Удел Могултая (https://www.wirade.ru/cgi-bin/wirade/YaBB.pl)
Вавилонская Башня >> Поучительные рассказы и назидательные истории >> Дингисвайо, Чака и Ко
(Message started by: Mogultaj на 11/07/06 в 04:16:34)

Заголовок: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/07/06 в 04:16:34
Восточные нгуни, которых после объединения их Чакой стали именовать по клану самого Чаки "зулу" - зулусами -  при Чаке и далее сильно не походили на то, чем они были до Чаки. Разница тут та же, что между Германией 1870 года и Германией 1944-го. В Германии 1870-го было, разумеется, нечто, что позволило ей превратиться именно в Германию 1944, но это, тем не менее, два разных мира. И даже причина преображения у зулу примерно та же, что у немцев.

О зулусах времени Чаки лучше всего говорит такая история (я ее здесь в одном из тредов уже помещал, здесь воспроизвожу). Умерла Нанди, мать Чаки; тот впал в великое горе. К краалю, где лежало тело, народ пошел выражать соболезнования –  уклониться от массовых выражений скорби не рисковали. Следуют описания из книги Э. Риттера (Зулус Чака. М., 1989. С.314-322):  

«Все время подходили жители соседних краалей - мужчины и женщины. Приблизившись на расстояние полумили, каждая группа присоединялась к чудовищному реву. -Он не прекращался всю ночь, причем никто не решался отдохнуть или глотнуть воды. По меpе того как подтягивались толпы из отдаленных краалей, рев еще усиливался. Рассвет не принес никакого облегчeния. Еще до полудня в краале собралось до шестидесяти тысяч человек. Крики их стали неописуемо отвратительны. Сотни людей лежали на земле - их свалила усталость или голод. B полдень толпа образовала круг c Чакой в центре и зaпела военную песню. Это явилось для них некоторой отдушиной. Когда песня смолкла, Чака прикaзал тут же казнить нескольких мужчин (за недостаточно громкие крики скорби – А.Н.). Тогда крики стали еще громче, если это вообще было возможно. Новых приказаний о казнях не потребовалось: словно желая показать вождю, насколько велико их горе, присутствующие нaчaли убивать дpуг друга. Многие получили смертельный удар, нанося его другим: каждый старался воспользоваться случаем, чтобы отомстить за свои обиды - действительные или мнимые. Тех, кто не мог больше исторгнуть слезы из глаз, или кого заставали жадно пьющим y реки, тут же забивали насмерть (так как они проявляли тем самым недостаточное погружение в скорбь – А.Н.)… K вечеру я подсчитал, что в этой ужасной бойне погибло не менее семи тысяч человек. Толпы людей ринyлись к pечке, протекавшей неподалеку, чтобы смочить пересохшие рты. Вскоре на ее беpегах выросли груды трупов, так что к воде yже невозможно было пробиться. Крааль, где все это происходило, был залит кровью».
Затем Чака «прекратил бойню. К тому времени солнце уже склонялось к закату. Плач продолжался (на тех же условиях) до следующего дня. Только в полдень назавтра людям предложили поесть…»

После похорон выступил первый советник Нгомаан. Он обратился к толпе c речью:
- Великая слониха c изящными грудями - вeчно правящий дух плодородия - умерла. Вероятно, небо и земля объединятся, оплакивая ее, a потому мы должны понести большой траур: весь год не обрабатывать землю, не пить молока, a весь надой выливать на землю, а также отказаться от соитий. Женщины, которые в течение года забеременеют, вместе c мужьями будут преданы смерти.

Чака погрузился в горестные раздумья.  

- Я завоевал весь мир, но потерял мать,- стонал oн.- Горькое алоэ заполнило мне рот, я утратил- всякий вкус к жизни.

«Чака ненавидел всех, кто не выказывал самого глубокого огорчения. Он приказал отрядам воинов обойти всю страну и убить тех, кто не соблюдал траур и не послал на могилу его матери скота для жертвоприношений…  

Чака впал и глубокую rрусть… Этим воспользовались многие карьеристы. Стоило им намекнуть, что такой-то не проявил горя, и Чака иеизменно, если только речь не шла о его испытанном друге или прославленном храбреце, указывал на него пальцем либо кивал. Это означало смертный приговор бедняге.

…А Чака все продолжал горевать. И пока он горевал, бедам его народа не было конца….Воины полка Фасимба и ряда других были выстроены совершенно голыми на площади для парадов. Туда же был выведен женский полк Нгисимаан - три тысячи молодых и красивейших девушек королевства. Разумеется, они не были совершенно обнажены, но их прикрывали лишь юбочки длиной 4 дюйма (10 см- то есть ничего они не прикрывали, это были набедренные обережные пояски – А.Н.). Тут следует напомнить, что в течение полугода половые сношения – даже уку-хлобонга (петтинг и интерраптус)  - считались тягчайшим преступлением.

- Дети мои - обратился Чака к воинам. - Я собрал вас для того, чтобы глаза мои насладились зрелищем подлинного горя, которое причиняет вам моя скорбь. Тот, кто преисполнен печали, не станет думать о любви, когда девушки покажут свои прелести; а они это ceйчac сделают. Они тоже горюют и лишены похотливых помыслов. Быть может, среди вac найтдутся бессердечные люди, равнодушные к моей беде. Их выдаст непристойная вспышка страсти, которая сразу же станет заметна по [эрекции]. Такие люди мне не нужны - они пойдут на корм птицам.

3атем Чака обратился к девушкам и призвал их сделать все возможное, чтобы разбудить скрытые страсти тех, кто ему неверен; тогда отсутствие у этих людей должного пиетета и лояльности будет замечено всеми. Девушки должны немедленно подойти к воинам, высоко задирая ноги; приблизившись почти вплотную - отойти, а затем подойти вновь. При этом им надлежит петь и хлопать в ладоши.  

После зтого Чака вновь обратился к гвардейскому полку и приказал воинам стать по команде «смирно», но хлопать в ладоши в унисон с девушками. Король, одетый в форму полка Фасимба, встал лицом к строю. 3а ним находилось пятеро палачей, вооруженных массивными палицами.

Получив приказ выйти на парад совершенно нагими, воины были ошеломлены. Об этом, да и о последующих событиях лучще всего рассказал Джабула Эма-Бомвини, один из старейших гвардейцев полка Фасимба.

«Отец мой, когда мы получили приказание явиться на парад даже без ум-нц'едо (колпачок на крайней плоти), все мы ощутили тяжесть на сердце, ибо не ведали, что задумал Могучий Слон. Со времени смерти Нанди происходило много странного, но зтот приказ превзошел все. В ту ночь нам снились очень тяжелые сны.

Придя на следующее утро на площадь для парадов, мы узнали правду, и дурные предчувствия еще усилились. И6o - отец мой поймет меня - мы уже много месяцев не имели женщин, а когда мужчина слишком долго голодает, нет ничего удивительного, что зрелище такого количества пищи, притом наилучшего качества, возбуждает его.
Увидев приближающихся девушек, мы напустили на себя скорбный вид, но эти прелестные фигуры с их дивными округлостями зажгли в нашей крови безумное желание, и никакое усилие воли не могло его подавить. Когда же они приблизились, поднимая ноги как можно выше, все мы почувствовали себя кормом для птиц и решили, что Великий допустил одну лишь ошибку, захватив с собой мало палачей.
Нашему командиру приходилось время, от времени оборачиваться к строю, как это обычно делают командиры на параде, желая удостовериться, что воины выполняют свой долr. И тут, отец мой, мы заметили, что он виновен, как и все мы. Даже он не смог скрыть своих желаний.
Взвод, находившийся непосредственно перед Могучим Слоном, до единого человека пошел на корм птицам, но даже и это не умерило наш мужской пыл. Чтобы отец мой представил себе, до какой степени взбунтовалась наша плоть, я расскажу, как погиб этот взвод. Даже когда палачи схватили воинов, те не перестали походить на быков; изголодавшихся по коровам. Великий взревел от ярости, увидев, что и поднятые палицы не смогли успокоить виновных до тех пор, пока не опустилнсь на их головы. ,,Поглядите на них! - гремел Безымянный.- Они не испытывают почтения ни к моей бедной матери, ни к моему скорбящему сердцу. Слова сочуветвия, которые они произносили,- не более как пена лжи, предназначенная скрыть их низменные изменнические мысли. Посмотрите на их ими-исиза (палицы - зулусский эвфемизм). Вместо того чтобы печально смотреть вниз, они нахально задраны кверху и направлены мне в лицо. Эй, палачи,  
прикончить этих отвратительных животных!".

Наш полк Фасимба не зря носил шутливое прозвище „Девичья Радость", и хотя нам было горьно смотреть на казнь воинов, все мы гордились ими. Да, отец мой, они умирали как мужчины и на вечные времена утвердили за полком его прозвище.
К счастью для нас, Великий не мог накодиться всюду одновременно, и до поры, до времени мы оставались в безопасности. Но ум наш оцепенел и ничего не мог нам посоветовать. Когда девушки ириблизились к нам;
мы уже считали себя мертвыми: вина наша стала явной. Но тут на помощь нам пришла их сообразительность: „Шайани амасенде",- проговорили они тихим шепотом [бейте себя по мошонкам]. Так мы и поступили. Но зто была такая боль, что даже сейчас, отец мой, я предпочитаю не вспоминать о прошлом, хотя благодаря совету девушек мы не пошли в тот день на корм птицам.

Когда девушки удалились; Великий обошел строй, внимательно присматриваясь к каждому воину. Но мужские наши достоинства поникли так же, как в головы: начиная от командира и кончая последним воином, не было ни одного человека с малейшими признаками вины. Так мы доказали, что не имеем низменных помыслов; недостойных памяти королевы-матери.

Великому это, видимо, понравилось, но он не успокоился, пока девушки полка Нгисимаан снова не приблиаились к нам. Мало того - он велел им остановиться и изо всех сил призывно дразнить нас. Даже сегодня,отец мой, хотя я уже стар, воспоминание об этом зрелище
волнует меня, и я чувствую, что не так уж дряхл, как мне кажется. Но в тот день мне приходилось подавлять стоны от боли, которую я сам себе причинял. Зато я проявлял к девушкам не больше интереса, чем вол при виде коровы: Иа полка быков мы временно превратились в полк волов. Все же лучше быть живым волом, чем мертвым быком, особенно если увечье временное.

Наконец Могучий Слон выказал свое удовлетворение. Его так обрадовала наша победа, что он приказал всем воинам полка носить по одному красному перу бананоеда, которое, как знает мой отец, служит символом почета и победы. Это право предоставляется лишь избранным  
полкам. Итак, отец мой, наши выдающиеся мужские способности чуть было не привели нас на грань поражения и позора: Но когда мы перестали быть мужчинами, нас наградили как победителей. Впрочем, для полка, одержавшего победу, у нас был удивительно подавленный и горестный вид. Страдая от сильной боли, мы покинули поле для парадов и отправились в свои казармы, где с удовольствием провели день-два, пока боль не утихла».

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/07/06 в 05:03:24
Смерть Нанди имела место в 1827.

Заодно при Чаке перестали брать в плен, за что ни попадя убивали виновного вместе со всем его краалем (независимо даже от того, был он старшим родовичем этого крааля  или нет), а побежденные кланы стали резать, не щадя ни женщин, ни детей, казням предавали самым мучительным.

Между тем около 1800 г. все было совершенно по-другому. В плен (кроме особо ожесточенных случаев) брали в обязательном порядке всех, кто сдавался, у побежденных щадили и мужчин, не то что женщин и детей, на войне  сознательно старались ограничиваться оружием, которое больше ранило, чем убивало (метательное копье), по военному обычаю полагалось избегать ближнего рукопашного боя - чтобы не возрастали ни свои, ни чужие потери (так что в норме бой представлял собой в основном "перестрелку" метательными копьями, выявлявшую победителя, которому сдавались проигравшие), истреблять невиновных норма не позволяла, карать несоразмерно вине - тоже.

Все это сильно сводила на нет одна черта - Befehlsreligion ("религия приказа") в таком  масштабе, что и немцам не снилась. Восточные нгуни твердо придерживались того - очень российского - подхода к делу, которое недавно выразил (не  тем будь помянут) замечательный поэт Игорь Караулов. Последний писал о Кушнере: "Дорогие литераторы! Александр Семенович Кушнер уже пятьдесят лет на этой арене и до сих пор интереснее публике, чем все его ругатели, вместе взятые. Он в этом месяце приедет в Москву и опять соберет зал в 300 человек. Он имеет право просто срать на наши бедные головы, без всякого объяснения причин".
( http://karaulov.livejournal.com/683812.html )

Вот этот самый подход - насчет права гадить на головы без объяснения причин - совершенно сознательно исповедовали восточные нгуни по отношению к любому законному вышестоящему: сыновья - к отцу, поселок - к старейшинам, клан - к его вождю. Норма запрещала то или это и оставалась ценна для нгуни; но стоило вождю потребовать чего-то, что нарушало бы норму, как та же норма требовала, чтобы этот приказ был безоговорочно выполнен. При этом его вовсе не обязаны были считать справедливым или одобрять. Его просто должны были выполнить не за страх а за совесть - из уважения к приказу законного вышестоящего. Нгуни  не рабствовали из страха.  У них было чересчур развито абстрактно-обобщенное восприятие дел: в приказе законного вышестоящего они считали главным - я бы сказал, подавляюще главным - сам тот факт, что это был приказ законного вышестоящего, а не содержание этого приказа. Это позволяло - и одновременно обязывало - всякого нгуни выполнить самый злодейский приказ или подчиниться ему, при  этом прекрасно зная и называя ему цену и не скрывая, что он такого приказа в жизни не отдал бы, считает его скверным и выполняет лишь с тяжелым сердцем, только потому, что это приказ. Этикет требовал того, чтобы нгуни, получив такой приказ, высказал ему подчеркнутую лояльность именно как приказу, - ни в коем случае не его содержанию. Получив приказ  о собственной несправедливой казни от законного вышестоящего, нгуни кричали "байете ("да здравствует вождь")!" - в знак того, что готовы положить жизнь из уважения к самому принципу лояльности приказу законной власти (а вовсе не его носителю как человеку и тем более не содержанию приказа). После чего, согласно требованиям того же представления о чести, они должны были без  всякого сопротивления, фактически добровольно, предать себя на казнь - все из того же уважения к приказу. Это рассматривалось как обязательная патриотическая жертва во имя законов сообщества - как если бы речь шла не об отправке на несправедливую казнь, а об отправке на смертельный бой за свое племя.

По той же логике в проступке против нормы нгуни видели прежде всего проступок как таковой, независимо от того, какого масштаба это был проступок. Дело было в принципе: человек преступил положенное. При таком подходе к делу неудивительно, что у нгуни смертная казнь носила характер массовый - убивали за любой пустяк (правда, норма требовала, чтобы убивали без мучений; впрочем, воля законного вышестоящего, нарушающая эту норму, подлежала безоговорочному исполнению, хотя и осуждалась при этом).

При всем этом тем более замечательно, что подлинный основатель военно-политического елинства восточных нгуни - Дингисвайо (чью власть унаследовал и приумножил Чака)-  был сознательным противником всей этой системы. Он никогда не применял распоряжений, нарушающих норму (т.е. подлежащих выполнению из одного уважения к приказу), да и меру, которой мерила сама норма, считал чересчур жестокой, смягчал на практике и собирался реформировать в сторону резкого постоянного смягчения и в принципе.  В ближайшем будущем я постараюсь рассказать о его судьбе.

Заголовок: Стрелок на британской службе
Прислано пользователем Mogultaj на 11/08/06 в 15:16:03
Стрелок на британской службе.

Дингисвайо -  имя, которое взял себе Нгодонгвана, сын Джобе, вождя племени мтетва, плсле того, как был вынужден бежать из родного племени.  Родился он около 1770 года.  В семьях вождей восточных нгуни обычным делом были ссоры между братьями по поводу того, кому наследовать отцу на престоле вождя племени - поскольку каждый влиятельный нгуни, тем более вождь, имел по нескольку жен, дети вождей от разных жен друг друга, мягко говоря, недолюбливали. А то, что отец делал одного из сыновнй своим любимцем, предназначенным наследовать власть, приводило к тому, что прочие братья начинали враждовать и с отцом. Положение было настолько острым, что племенные хроники нгуни пестрят отцами, изгоняющими детей, и детьми, поднимающими руку на отцов, а Чака вообще отказывался заводить детей, так как, по его словам, "бычок, достигнув зрелости, взбунтуется против своего отца-быка" и потому "бык живет спокойно, если у него нет потомства".

Так и вождь племени мтетва, Джобе, покровительствовал одному из своих сыновей, Мавеве. С ним соперничал в претензях на наследие его брат Нгодонгвана, однако отец решительно предпочел Мавеве; тогда Нгодонгвана сговорился с еще одним своим братом, Таной, против Мавеве и отца. По другим известиям, Джобе назначил официальным наследником именно Тану, но тот решил ускорить события (быть может, опасаясь, что отец передаст наследование другому брату, например, тому же Мавеве - такая версия объяснила бы все наши сведения). Тана и Нгодонгвана жили в одном из королевских краалей мтетва и составили там заговор против Джобе, намереваясь лишить его жизни и власти. Еще несколько друзей и приверженцев обоих братьев вошли в заговор.  Джобе узнал об этом  и обрушился на заговорщиков. В некую ночь его люди окружили хижину, где спали Тана, Нгодонгвана и их приверженцы, и напали на них. Все были убиты, кроме Нгодонгваны: он  вырвался, перелез через ограду крааля и скрылся в темноте, но в спину ему при этом попали зазубренным метательным копьем, нанеся тяжелую рану: наконечник остался в теле. Он спрятался в буше, где его на следующий день нашла его сестра. Она извлекла зазубренный наконечник, перевязала рану и укрыла брата, чтобы его не нашли. Выздоровев, он бежал к соседним племенам (где у него могли быть родичи). Когда Джобе узнал, что он жив, он потребовал головы Нгодонгваны и посылал за ним убийц - сохранились рассказы о том, как Нгодонгване удавалось ускользнуть от них на волоске от гибели - так что Нгодонгвана, наконец, был вынужден покинуть племена  и скрыться в Драконовых горах, превратившись в беглеца-одиночку. В знак этого он  принял имя Дингисвайо - по-зулусски "гонимый бедами скиталец" (по другим известиям, он принял это имя много позже). Он странствовал годами, проходя сотни километров от одного края к другому.

Около 1793 года Дингсивайо скитальцем пришел в Капскую колонию,-  в это время она еще принадлежала голландцам -  и остался там на несколько лет. В 1795 г. Капскую колонию заняли англичане. Дингивайо добровольцем принимал участие в военных экспедициях новых властей против враждебных племен в 1797 и 1799 годах (в рядах туземных контингентов войск колонии). Обычаи и военное искусство белых произвели на него огромное впечатление, причем больше всего его душу поразили четыре вещи. Во-первых, регулярное войско, способное, как он видел своими глазами, рассеивать многократно превосходящие его по численности племенные ополчения. Во-вторых, внутренний мир в колонии: на огромном (по меркам кланового родовича-нгуни) пространстве все жили по одним, ограждающим их безопасность, законам под властью одного правительства, не посягая друг на друга, а за морем существовала еще более громадная елиная община короля Ум-Джорджи, - все население Капской колонии было лишь "подкланом" этой общины. Практически реализованная возможность мирной жизни без непрерывных войн с соседями потрясла Дингсивайо. В-третьих, на примере белых он обнаружил, что можно не карать смертью за большинство преступлений и проступков, и общество оттого не распадается. У Чаки потом то же наблюдение вызвало презрение к мягкосердечию и расслабленности белых. Для Дингсивайо же тот факт, что без массовых смертных казней можно обойтись, автоматически означал, что без них _нужно_ обойтись. В-четвертых, оказалось, что даже если не предоставлять вышестоящим права совершенно свободно командовать и губить людей по своему произволу, общество все равно не разваливается и не забывает всякую дисциплину, погружаясь в кровавую анархию. Для Дингсивайо это означало, что оставлять вышестоящим  право на несправедливый произвол недопустимо и для нгуни. Были, однако, вещи, которые у белых Дингисвайо одобрить категорически не мог. Прежде всего это было отсутствие вынюхивания и казней колдунов - Дингсивайо никак не мог взять в толк, как это белые, в иных отношениях столь мудрые, позволяют колдунам безнаказанно губить людей, потому что против всякого здравого смысла уверили себя в том, что колдовства не бывает вовсе! Кроме того, у Дингисвайо  крайнее отвращение вызвало наказание тюрьмой, особенно для подростков.

Много лет спустя, в беседе с Чакой, надеясь сделать из него продолжателя своего великого предприятия, Дингисвайо излгал ему суть своих воззрений и говорил ему о том, в чем надо, а в чем не надо брать пример с белых: "У белых такая система управления, при которой все вожди признают власть верховного вождя. Благодаря этому они избавились от усобиц и во всей их земле царит мир. Правосудие у белых гарантирует каждому, будь он вождь или рядовой человек, справедливое решение дела. Смертью наказывается только государственная измена, убийство и другие особо тяжкие преступления. Колдовство, однако, не карается, ибо белые, по их словам, больше в него не верят. Этого я никак не могу понять! Не выносятся смертные приговоры и ворам, хотя было время, когда у белых казнили даже ребенка, утащившего из баловства цыпленка или какую-нибудь мелочь. Однако, вместо того чтобы просто выпороть провинившегося мальчишку, как это принято у нгуни, белые подвергают их ужасному наказанию: запирают в каменные дома, где преступники, лишенные свободы и солнечного света, влачат жалкое существование много месяцев и даже лет. Да и кормят их там плохо. Этот обычай вызывает омерзение!"

Уже по этой программе видно, что за человек был "Гонимый бедами скиталец", что ему казалось хорошим, а что - плохим.

Все время своего скитальчества Дингисвайо не оставлял намерения добиться власти в родном племени после смерти отца, а, добившись ее, переустроить жизнь нгуни так, чтобы в нее пришли те хорошие обычаи и вещи, возможность осуществления которых он своми глазами видел на юге. Об
этих своих планах он не рассказывал никому. По-видимому, Амбопа-Игнози в "Копях царя Соломона" Хаггарда - благородного духа наследник престола племени кукуанов, скрывающий свои права и амбиции под видом негра-слуги в белом обществе - это прежде всего клон Дингсивайо.

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/08/06 в 16:38:28
Интермедия. Еще правосудие Чаки.

Когда Чака был повелителем зулусов и проводил массовые наборы в свою регулярную армию, уклониться от этого набора хотели бы очень многие, так как положение солдат было прескверным. Воинов регулярной армии государство не кормило - их должны были кормить  селения, расположенные рядом с "военными краалями" - военными городками-казармами, где они размещались, причем нормы кормления установлено не было. Родственники воинов, не желая, чтобы их парни голодали, доставляли им припасы из собственных краалей, часто для этого приходилось совершать длиннейшие переходы. Кроме того, служили призывники по многу лет, и все это время им запрещалось жениться и заводить даже незаконных детей (под страхом смерти; Чака, не имевший детей сам из страха перед возможным выступлением против него детей, когда они вырастут, хотел, чтобы и другие молодые мужчины их не имели). Только за особые заслуги воин получал право завести жену и детей.  Когда Чаке указывали, что этак девушки, сверстницы воинов, "обречены тосковать в одиночестве и увянут, так и не став матерями", он отвечал: "Зрелая женщина рождает более здоровых детей. Лучше иметь мало детей и рожать их пореже".

От воинской повинности, однако, освобождались ученики знахарей, а поступать в ученики знахарей можно было свободно. Хотя это навсегда обрекало молодых людей на изоляцию от обычной жизни, желающих поступить на обучение к знахарям во избежание набора в войско сразу стало так много, что Чака разразился  новым законом: все ученики знахарей должны  были в доказательство своего мужества на протяжении всего срока обучения спать исключительно за оградой крааля - предпочтительно, в местности, изобилующей львами. Это сулило им исключительно высокую вероятность погибнуть в зубах и когтях хищников.

Как-то раз Чаке донесли, что некий ученик знахаря спит в краале своего учителя. Король отправил воинов привести виновных; те явились, приведя самого ученика. Король, видя его, сказал советникам: "А где укрывавший его знахарь? Неужели меня считают глупцом, который наносит удары не по голове, а по хвосту?!"

Один из советников - все прочие молчали, не желая губить воинов, посланных за виновными, - объяснил королю, в чем было дело: когда воины пришли арестовать знахаря, тот усыпил их воскурениями соответствующих трав, так что они погрузились в сон, а, проснувшись, не решились посягать на него. Обвиняемому же ученику знахарь сам приказал сдаться, чтобы воины могли кого-то привести к Чаке.

"Итак, старая гиена думала спасти свою жизнь, пожертвовав хвостом!" - сказал Чака.

"Кто знает пути знахарей, отец мой!" - осторожно ответил советник.

"Я знаю! - в ярости ответил Чака. - И я не потерплю ни нарушения моих законов, ни проволочек в исполнении моих приказов. Немедленно послать два отборных отряда воинов в крааль знахаря, чтобы они истребили там все живое - и самого знахаря, и всех мужчин, женщин, детей, собак, и даже крыс. И пусть они не складывают руки и не возвращаются, пока не выполнят этот приказ слово в слово. Чтобы никто не посмел побежать и предупредить через посредников жителей того крааля, я запрещаю всем, кроме этих двух отрядов, покидать мой королевский крааль, пока те два отряда не проделают изрядную часть пути, так что никакое извещение их все равно уже не опередит. Ученика знахаря убейте. А теперь приведите ко мне воинов, которые должны были задержать знахаря, но не исполнили свой долг".

Семеро воинов, включая предводителя, были приведены. Троих, имеющих знаки отличия за боевые заслуги, король отправил на смертельно опасное задание, с которого они, как сказал Чака, изрекая приговор, "не должны бы вернуться". Предводителя и трех остальных воинов умертвили в тот же день; "Но, - сказал Чака, - я дарую вам смерть, достойную воина, ибо только колдовство заставило вас нарушить долг".

Все семеро с  с гордостью закричали: - Байете! - и парадным шагом отправились на исполнение приговора.

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/09/06 в 22:00:34
История Дингисвайо  (продолжение).


Конь и ружье. "Винтовка рождает власть".


Около 1805 г. умер Джобе, вождь мтетва, и владычество над ними перешло к его сыну Мавеве - тому самому брату Дингисвайо, из-за соперничества с которым (по одной из версий) тот и стал изгнанником. Дингисвайо в своей Капской  колонии узнал об этом - как видно, он пристально интересовался делами родного племени, намереваясь когда-нибудь воцариться над ним, и находил возможность  удовлетворять свой интерес. Едва выяснив, что отец его умер и сменен Мавеве, Дингисвайо отправил в край мтетва с каким-то посредником замечательное послание в стиле "Иду на вы!" - там говорилось, что он, Дингисвайо, теперь выступит на север и намерен взять власть над мтетва. После этого Дингисвайо действительно оставил колонию и двинулся на север, но сразу к мтетва не пошел. В конце концов он остановился у хлуби - довольно отдаленного от мтетва племени, подчинявшегося вождю Бунгаану. Хлуби давно знали Дингисвайо, и теперь одна из их общин не просто приняла его в свою среду, но вскоре, "за смелость и решительность" (Риттер), избрала его своим старейшиной - руководителем общины и ее представителем перед Бунгааном.

Так прошло некоторое время, пока в 1807 г. к хлуби не прибыл одиночка - белый верхом на коне с ружьем за плечами. Это был доктор Коуэн, исследователь-шотландец, выступивший в 1806 из Кейптауна на север с поручением от лорда Кэледона, губернатора Капской колонии, разведать края Южной Африки. В начале 1807 Коуэн пересек страну тсвана (ботсвана, бечуаны) и прибыл в край хлуби. Его приняли в краале Бунгаана. По преданию, Дингисвайо случайно встретился с ним на пути, и тот сказал, что хочет пройти к Делагоа, португальской фактории (сейчас - Мапуто, столица Мозамбика). Дингисвайо вызвался быть его проводником  на пути к побережью - он по-прежнему ценил всякие контакты с европейцами.  В свою очередь, для Коуэна человек, хоть немного понимавший по-английски, был находкой. По преданию, по дороге они беседовали даже о политике.  Вместе они спустились вниз по течению Тугелы до ее устья. Севернее лежала земля мтетва (а далеко за ней - Делагоа), сами они шли по территории края племени гвабе. Однако король гвабе - одни известия говорят, что это был еще Кондло, другие - что уже его сын Пакатвайо, наследовавший отцу в этом самом 1807-м - велел убить белого, что и было сделано его подданными. Конь и ружье убитого достались Дингисвайо.  Впоследствии распрострянялась история о том. что Дингисвайо расстался с белым еще до того, как того убили, и направился в край мтетва, чтобы стать там королем; однако тогда было бы совершенно непонятно, как ему удалось заполучить коня и оружие Коуэна. Несомненно, что эти слухи распространял сам Дингисвайо, желая отвести от себя подозрение в том, что он предал или  убил доверившегося ему Коуэна, чтобы завладеть его имуществом. Старался он, в сущности, зря: и так было понятно, что если бы он хотел это сделать, то полная возможность осуществить подобный замысел у него была и ранее, на пути к устью, и если Коуэна убили только при устье, то, стало быть, не  Дингисвайо  был в этом виноват. Сами белые тоже никогда не обвиняли Дингисвайо в причастности к этому злодеянию - по их сведениям, виновен во всем был Пакатвайо, наследник (или уже король) гвабе.

На коне, с ружьем за плечами (с которым он к тому же умел обращаться - служба в войсках Капской колонии даром для него не прошла), Дингисвайо ехал в землю родного племени, где правил его брат и счастливый соперник  Мавеве. До мтетва дошли слухи, что с юга к их стране вдоль подножия Драконовых гор движется некий молодой вождь-одиночка, верхом на неизвестном животном и с другим таким же животным в поводу (к северу от Умзимвубу еще никто не видел лошади). Незадолго до его появления в земле мтетва там узнали, что пришелец заявляет, будто он - тот самый Нгодонгвана, что исчез из этих краев много лет назад. Мтетва поверили в это сразу. Спасение, приключения, невиданные звери Нгодонгваны, его ружье -  слава обо всем этом  мгновенно  уверила мтетва, что он овладел колдовским искусством.  Когда же  Дингисвайо появился в краю мтетва, он показал соплеменникам шрам на спине - след от зазубренного наконечника копья - и его приветствовали как законного наследника трона мтетва. "Его рана - его поручитель", говорили люди. Мтетва тут же перешли на его сторону, и Дингисвайо получил власть без всякого сопротивления - нечто подобное совершил через восемь лет Наполеон в "полете Орла", но Наполеон при этом не пользовался непререкаемым обаянием коня и ружья. Мавеве бежал, но был схвачен, приведен обратно и убит. Началось 11-летнее правление Дингисвайо над мтетва. По некоторым свидетельствам, имя "Дингисвайо" было принято им только сейчас; скорее он только сохранил его в качестве тронного, не пожелав ни принимать нового имени, ни возвращаться к исконному (Нгодонгвана). В обоих случаях это было очень показательно:  на престоле он не хотел забывать прежних лет скитания; добивался он и того, чтобы его подданные помнили, что он self-made man, поднявшийся к власти лишь своей удачей и своими силами.

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mithrilian на 11/13/06 в 14:50:27

Quote:
"По некоторым свидетельствам, имя "Дингисвайо" было принято им только сейчас; скорее он только сохранил его в качестве тронного, не пожелав ни принимать нового имени, ни возвращаться к исконному (Нгодонгвана). В обоих случаях это было очень показательно:  на престоле он не хотел забывать прежних лет скитания; добивался он и того, чтобы его подданные помнили, что он self-made man, поднявшийся к власти лишь своей удачей и своими силами."
- вспоминается некто Бродяжник Телконтар :)

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Oetavnis на 11/13/06 в 15:12:41
Тут имеет место быть некоторое искажение исторической картины.

1) Вы очень своеобразно цитируете Риттера. Например, ваша цитата:


Quote:
B полдень толпа образовала круг c Чакой в центре и зaпела военную песню. Это явилось для них некоторой отдушиной. Когда песня смолкла, Чака прикaзал тут же казнить нескольких мужчин (за недостаточно громкие крики скорби – А.Н.). Тогда крики стали еще громче, если это вообще было возможно. Новых приказаний о казнях не потребовалось: словно желая показать вождю, насколько велико их горе, присутствующие нaчaли убивать дpуг друга. Многие получили смертельный удар, нанося его другим: каждый старался воспользоваться случаем, чтобы отомстить за свои обиды - действительные или мнимые. Тех, кто не мог больше исторгнуть слезы из глаз, или кого заставали жадно пьющим y реки, тут же забивали насмерть (так как они проявляли тем самым недостаточное погружение в скорбь – А.Н.)…
K вечеру я подсчитал, что в этой ужасной бойне погибло не менее семи тысяч человек. Толпы людей ринyлись к pечке, протекавшей неподалеку, чтобы смочить пересохшие рты. Вскоре на ее беpегах выросли груды трупов, так что к воде yже невозможно было пробиться. Крааль, где все это происходило, был залит кровью».  
Затем Чака «прекратил бойню. К тому времени солнце уже склонялось к закату. Плач продолжался (на тех же условиях) до следующего дня. Только в полдень назавтра людям предложили поесть…»  

В оригинале было:


Quote:
В полдень толпа образовала круг с Чакой в центре и запела военную песню. Это явилось для них некоторой отдушиной. Когда песня смолкла, Чака приказал тут же казнить нескольких мужчин. Тогда крики стали еще громче, если это вообще было возможно. Новых приказаний не потребовалось: словно желая показать вождю, насколько велико их горе, присутствующие начали убивать друг друга. Многие получили смертельный удар, нанося его другим: каждый старался воспользоваться случаем, чтобы отомстить за свои обиды - действительные или мнимые. Тех, кто не мог больше исторгнуть слезы из глаз, кого заставали жадно пьющим у реки, тут же забивали насмерть другие зулусы, обезумевшие от возбуждения.
К вечеру я подсчитал, что в этой ужасной бойне погибло не менее семи тысяч человек. Толпы людей ринулись к речке, протекавшей неподалеку, чтобы смочить пересохшие рты. Вскоре на ее берегах выросли груды трупов, так что к воде уже невозможно было пробиться. Крааль, где все это происходило, был залит кровью".
По словам вождя Сигананды Ц'убе, Чака был так поражен горем, что утратил власть над собой, и над окружающими. Окруженный толпой льстецов, он не имел представления о том, какая резня разыгралась в этот трагический день. Но как только Чака уяснил себе, что происходит, он немедленно прекратил бойню. Это подтверждает и Фин. К тому времени солнце уже склонялось к закату. Плач продолжался до следующего дня. Только в полдень всем предложили поесть.

В первом случае похоже на сознательный приказ, во втором - массовая истерия. И роль Чаки сильно отличается.


2)Те зверства, которые последовали после смерти Нанди и которые вы приводите в качестве примера, были вещью ненормальной для зулусов. Даже из вашей цитаты видно, что это было необычной крайностью: "Отец мой, когда мы получили приказание явиться на парад даже без ум-нц'едо (колпачок на крайней плоти), все мы ощутили тяжесть на сердце, ибо не ведали, что задумал Могучий Слон. Со времени смерти Нанди происходило много странного, но зтот приказ превзошел все.", и поэтому никак нельзя сказать, что "О зулусах времени Чаки лучше всего говорит такая история".

Ненормальность этого породила протесты, как указано у того же Риттера:


Quote:
После трех (иные говорят - двух) месяцев глубокого траура по Нанди страна пришла в плачевное состояние. Поля заросли сорняками. Люди недоедали, так как один из основных продуктов питания зулусов - молоко - сразу же после дойки коров приходилось выливать на землю.
Самые смелые и умные из подданных Чаки начали возмущаться: зулусы были народом дисциплинированным, но не угодливым. Некто Гала из клана Бийела решил покончить с тиранией. Взяв палицу, он отправился в Булавайо и, подойдя к внутренней ограде королевского крааля, закричал:
- Эй, король, ты погубил свою страну. Кем ты собираешься править? Или думаешь создать новый народ? Неужели все должны умереть только потому, что умерла твоя мать? Сензангакона тоже умер. Но никто тогда не делал того, что сейчас делаешь ты. И твой дед Джама тоже умер. Но и тогда ничего такого не делалось. Ты погубил свою страну. В ней поселятся другие короли, ибо твои люди помрут с голоду. Никто не пропалывает поля, никто не доит коров. Их будут доить те короли, которые станут обрабатывать твою землю. Потому что твой народ больше не ест, женщины не беременеют, скот остается недоенным. Что до меня, о король, то я скажу тебе: "Ты так же мертв, как твоя мать. Положи камень в свой желудок (возьми себя в руки, приободрись). Это не первый случай, когда в стране зулусов кто-то умирает".
Чака сбросил с себя оцепенение, созвал советников и стал укорять их:
- Какой с вас толк? Разве вы говорили мне, чтобы я положил камень в желудок?
Гале же он подарил несколько голов жирного скота в благодарность за хороший совет. Кроме того, он разрешил Гале и его взрослым домочадцам надеть головное кольцо. Эта льгота означала освобождение от действительной военной службы с правом жениться и обычно предоставлялась только особо отличившимся полкам и их командирам.
Таким образом, лед озлобленности Чаки наконец треснул и затем быстро начал таять. Король отменил стеснительные запреты на питание, что автоматически открыло шлюзы целому потоку даров, хлынувшему в казну Чаки со всех концов его страны.


В предисловии к книге Риттера об этом кратко сказано так:


Quote:
Что же касается западноевропейской литературы, как научной, так и художественной, то в ней Чака долгое время представал как тиран из тиранов, злой гений народов Южной Африки, и больше всего своего собственного народа - зулусов.
Основанием для такой трактовки образа Чаки был завершающий период его правления, особенно самый последний год, когда Чака действительно превратился в деспота, истреблявшего людей. Тогда против него и возник заговор двух его сводных братьев и главного советника, и 24 сентября 1828 года он был убит.

Следовательно, для характеристики зулусов времён Чаки лучше брать примеры не из последнего года его правления.


3)
Quote:
"Заодно при Чаке перестали брать в плен, за что ни попадя убивали виновного вместе со всем его краалем (независимо даже от того, был он старшим родовичем этого крааля  или нет), а побежденные кланы стали резать, не щадя ни женщин, ни детей, казням предавали самым мучительным.
Между тем около 1800 г. все было совершенно по-другому. В плен (кроме особо ожесточенных случаев) брали в обязательном порядке всех, кто сдавался, у побежденных щадили и мужчин, не то что женщин и детей, на войне  сознательно старались ограничиваться оружием, которое больше ранило, чем убивало (метательное копье), по военному обычаю полагалось избегать ближнего рукопашного боя - чтобы не возрастали ни свои, ни чужие потери (так что в норме бой представлял собой в основном "перестрелку" метательными копьями, выявлявшую победителя, которому сдавались проигравшие), истреблять невиновных норма не позволяла, карать несоразмерно вине - тоже. "

Про плен и войну правда. Но кланов никаких Чака не резал, например, из того же Риттера:


Quote:
O том, как Чака отомстил э-лангени, распространилось много фантастических слухов, лишенных какого бы то ни было основания. Такой непревзойденный авторитет, как д-р А. Т. Брайант и все другие историки, заслуживающие доверия, признают, что Чака приказал посадить на кол и сжечь нескольких прежних своих мучителей. Но на том дело и кончилось. Ведь э-лангени были все-таки родичами его матери, следовательно, он и сам наполовину принадлежал к этому клану. Чака не только не собирался мстить всем э-лангени, но даже предоставил клану - что было только естественно - особые привилегии, тем более что вождь Македама стал его послушным орудием. Только дураку, - а Чаку никак нельзя назвать дураком, - могла прийти в голову мысль уничтожить э-лангени: они не уступали по численности зулусам, и, присоединив их, Чака сразу удвоил свои силы.
Если же авторы популярных книг утверждают, будто он приказал сбросить в пропасть всех э-лангени - мужчин, женщин и детей, хотя, и это очень важно, в целом племя приветствовало его как героя, - то подобные заявления, не имеющие под собой никаких оснований, объясняются лишь стремлением упомянутых писателей к дешевой сенсации. Такого рода россказни, которыми пичкают доверчивую публику, породили бесчисленное множество столь же фантастических легенд. Если верить им, во всем Зулуленде и на побережье Натала нет, пожалуй, такой пропасти или такого водопада, куда Чака не сбрасывал бы отдельных осужденных, полки или даже целые племена.


Кары несоразмерно вине и мучительные казни при Чаке, наоборот, даже сократились. Например,


Quote:
С незапамятных времен нгуни убивали лиц, признанных виновными в колдовстве, следующим образом; жертву прижимали к земле и заколачивали ей в задний проход четыре заостренные палочки длиной двенадцать дюймов каждая, пока все они не скрывались из виду. Несчастного оставляли в вельде, где он погибал после долгих мучений. Неколдунов, приговоренных к смерти, обычно приводили сначала в бесчувственное состояние, свернув им шею, что само по себе в большинстве случаев вызывало их гибель.

А вот что стало при Чаке:


Quote:
Беспрецедентный отпор, который Чака дал прорицателям, имел множество последствий. Он освободил воинов от "вынюхиваний" и обещал еще более щедро награждать их скотом за счет "страховых платежей", вносимых богатыми хозяевами. Это сделало армию Чаки притягательной далеко за пределами его территории. Владельцы скота со своей стороны не обижались на введение обязательного сбора, так как теперь они могли не опасаться, что станут жертвами "искателей колдунов". Многие умные люди, жившие во владениях других вождей и уже непригодные по возрасту для военной службы, перебрались со своими краалями в страну зулусов, которая оправдала теперь название "Небесной". Интуиция подсказывала им, что в один прекрасный день "вынюхают" и их, и только потому, что благодаря своим способностям они стали богаче соседей. Подобно тому как гугеноты и отцы пилигримы некогда потянулись в страны, где господствовали более либеральные нравы, чем у них на родине, так теперь страна зулусов, представлявшая собой еще только зародыш государства, стала своего рода Меккой для разумных людей, убежищем для угнетенных.


4)Кстати, учитывая, что Дингисвайо считал вынюхивание колдунов правильным делом: "Были, однако, вещи, которые у белых Дингисвайо одобрить категорически не мог. Прежде всего это было отсутствие вынюхивания и казней колдунов", неправильно представлять его таким уж поборником гуманности. Несомненно, он был добрее по характеру, чем Чака, но взгляды Чаки не представлялось ему чем-то вопиюще жестоким, как видно из сопоставления вашего "в беседе с Чакой, надеясь сделать из него продолжателя своего великого предприятия, Дингисвайо" и цитаты из Рихтера


Quote:
Прощаясь с Мативааном, Дингисвайо прочел ему целую лекцию. Он установил для него законы и объявил, что твердо решил поддерживать порядок среди драчливых кланов нгуни и превратить их в великую и добрую нацию, подчиненную его отеческой власти. Намерения у Дингисвайо были самые благородные, но, как показало будущее, пользы они не принесли никакой.
Чака был чрезвычайно раздосадован и не преминул откровенно изложить Дингисвайо свои взгляды. По его убеждению, Дингисвайо отнюдь не приобретал друзей, но создавал себе врагов, которые когда-нибудь возьмут над ним верх, ибо с каждым днем они, подобно ндвандве, становятся сильнее и воинственнее.


Итак, Дингисвайо знал отличие взглядов Чаки от его собственных на допустимую степень мягкости/суровости власти, и всё равно видел его своим преемником. Следовательно, смягчение нравов общества не было для него самым важным делом.

5)
Quote:
Дингисвайо (чью власть унаследовал и приумножил Чака)-  был сознательным противником всей этой системы. Он никогда не применял распоряжений, нарушающих норму (т.е. подлежащих выполнению из одного уважения к приказу), да и меру, которой мерила сама норма, считал чересчур жестокой, смягчал на практике и собирался реформировать в сторону резкого постоянного смягчения и в принципе.

Это правильно, но Чака тоже был противником системы и смягчал жестокости нормы, как он понимал это смягчение. Те слова Дингисвайо о жестокости тюремного заключения, которые вы приводили - это не личное мнение Дингисвайо, а общее мнение зулусов. Чака тоже говорил:

Quote:
Если при разговоре никто из его людей не присутствовал, Чака слушал очень внимательно и в таких случаях не мог не признать наше превосходство. Однако он неизменно высказывал отвращение к тому, что у нас некоторые преступления караются тюремным заключением. Он считал, что такое наказание причиняет человеку невыносимые страдания. Если он виновен, то почему не наказать его смертью? Если же он находится лишь под подозрением, то не лучше ли отпустить его?

То есть применение смертной казни могло рассматриваться как смягчение наказания. Следовательно, из ваших слов "В-третьих, на примере белых он обнаружил, что можно не карать смертью за большинство преступлений и проступков, и общество оттого не распадается. У Чаки потом то же наблюдение вызвало презрение к мягкосердечию и расслабленности белых. Для Дингсивайо же тот факт, что без массовых смертных казней можно обойтись, автоматически означал, что без них _нужно_ обойтись." презрение к мягкосердечию и расслабленности следует выкинуть как несоответствующее действительности.
Дингисвайо был лучше Чаки в том, что, как вы пишете, "никогда не применял распоряжений, нарушающих норму (т.е. подлежащих выполнению из одного уважения к приказу", а Чака порой делал это. Но эта хорошая черта сильно ослаблялась тем, что власть вождя не была единственной. Те же вынюхивания и мучительные казни колдунов происходили согласно племенным обычаям и при Дингисвайо и независимо от его желаний.

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/14/06 в 04:51:09
Приветствую! Очень рад видеть коллегу, разбирающегося в этом деле и им интересующегося! Но не во всем могу с Вами согласиться:


Quote:
"1) Вы очень своеобразно цитируете Риттера. "


Я его и не цитирую дословно -полностью -  я привожу то цитаты, то сокращенные цитаты с отмеченными купюрами, то изложение (вне кавычек) с минимальными изменениями, то пояснения от себя.


Quote:
"В первом случае похоже на сознательный приказ, во втором - массовая истерия. И роль Чаки сильно отличается".


О чем приказ?  В моем изложении Риттера (с сокращениями) ПРИКАЗА о резне Чака не отдавал. Резню устроили сами товарищи, а он ее просто до вечера не останавливал. А вечером остановил. Где в моем изложении хоть слово про приказ?
В полной цитате из Риттера имеем в точности то же самое. Только там еще и приведено совершенно неправдоподобное заявление Цубе о том, что Чака, мол, до самого вечера не замечал, что перед его носом толпа с воплями режет сама себя...Слова Ц'убе - это классические разговоры "Сталин не знает", только еще более нелепые, учитывая, что все это происходило перед носом Чаки.

Кстати, в других (не-риттеровских) изложениях этой истории говорится попросту, что Чака эти 7000 человек принес в жертву.



Quote:
"2)Те зверства, которые последовали после смерти Нанди и которые вы приводите в качестве примера, были вещью ненормальной для зулусов".


Да. Они даже и для самого Чаки были нехарактерны по масштабам злодейства (но не по качеству его - тут он был верен себе). Но вот история с "правосудием Чаки" в этом треде и масса других таких же мер была до смерти Нанди. Да и концепция, которую Чака изложил Фину (за всякий проступок - смерть) - тоже не после смерти Нанди у него сложилась.
Для _зулусов_ это было ненормально, а вот для Чаки - вполне в духе его модуса операнди. Только масштаб увеличился.


Quote:
"Неужели все должны умереть только потому, что умерла твоя мать? Сензангакона тоже умер. Но никто тогда не делал того, что сейчас делаешь ты. И твой дед Джама тоже умер. Но и тогда ничего такого не делалось. Ты погубил свою страну".


Обратим внимание на то, что Чаку здесь упрекают вовсе не за казни невинных, а за вред государству от запрета сельхозработ на время траура!


Quote:
"Следовательно, для характеристики зулусов времён Чаки лучше брать примеры не из последнего года его правления".


Невероятно жесток в стиле Дракулы Чака был и до того. А вот для зулусов это в самом деле было нехарактерно. Я выше как раз прослеживаю разницу между тем, что считали допустиым зулусы пло своей норме, и тем, что они считали должным чинить по факту приказа. Ситуация очень напоминающая Германию 40-х - немцев и их представление о прекрасном Аушвиц как таковой тоже не характеризует, а вот Гитлера и Ко - характеризует.



Quote:
3) Quote:"Заодно при Чаке перестали брать в плен, за что ни попадя убивали виновного вместе со всем его краалем (независимо даже от того, был он старшим родовичем этого крааля  или нет), а побежденные кланы стали резать, не щадя ни женщин, ни детей, казням предавали самым мучительным.  

Про плен и войну правда. Но кланов никаких Чака не резал, например, из того же Риттера:"


Следует история про месть э-лангени, которых поголовно не истребили. Но истребление целых кланов упоминает не Риттер, а другие источники, и упоминают вовсе не применительно к раннему этапу объединения Чакой Зулуленда (когда имел место эпизод с э-лангени), а применительно к его более поздним войнам, в основном вне Зулуленда.


Quote:
"Кары несоразмерно вине и мучительные казни при Чаке, наоборот, даже сократились. Например,  

Quote:С незапамятных времен нгуни убивали лиц, признанных виновными в колдовстве, следующим образом; жертву прижимали к земле и заколачивали ей в задний проход четыре заостренные палочки длиной двенадцать дюймов каждая, пока все они не скрывались из виду. Несчастного оставляли в вельде, где он погибал после долгих мучений. Неколдунов, приговоренных к смерти, обычно приводили сначала в бесчувственное состояние, свернув им шею, что само по себе в большинстве случаев вызывало их гибель.



А вот что стало при Чаке:

Quote:Беспрецедентный отпор, который Чака дал прорицателям, имел множество последствий. Он освободил воинов от "вынюхиваний" и т.д."



Во-первых, вынюхивания продолжались - только воинов не затрагивали - и все мучительные казни при сем сохранились. Просто количество их резко упало.
Во-вторых, и тот переворот,о котором Вы пишете, Чака произвел далеко не сразу, и не от отвращения к варварским методам казни, а в порядке разборок с шаманками-вынюхивательницами, чье влияние было неесовместимо с безраздельной властью, к которой он стремился.
Сам же Чака предавал мучительной смерти не хуже, чем полагалось по регламенту казни "колдунов". На колья он сажал и зверям заживо скармливал, а это не лучше , чем колышки.




Quote:
4)Кстати, учитывая, что Дингисвайо считал вынюхивание колдунов правильным делом: "Были, однако, вещи, которые у белых Дингисвайо одобрить категорически не мог. Прежде всего это было отсутствие вынюхивания и казней колдунов", неправильно представлять его таким уж поборником гуманности. Несомненно, он был добрее по характеру, чем Чака, но взгляды Чаки не представлялось ему чем-то вопиюще жестоким, как видно из сопоставления вашего "в беседе с Чакой, надеясь сделать из него продолжателя своего великого предприятия, Дингисвайо" и цитаты из Риттера"  


Дело в том, что когда Дингисвайо эту беседу вел, Чака своего лица, мягко говоря, еще не раскрыл. Эпос, используемый Риттером, подчеркивает, что в этой беседе Чака своих мыслей практически не высказывал, а только слушал Дингисвайо.
Позднее же, - именно по мере выявления жестокостей Чаки! -  отношение Дингисвайо к нему сильно ухудшилось, а кончилось это и вовсе тем, что Чака выступил против него. Риттер этих традиций не упоминает, ограничившись наиболее благоприятной для Чаки; в действительности Фин отмечает, что именно Чака предал и погубил Дингисвайо, обусловив его попадание в лапы к Звиде, а еще одно эпическое предание говорит, что Чака разгромил и изгнал Дингисвайо и расправился с мтетва. Кстати. то, что чака убил законного наследника Дингисвайо - его преемника на посту вождя мтетва - Риттер тоже не упоминает, а  между тем это-то факт бесспорный.
Все это будет прослежено ниже.


Quote:
"Итак, Дингисвайо знал отличие взглядов Чаки от его собственных на допустимую степень мягкости/суровости власти, и всё равно видел его своим преемником. Следовательно, смягчение нравов общества не было для него самым важным делом".


Никоим образом. На описываемый Вами момент Дингисвайо знал, что Чака суровее его, но и представить себе не мог истинного масштаба различия между ними. А когда представил, было поздно. Кстати, как Вы объясняете его визит к Звиде без войска накануне гибели?  Не заклинаниями же знахарей Звиде! Я бы здесь видел попытку пойти ва-банк и договориться со Звиде "по доброй воле", утвердив этот курс в противность Чаке - а может быть, и с намерением использовать Звиде против Чаки. Во всяком случае то, что к моменту смерти Дингисвайо Чака был его врагом - общее мнение и современников, и традиций. Риттер просто в этом месте делает "пробел".


Quote:

5) "Это правильно, но Чака тоже был противником системы и смягчал жестокости нормы, как он понимал это смягчение".

? ? Что же и где он смягчал? Он исключительно ужесточал.


Quote:
" Те слова Дингисвайо о жестокости тюремного заключения, которые вы приводили - это не личное мнение Дингисвайо, а общее мнение зулусов".


Вернее сказать, что эпики, пересказываемые Риттером, вкладывали это осуждение именно в уста Дингисвайо в его конкретной беседе с Чакой, а вот в примечании к этому месту написано, что это, должно быть, мнение всех зулусов о белых, вложенное в уста Дингисвайо. Эта мысль опровергается очень просто: в той же беседе, по эпикам, Дингисвайо хвалил порядок, при котором для высших и низших - один суд и закон. Это никак не мнение зулусов, поскольку они так и остались при той идее, что высшие стоят над законом. Таким образом, те мысли, которые эпики вкладывали в уста Дингисвайо в рассматриваемой беседе - это действительно именно личные идеи Дингисвайо, а не мнение зулусов в целом. Иное дело, что  в пункте о тюрьмах Чака разделял мнение Дингисвайо (как известно из его собственных бесед с белыми)  - но и здесь речь шла о личном мнении Чаки - настолько личном, что свое осуждение тюремного заключения он высказывал, как Вы же сами и отметили, НЕ В ПРИСУТСТВИИ своих людей, а только наедине с белыми.


Quote:
"власть вождя не была единственной. Те же вынюхивания и мучительные казни колдунов происходили согласно племенным обычаям и при Дингисвайо и независимо от его желаний"


Так они и при Чаке проходили, он просто с некоторого момента вывел из-под вынюхиваний армию, а также фактически позволил богатым родовичам откупаться от вынюхиваний.  

Замечу кстати, что как раз по вынюхиваниям ни к Чаке, ни к кому  претензий нет - это момент не этический, а технический. То, что есть колдовство, и то, что его можно распознавать вынюхиванием, придумали не Чака и не Дингисвайо - это было общее место в культуре нгуни. То, что малефиков и их невольные орудия обезвредить можно только мучительной смертью, а не простой - тоже никто не придумывал от лишней жестокости.

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Olga на 11/14/06 в 10:16:18

on 11/14/06 в 04:51:09, Mogultaj wrote:
То, что малефиков и их невольные орудия обезвредить можно только мучительной смертью, а не простой - тоже никто не придумывал от лишней жестокости.


Угу. Само завелось. "Потихоньку, из обезьянки".

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mithrilian на 11/14/06 в 11:55:42
Не "никто не выдумывал", а "выдумывали не от излишней жестокости" :)

Сжигания еретиков и ведьм на кострах тоже не рассматривались как акт жестокости.

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/14/06 в 13:16:31
Не ставя сожжение ведьм в этическую вину Инститорису и Ко, не поставлю в этическую вину и охоту на колдунов зулусам. Как и в случае Инститориса, дело было не в желании кого-нибудь помучить, а в добросовестной технической ошибке при разработке "объективной картины мира". Точно так же, как то, что психиатры вытворяли с сумасшедгими, когда начали их лечить в 18 веке, тянуло бы на расстрел - если бы они это делали для развлечения или эксперимента, понимая, что никакого лечения при этом не проводится. Но они-то, по ошибке тогдашнего знания (а не от желания мучить беззащитных пациентов), полагали, что лечат.


Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/14/06 в 13:17:01
О характере Чаки особенно наглядно свидетельствуют названия, которые он дал своим столицам (которые сам и основал). Первая называлась Ква-Булавайо - в переводе  "место, где убивают, place of killing / slaughter". Вторая называлась Дукуза - в переводе  "место, где бесследно исчезают / пропадают, place where one gets lost".



Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Emigrant на 11/14/06 в 13:52:09
Интересно, имеет ли смысл какое-нибудь сравнение Чаки с Чингиз-ханом? Оба, насколько я понимаю, провели революционные преобразования в военном деле. оба значительно переустроили  жизнь своеих народов, имели законы, широко прилагавшие смертную казнь -- имеет ли смысл как-то сопоставлять их деятельность?

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/14/06 в 14:11:44
Едва ли. Чингис не казнил невинных, а его законы были существенно более гуманными, чем у его соседей. Чака похож на другого основателя кочевой империи - шаньюя хуннов Модэ (Маодуня).

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mithrilian на 11/14/06 в 14:54:44

Quote:
а в добросовестной технической ошибке при разработке "объективной картины мира".
- да, я это же имела в виду :)


Quote:
тянуло бы на расстрел - если бы они это делали для развлечения или эксперимента, понимая, что никакого лечения при этом не проводится.
- ну, тут экспериментаторов, имхо, как раз хватало. Хотя, среди "сжигавших" тоже было полно людей, использовавших это в личных целях, и, думаю, многие "вынюхиватели" тоже не гнушались отомстить обидчику доступными методами, включая и вынюхивание.

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/14/06 в 15:54:45
НБ. Внесены уточнения в обе истории о Дингисвайо выше по треду.



***

2 Митрилиан

"ну, тут (среди психиатров 18 века)  экспериментаторов, имхо, как раз хватало".

Да, но они исходили из того, что хуже уже не будет, поскольку никаких лучших, уже апробированных методов, все равно нет.

"Хотя, среди "сжигавших" тоже было полно людей, использовавших это в личных целях, и, думаю, многие "вынюхиватели" тоже не гнушались отомстить обидчику доступными методами, включая и вынюхивание".

Еще как! Да и по тайным указаниям "сильных мира" , прежде всего вождей, шаманки вынюхивали их врагов или просто неугодных им (сильным мира) лиц как "колдунов".

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Nadia Yar на 11/15/06 в 03:58:23
Могултай, мне кажется, что ты несправедлив ко нгуни.


Quote:
Обратим внимание на то, что Чаку здесь упрекают вовсе не за казни невинных, а за вред государству от запрета сельхозработ на время траура!


Его упрекают за злое безумие, губящее народ и страну - то есть упрекают по сути дела. Судя по реакции Чаки, это и было именно злое безумие в буквальном смысле этих слов: пришёл человек и привёл его в чувство. Сравни: Шпренгера с Инститорисом и прочих монфорчиков (и их поклонников) не привели бы в чувство никакие аргументы. Ты же сам пробовал.


Quote:
Замечу кстати, что как раз по вынюхиваниям ни к Чаке, ни к кому  претензий нет - это момент не этический, а технический. То, что есть колдовство, и то, что его можно распознавать вынюхиванием, придумали не Чака и не Дингисвайо - это было общее место в культуре нгуни. То, что малефиков и их невольные орудия обезвредить можно только мучительной смертью, а не простой - тоже никто не придумывал от лишней жестокости.


Тот факт, что "вынюхиватели" обьявляли людей колдунами по приказу, начисто уничтожает этот технический момент. С того дня, как стало известно, что колдуном могут обьявить врага или неугодного, "технический" момент превратился в этический. По своей преступности эти африканские охотники на ведьм ничуть не отличаются от своих европейских коллег.

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Oetavnis на 11/16/06 в 00:31:51

Quote:
Чаку здесь упрекают вовсе не за казни невинных, а за вред государству от запрета сельхозработ на время траура

Тут уже Nadіa Yar правильно высказалась. Не за вред от запрета сельхозработ. А за угрозу массового голода, который может сгубить куда больше людей, чем казни.


Quote:
Чака предавал мучительной смерти не хуже, чем полагалось по регламенту казни "колдунов". На колья он сажал и зверям заживо скармливал


На колья он сажал тех, кто над ним в детстве издевались. У Риттера  больше нигде казнь на колу не упоминается. Судя по всему, Чака только иногда с катушек слетал - главным образом, когда дело касалось его детских комплексов. А обычно он не был садистом и не стремился причинить осуждённым каких-либо дополнительных мучений. Тут очень подходят ваши слова "дело было не в желании кого-нибудь помучить, а в добросовестной технической ошибке при разработке "объективной картины мира"". Чака просто думал, что без смертной казни управление невозможно:


Quote:
Законы и распоряжения существуют для того, чтобы им подчинялись, и любое послабление приведет сначала к распущенности, а потом к хаосу. "Важно установить виновность человека, а наказание одно - смерть, даже если его проступок кажется незначительным. Если б я поставил тебя на свое место всего лишь на одну луну, страна зулусов распалась бы на части

Или пример из того же Риттера:


Quote:
Теперь о наказании остальных "вынюханных". Нет смысла уничтожать их семьи, ибо они не были виновны в подлинном колдовстве. Поэтому пусть их семьи останутся жить, но половина их скота будет конфискована, а вторую половину, которая останется в их владении, возместят мне Нобела и ее помощницы: это штраф за ошибочные приговоры. Людей, в которых вогнали колышки, нельзя спасти, а потому я приказал палачам укоротить их путь к смерти, размозжив им головы.


Если бы Чака был так патологически жесток, как вы считаете, то совершенно необъяснимо, почему он решил пощадить семьи и прекратить мучения несчастных.


Quote:
Кстати, как Вы объясняете его визит к Звиде без войска накануне гибели?  Не заклинаниями же знахарей Звиде! Я бы здесь видел попытку пойти ва-банк и договориться со Звиде "по доброй воле", утвердив этот курс в противность Чаке - а может быть, и с намерением использовать Звиде против Чаки.


Дингисвайо был правителем страны и мог утверждать любой курс, не оглядываясь на своего вассала Чаку. И даже если ему нужна была демонстрация преимуществ гуманизма, он легко мог выбрать более подходящее племя, чем ндвандве. Дингисвайо, идущий в гости к Звиде, с которым он в данный момент воюет и о честности которого нельзя сказать ни одного хорошего слова, с целью злоумышлять против собственного вассала - я бы хотел быть лучшего мнения об уме Дингисвайо. Что там случилось, дело тёмное. Например, Звиде мог изобразить, будто против него выступают родственники, которые не хотят войны и заманить Дингисвайо якобы на встречу с этими родственниками.



Quote:
Дело в том, что когда Дингисвайо эту беседу вел, Чака своего лица, мягко говоря, еще не раскрыл. Эпос, используемый Риттером, подчеркивает, что в этой беседе Чака своих мыслей практически не высказывал, а только слушал Дингисвайо.
Позднее же, - именно по мере выявления жестокостей Чаки! -  отношение Дингисвайо к нему сильно ухудшилось


Неужели? Всё нижеприведённое происходило ДО того, как Дингисвайо собственными руками посадил Чаку на престол клана Зулу и дал ему тем самым власть:

"Дингисвайо признал, что с военной точки зрения Чака прав. Однако он, Дингисвайо, предпочитал пока вести менее кровопролитные бои и достигать своих целей убеждением, применяя лишь минимум силы."
"Эти "рога" окружат и уничтожат противника. Только таким способом можно добиться полного подчинения остатков племени ндвандве и избавиться от необходимости периодически повторять завоевательные походы из-за бессмысленного и бесплодного великодушия."
"Дингисвайо согласился, что импи эбомву (кровавая или тотальная война) имеет свои преимущества, но еще раз подчеркнул, что не стремится уничтожить противника, а хочет лишь преподать ему урок. "Который никогда не будет усвоен!" - резко возразил на это Чака."
"Чака с ожесточением защищал свои идеи, в частности от нападок Дингисвайо, ибо на военных советах каждый мог свободно высказывать свое мнение,"
"Чака считал, что Звиде следует убить, и хотел сам сделать это при первой же возможности."
"Чака, не колеблясь, дал жестокий ответ. Он посоветовал своему королю убить Звиде и Нтомбази, а также всех наследников Звиде: Звиде вероломен и никогда не простит свое унижение."
"Что же касается Нтомбази, то она просто колдунья, которую надобно посадить на один из кольев, окружающих ее крааль, и затем поджаривать на костре.
Кроме того, следует сжечь все краали ндвандве, забрать их женщин, детей и скот и переселить в страну мтетва. Мужчины скоро последуют за ними, и тогда вся их община смешается с народом, подвластным Дингисвайо.
- Врагу надо наносить такие удары, от которых он уже не сможет оправиться, - говорил Чака. - Либо он перестанет существовать как самостоятельное племя, либо снова попытается схватить нас за горло.
- Если уж дело доходит до войны, то пусть это будет война не на живот, а на смерть, - добавил он."

Это называется "Дингисвайо и представить себе не мог истинного масштаба различия между ними"? Итак, прекрасно раскрыл своё лицо Чака. Следовательно, по мнению Дингисвайо, всё это, вплоть до поджаривания врагов на костре, не мешает человеку быть вождём клана.


Quote:
Во-первых, вынюхивания продолжались - только воинов не затрагивали - и все мучительные казни при сем сохранились. Просто количество их резко упало.


Правильно. И уменьшение количества идёт в плюс Чаке.


Quote:
То, что малефиков и их невольные орудия обезвредить можно только мучительной смертью, а не простой

Разве? К тому времени это была просто традиция, истоков которой никто не помнил. Вряд ли бы кто-нибудь из нгуни мог бы внятно объяснить, почему именно такой вид казни. Поэтому ничто не мешало смягчению жестокостей. То, что Дингисвайо этого не делал, ему в минус.

Про столицы.

kwa loc. pref. - at/to/from the place of
-bulawa [?u?la:wa] v/pass. - be murdered; be killed
То есть, скорее, "близ места, где кто-то был убит". Может быть тысяча причин, почему такое название, из этого сделать какой-либо вывод о Чаке невозможно. Например, могла существовать местная легенда, что в таком-то месте, скажем, подрались боги и один из них был повержен. И вблизи этой местной достопримечательности и основали столицу. А легенда потом забылась.
Что касается Дукузы, в словаре не нашёл ничего подходящего, но неизменный Риттер приводит совсем другое объяснение, а он наверняка знал зулусский лучше нас с вами:


Quote:
Чака назвал свой новый крааль "Дукуза" - от зулусского слова дука, что значит "теряться". Говорят, что это следовало понимать как намек на великое множество хижин, среди которых терялись вновь прибывшие.



Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/16/06 в 03:19:26
Наскоро. Так перевод-то названия "Дукуза" у Риттера тот же самый... "Место, где исчезают". Просто Риттер передает  благоприятное для Чаки объяснение этого названия - столь же правдоподобное, как разъяснение Цубе насчет того, что Чака так скорбел, что не замечал, как у него перед глазами люди друг друга с воплями убивают сотнями, а вечером вдруг заметил и тут же прекратил...

Слово "Булавайо" переводится не только в специальных статьях, но и в справочно-обобщающих (вплоть до туристических) материалах по африканской истории исключительно как "место оф киллинг/слойтер". Навскидку поглядеть можно в сети.


Quote:
"Это называется "Дингисвайо и представить себе не мог истинного масштаба различия между ними"? Итак, прекрасно раскрыл своё лицо Чака. Следовательно, по мнению Дингисвайо, всё это, вплоть до поджаривания врагов на костре, не мешает человеку быть вождём клана"


Никоим образом. Дело в том, что на тот момент Чака исключительно делился своими личными мнениями о том, как надо обращаться _с непокорными ожесточенными врагами во время войны, при приведении их к знаменателю_. И ровно ничего не говорил о том, что он и с подданными собирается поступать в том же духе...

А когда начал, то отношения между ним и Дингисвайо стали быстро и сильно портиться.
Что же касается идей Чаки по части тотальной войны, то Дингисвайо их знал, но не считал, что это как-то мешает Чаке быть вассальным вождем клана - ведь выполнять-то он будет его, Дингисвайо, приказы об ограниченной войне, что бы он там ни думал лично о  войне тотальной.
А передавать Чаке власть над всей своей державой Дингисвайо и не думал - у него был совершенно иной наследник.

Вообще, если перечислять все, о чем Риттер предпочел вовсе умолчать, выйдет не менее толстая книга. Про то, как Чаку ранил какой-то покуситель в 1824 ассегаем, сказано. А про то, что Чака решил,  что покуситель, должно быть, из племени гвабе, и тут же велел по этому случаю истребить всех гвабе, кроме особых исключений, и как гвабе после этого вырезАли - не сказано.

Смерть Дингисвайо изложена по Брайанту - то есть по устным рассказам, на десятилетия отстоявшим по времени от этой смерти; история о том, что Чака предал Дингисвайо в руки Звиде, услышанная Финном, лично знавшим Чаку, всего через 6 лет после смерти Дингисвайо, опускается вовсе.

И что стало с мтетва, по Риттеру не узнать (после смерти Дингисвайо Чака их  жестоко разгромил, перебив после победы значительную часть. Мтетва перестали существовать как племя). И что стало с наследником Дингисвайо, Риттер  просто не стал рассказывать. И когда надо выбирать между несколькими одинаково ничем неподтвержденными устными версиями, он неизменно выбирает ту, что принадлежала роду самого Чаки - только не оговаривает этого прямо - и обо всех остальных говорит, что они совершенно бездоказательны - как будто выбранная им версия более доказательна.

И т.д. и т.п...

Начет характера правления Чаки и массового истребления им мирного населения см., напр.:

MAHONEY M.R. The Zulu kingdom as a genocidal and post-genocidal society, c. 1810 to the present // Journal of Genocide Research. Vol. 5/2 (2003). P. 251-268



Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/16/06 в 03:28:32
Цезарь долины Умфолози, или Pax Mtetwa

Риттер так излагает суммарное содержание многочисленных преданий нгуни о характере Дингсивайо, которые он слышал: «Дингисвайо был замечательным человеком – способным, наблюдательным, вдумчивым, честолюбивым, наделенным богатым воображением… Он задумывался над многими недостатками общественного и политического строя, привычного с детства. Взгляды и мировоззрение его отличались широтой, отношение к людям было окрашено исключительным альтруизмом и благожелательностью…. Планы Дингисвайо не ограничивались узкими пределами территории мтетва», он намерен был подчинить восточных нгуни необременительной общей власти, которая установила бы между ними «имперский мир». «Его сюзеренитет был тактичным и необременительным, управление – гуманным, он всегда предпочитал дипломатию силе». Все это едва ли можно было предсказать по началу карьеры Дингисвайо – заговору против отца и уничтожению брата. Похоже, он мог бы повторить от своего лица слова Цезаря: «Коли уж преступать закон, то разве что для захвата царства, а в остальном его ты должен чтить».

Возглавив мтетва, Дингисвайо немедленно провел три реформы – благо мтетва с великим тщанием внимали его приказам и советам - не только из лояльности к приказам, но и по собственному устремлению. Прежде всего, он создал регулярную армию из трех «полков» (амабуто на языке нгуни):  Изи’цве («люди из кустарника») – главная ударная сила, сюда брали парней 20-25 лет; Енгондлову – «старая гвардия», укомплектованная более опытными старшими воинами 30-40 лет; и И-Ньянкени. Раньше юноши мтетва, как и у прочих нгуни, знаменовали свое совершеннолетие отшельничеством на определенный срок и обрезанием; Дингисвайо отменил и то, и другое, как меры обременительные, болезненные и ослабляющие людей без всякой пользы, а вместо того стал призывать их (выборочно) в армию. Каждый полк размещался в особом военном краале. В мирный период  вождь  не выделял им продовольствия: кормить их должны были родственники и жители соседних краалей, что, впрочем, было необременительно, поскольку полки были немногочисленны и размещались на небольшой территории, так что семьям легко было снабжать своих родственников-воинов. В военное время полк отправлялся в поход, гоня за собой  стадо, выделенное ему самим вождем (из его собственных , «государственных» стад); по дороге скот забивали в провиант воинам. У белых Дингисвайо заимствовал принципы организованного обучения солдат военному делу в мирное время, дисциплины и действия строем. Каждый полк получал свою собственную единообразную «форму»:  впечатляющее боевое одеяние, введенное самим Дингисвайо  -  куда более пышное, чем раньше -   и щиты определенного цвета. Воинам позволялось жениться и заводить детей, что впоследствии, после смерти Дингисвайо, запретил Чака (на том основании, что привязанность к жене и детям будет-де отвлекать воинов от ревностного исполнения долга).


Во-вторых, Дингисвайо развернул торговлю с португальским Мозамбиком, то есть с португальским поселением Делагоа. Прежде всего он послал к ним эмиссаров с дарами скотом и слоновой костью и предложением вступить в постоянную дружественную торговлю. Португальцы были настолько рады возможности развернуть скупку слоновой кости, что отправили Дингисвайо роту своих солдат с ружьями, в помощь кампании, которую он разворачивал против гвабе.  Огнестрельное оружие этого вспомогательного контингента навело на гвабе такой ужас, что Дингисвайо одержал победу без особенного труда. Контакты с португальцами и их военная практика использовались Дингисвайо  в организации и развитии его собственной армии еще больше и активнее, чем его воспоминания о службе в Капской колонии.

В-третьих, он наладил и поощрял производство новых предметов для использования самими мтетва. Была сооружена большая «государственная» мастерская по изготовлению  кароссов – плащей из кожи, главной одежды негров Южной Африки (в том числе защитной); работало в этой мастерской одновременно не менее сотни человек. Производили разные виды утвари  «на манер белых» (в частности, ложки, блюда, подушки). Дингисвайо обещал и раздавал людям награды за удачные идеи по производству новых видов всех этих предметов.  В виде почетного дара лояльным зависимым вождям Дингисвайо посылал комплект из стола и стула. Сам он завел себе трон – стул, вырезанный из одного куска твердого дерева.

Кроме того, он сознательно поощрял собственных подданных, чтобы те сами производили товары для торговли с португальцами и сами совершали  путешествия к ним - продать эти товары или познакомиться с жизнью белых. Тем самым укреплялись и расширялись связи между мтетва и белыми, не сосредотачиваясь исключительно на вожде.

Встает естественный вопрос: почему Дингисвайо ориентировался именно на португальцев в Делагоа, а не на англичан и буров Капской колонии? Ответ ясен: дело было не только в том, что Делагоа было ближе; дело было еще и в том, что католики-португальцы относились к неграм с неизмеримо большей готовностью к общению на равных, чем протестанты - англичане и буры.

Свою столицу Дингисвайо учредил в краале О-Енгвени, располагавшемся на холме в краю мтетва.

(По образцу Дингисвайо «возрастные полки» ввели у себя также северные правители - Звиде, вождь ндвандве, и Собхуза, вождь свази; но они опоздали. Дингисвайо развернул обширные военные кампании за объединение восточных нгуни в рамках того, что Риттер назвал «пакс мтетва»).

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/16/06 в 03:29:37
Интермедия.  Чака – покровитель животных.


Иной раз Чака, увидев кружащихся птиц-падальщиков его крааля, говаривал: «Они, должно быть, голодны!» - и приказывал убить кого-нибудь из попавшихся ему на глаза, чтобы их накормить. Если же он случайно натыкался на большую нору трубкозуба, он радостно восклицал: «Эта дыра в земле голодна!» - что служило сигналом, по которому его эскорт немедленно забивал палицами насмерть столько из случайно оказавшихся рядом людей, чтобы хватило заполнить их телами нору.

Кстати, у Чаки было три последовательных столицы под названием Ква-Булавайо – «место убоя». Местопребывание свое он переносил, а название сохранял…
Заодно этот перенос названия совершенно исключает "благоприятную" для Чаки трактовку как "Место, где кого-то кто-то когда-то убил".  Неужто он все три раза для королевского крааля случайно выбирал место, славящееся тем, что в нем кто-то когда-то кого-то убил?

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/16/06 в 03:35:21
Войны Дингисвайо: Клементиа эт мизерикордиа

По выражению современного историка-африканера Буркуина, «Дингисвайо считал войну несчастной, хоть и неизбежной необходимостью»; поэтому он стремился минимизировать потери и своих, и врагов, и строго соблюдал как старые, так и новые, введенные уже лично им ограничения причиняемого противнику зла. Резни сдающихся воинов врага, а тем более вражеских нонкомбатантов, он категорически не допускал. А если после ожесточенного победоносного боя  его воины уже устремлялись к такой резне, он сам стремительно являлся на место события и пресекал их намерения (так было в деле с племенем бутелези).

При первом же изъявлении врагом готовности сдаться или подчиниться он останавливал насилие и принимал эту сдачу. Он принципиально не проводил ни депортаций, ни массового угона скота, ни разрушения жилищ, ни сгона кланов с земли. Всех воинов врага, пытавшихся сдаться, считалось должным щадить и брать в плен (как и полагалось по стандартному обычаю); потом их отпускали за небольшой выкуп или просто по случаю мира с соответствующей вражеской стороной.  Дингисвайо практически никогда не смещал (тем более не убивал!)  вождей других племен после их подчинения и не ставил новых (даже если старые изменяли ему не по одному разу, при каждом новом изъявлении покорности с их стороны, он их прощал); эта практика была совсем уж беспрецедентна и тоже напоминает Цезаря с его клементиа эт мизерикордиа.  Впрочем,  возведение обычаев ограниченной войны в осознанный железный принцип и программная минимизация ущерба врагу тоже были делом самого Дингисвайо, а не обычая. Все, чего он требовал от побежденных вождей и племен – чтобы те, сохраняя власть и самоуправление, признали его, Дингисвайо, своим верховным вождем, присылали ему необременительную символическую дань скотом и небольшое количество конскриптов в его регулярную армию, а также при надобности выставляли собственные вспомогательные силы в походы Дингисвайо - и, главное, соблюдали «имперский мир», то есть придерживались железного ненападения на все прочие племена, принявшие «пакс мтетва». Разумеется, им гарантировалось при этом хорошее отношение и защита со стороны самих мтетва. Тем самым конституировалась конфедерация или ассоциация племен под гегемонией Дингисвайо. Всю эту политику сам Дингисвайо официально именовал  политикой «спасительной сени» (в которую попадал всякий, входя в конфедерацию). В случае, если один из членов все-таки подвергался нападению со стороны другого ее члена или внешней силы, он просил о военной помощи Дингисвайо и получал таковую (если его жалоба действительно была обоснована). Для разбора подобных дел и оказания соответствующей военной помощи Дингисвайо отряжал часть своих сил в патрулирующие походы по территории конфедерации – по выражени. Риттера, мирные походы. Молодые люди из других племен, посланные конскриптами в три его полка, не порывая родственных связей со своими кланами, в то же время по своей жизни и оказывались связаны уже с «имперской» армией мтетва,  а по брачным связям – с кем угодно (так как часто брали в жены девушек из селений, соседних с их военными краалями). В среде восточных нгуни и до того достаточно свободно поселялись в других племенах и брали в жены и мужья иноплеменников, но теперь «имперская» армия мтетва стала новым мощным сплачивающим и интегрирующим фактором для всех племен, входивших в мир мтетва. Каждый из полков Дингисвайо был уже через несколько лет после начала его реформ и экспансии доведен по численности до 600 человек.

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/16/06 в 03:37:29
Интермедия. Чака регулирует демографию.

Когда Чака покорял какие-либо племена, он обычно угонял или переселял к себе молодых парней, а стариков, женщин и детей истреблял поголовно, так как, по его словам,  «они только ели пищу, которая иначе подкрепила бы силы воинов». По той же причине он уже и на «коренной» своей территории время от времени предписывал своим воинам там и сям убивать хронически больных и стариков, так как это были лишние рты; приказы эти исполнялись бестрепетно и точно, даже если жертвой оказывался ближайший родич воина – отец, мать, брат, сестра,  или его собственный больной ребенок. Чтобы закрепить этот дух, Чака назвал один из своих военных краалей «Гибиксхегу» - досл. «Выводи стариков»!

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/16/06 в 03:39:06
П.С.

Сама официальная зулусская традиция именовала войны Чаки термином «извекуфа»,  дословно нечто вроде «геноцид» (изве – племя, народ, укуфа – гибель, смерть, извекуфа - "насильственная смерть / убийство племен")


В племени квабе, на территории которого Чака держал величайшую из нескольких своих столиц-Булавайо, вспоминали, как он, бывало, бросал в адрес какого-нибудь случайно попавшегося ему на глаза человека: «До чего же он некрасив, уничтожьте его!» - что немедленно и исполнялось.

Заголовок: Re: Дингисвайо, Чака и Ко
Прислано пользователем Mogultaj на 11/16/06 в 03:44:23
2 Лапочка

"Тот факт, что "вынюхиватели" обьявляли людей колдунами по приказу, начисто уничтожает этот технический момент. С того дня, как стало известно, что колдуном могут обьявить врага или неугодного, "технический" момент превратился в этический".

Это как это так? Всем прекрасно известно, что психиатры могут по тайному приказу сверху  здоровых записать в психи, дабы этих здоравых принудительно изолировали в психушках (форма репрессии). Что, с того момента, как это становится известным, принудительное лечение сумасшедших как таковое должно считаться преступлением?
С вынюхиванием-то дело именно так и обстоит.


"По своей преступности эти африканские охотники на ведьм ничуть не отличаются от своих европейских коллег"

Повторю, что сам институт вынюхивания Чака оставил в неприкосновнности, только нужных ему людей вывел из сферы вынюхивания.



Удел Могултая
YaBB © 2000-2001,
Xnull. All Rights Reserved.