории (не считать же таковой эпизод с медведицей). Насколько помню, король Казимир Ягеллончик долгие годы был влюблен в некую прекрасную Эстер, даже песня об этом существовала. Вдруг попадутся какие-то материалы этого плана?

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем olegin на 10/03/08 в 12:46:09
Вы имеете в виду любовницу Казимира ІІІ Великого красавицу-еврейку Эстерку?

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 10/03/08 в 12:49:54
А, значит я перепутала Казимиров? Да, именно ее. Мне когда-то в ЖЖ попадался пост о сложенных по этому поводу песнях.

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем olegin на 10/04/08 в 18:29:06

on 09/22/08 в 17:18:28, antonina wrote:
О нравах князя Жигмонта
В число заговорщиков вошли братья Чарторыйские, а также виленский и тракайский воевода (то, что роль Скобенка была далеко не последней, подтверждается тем, что его вообще в такой высокородной компании упомянули). Вместе они сумели отправить Кейстутовича в ту не особо уютную часть загробного мира, куда он, без сомнения, попал. Случилось это в 1440 году.

Самое интересное,что в этой истории также не обошлось без медведя. :)Когда убийцы ночью пробрались к замку Жигимонта,он заранее принял все меры безопасности:закрылся на все засовы,а в сад выпустил своего любимца-дрессированного медведя.Но Чарторийский оказался все ж хитрее.Пока его подельники отвлекали и заманивали зверя в глубь сада,он подошел и начал царапать дверь.Жигимонт,естественно,принял его за своего Потапыча и на свою беду открыл дверь.
Так что и на этот раз без Мишки не обошлось. :)


Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем olegin на 10/04/08 в 19:25:37

on 10/03/08 в 10:18:22, antonina wrote:
Насколько помню, король Казимир Ягеллончик долгие годы был влюблен в некую прекрасную Эстер, даже песня об этом существовала. Вдруг попадутся какие-то материалы этого плана?

Эта романтическая история овеяна легендами.Даже сегодня польские историки не могут прийти к однозначному выводу:была ли еврейка Эстер исторической особой или же это вымысел.
Начнем сначала.В Опочно что под Краковом жил еврейский портной и торговец Рафал Малах и была у него дочь-красавица-Эстер.Как-то прохаживаясь по праздничной городской ярмарке в городе Король Казимир со своей свитой увидел стоящую за лотком девицу красоты невиданной,а рядом ее отца.Поручив своим придворным все разузнать о ней,Казимир направился в свою резиденцию в Вавеле.Когда же ему донесли о простолюдинке,он повелел вызвать в Замок ее отца и повел с ним переговоры.Когда же радостный отец принес дочери эту новость,то весьма ее опечалил:жить,хоть и с самим Королем,но незаконной женой,а если пойдут дети?Уговаривая дочь,отец настаивал (http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/e/e5/Esterka_Małach.jpeg/476px-Esterka_Małach.jpeg),т.к. Король ему с глазу на глаз обещал еврейской общине Кракова привилегии в торговле и ремесле.
Вот так и очутилась прелестная Эстерка (http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/6/69/Esterka.jpeg) в покоях Казимира Великого.Время шло и у Короля с молодой любовницей родилось четверо детей:поровну-2 мальчика и 2 девочки.Мальчиков(по договоренности между любовниками) Пелку и Немира воспитали в католичестве,а девочек в иудейском духе.Эстерка пользовалась все большим влиянием у стареющего Короля,хотя,надо признать,этим не злоупотребляла.Один польский источник рассказывает,что когда любовную страсть Королю уже нечего было скрывать,он построил Эстер отдельный Замок напротив Вавеля,куда и переселил ее вместе с детьми.Когда Король лично посещал ее аппартаменты-это был настоящий маленький праздник для его 2-й семьи (http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/5/5e/Łuszczkiewicz-Kazimierz_Wielki_u_Esterki.jpg/490px-Łuszczkiewicz-Kazimierz_Wielki_u_Esterki.jpg).И не было предела грусти и тоски Эстер,когда он покидал их совместное гнездышко.Тогда она садились,плача, за вышивание золотыми нитями.На покрывале для Торы она изобразила того библейного Змея-искусителя,который когда-то вверг в тяжкий грех Адама и Еву,а теперь и ее -несчастную приживалку Короля.
Шло время. Старый Король дряхлел и наконец умер.По одной из легенд,безутешная Эстер от тоски и горя выбросилась из окна своего Замка в ров и погибла.Один из курганов на месте возможной ее гибели до последнего времени носил ее имя.По другой версии,пришедший к власти после смерти Казимира Великого Людовик Венгерский начал антиеврейскую кампанию в стране,изгонял их с земель и отбирал права и привилегии,дарованные Казимиром,жертвой этой кампании стала и бедная Эстерка.Она была задушена в своих покоях.Судьба девочек неизвестна,зато два ее сына дали начало известным шляхетным родам в Польше.
Вот вроде бы и вся история о легендарной Эстерке.Если я что-то упустил-пусть меня поправят.

Апдейт:Ей посвящен старый американский шлягер "Дона-дона",роман Ф.Булгарина "Эстерка", в том числе романы на польском языке Ф. Бернатовича «Наленч» (1828) и Ю. Крашевского «Король крестьян» (1881).Много о ней писал в свое время и Ян Длугош.

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем antonina на 10/06/08 в 10:17:48
О, о, именно Дона-дона. А Жигмонт с медведем великолепен, возможно, это была та же медведица  :) Тем более поделом. Надо же, поскребся в дверь, как кот.

Заголовок: Re: Сумрак истории
Прислано пользователем olegin на 10/06/08 в 19:57:31

on 10/06/08 в 10:17:48, antonina wrote:
О, о, именно Дона-дона. А Жигмонт с медведем великолепен, возможно, это была та же медведица  :) Тем более поделом. Надо же, поскребся в дверь, как кот.

Да в том-то и дело,что не как кот(тихо),а громко наподобие Мишки.И скорее всего не ногтем. ;)



Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.