Могултай

Атлас Монгольской Империи онлайн

 

Цель предприятия - представить нечто вроде картографированного справочника по геополитическим переменам в Монгольской Евразии XIII-XIV вв.: кто, где и когда правил; как проходили границ государств и областей; какие территории переходили из рук в руки и чьими трудами (и как) все это происходило. А то в существующей литературе (даже самой подробной - у Груссэ) многое оказывается пропущено.
Этот справочник представляет свой материал в виде карт с приложенным подробным текстовым комментарием, добавляя списки правителей. Читать такой справочник подряд было бы, пожалуй, бессмысленно (если только читатель не является уже готовым фэном Монгольской империи); но из него пользователь может с недоступными ему по другим изданиям подробностями выяснить, "кто, где, когда" правил, воевал, терял и завоевывал в пределах Pax Mongolica.

1) карта 1: Монгольская империя в 1227 г.

Карта 1

2)  карты 2-3: Монгольская империя в 1248 г.: внутреннее деление и общее положение


Карта 2
Карта 3

Текст комментария к картам 1-2 см. далее по треду.

Текст комментария к карте 3 см. далее по треду, здесь.

3) карта 4: Монгольская империя к началу 1252 г.

Карта 4

Текст комментария к карте 4 см. далее по треду.

4) карты 5-6:  Империя при Монкэ-хагане:

- карта 5: Монгольская империя в 1257.

Карта 5

Темно-фиолетовым и светло-фиолетовым выделены, соответственно, коренные и вассальные земли должностного экстраординарного (до 1260-61) владения Хулагу.

- карта 6: Империя на момент смерти Монкэ.

Карта 6

Текст комментария к картам 5-6 см. далее по треду.

5) Таблицы правителей в сильно расширенном виде см. далее по треду.


Комментарии к картам 1-2

Структура Монгольской империи в 1248 г.

"Великое монгольское государство" (Екэ Монгол Улус, официальное самоназвание Монгольской империи) было довольно сложным по структуре образованием и само состояло из нескольких владений-улусов. Это были:
- 1) Коренной (Иджагур-ин) улус, включавший собственно монгольские и некоторые окрестные земли, которые Чингис передал в наследственное владение своему младшему и любимому сыну Толую. На территории Иджагур-ин улуса располагалась и "экстерриториальная" имперская столица хаганов - Каракорум. В результате, если хаган был не из рода самого Толуя, в улусе наступало своего рода двоевластие: в Каракоруме утверждался чужеродный Чингисид, которому и подчинялись отныне все князья-Толуиды как своего рода "исполняющему обязанности" главы их дома. Именно такова была ситуация накануне смерти хагана Гуюка, поскольку он приходился сыном Огэдэю.
- 2-4) наследственные улусы трех других кланов Чингисидов, берущих начало от остальных сыновей Чингис-хана, т.е. Улусы Джучи, Чагатая и Огэдэя.
- 5) владение уйгурского идыкута в Восточном Туркестане с центрами в Бешбалыке, Кара-Ходжо (Турфане) и Хами. Номинально оно составляло т.н. "пятый улус" империи (такую честь Чингис-хан оказал уйгурам за то, что те добровольно покорились ему сразу по его избрании великим ханом), однако на деле были всего лишь полуавтономным административным придатком к владениям хагана; присматривали за ним из Ганьсу.
- 6) территории, входившие в непосредственное "должностное управление" хагана независимо от того, какая ветвь Чингисидов занимала этот пост. Это были: Северный Китай, Тибет и Тангут, а также наследственные владения братьев Чингис-хана, охватывавшие земли к северу от Хуанхэ и далее в бассейне Амура.
Тот из Чингисидов, кто занимал пост Великого хана, сливал под своим непосредственным управлением воедино Коренной улус, "должностные земли" великого хана и собственные наследственные владения, что давало ему безусловное преимущество перед владетелями остальных четырех улусов (трех чингисидских и Уйгурии). Кроме того, особое гражданско-финансовое управление хагана распространялось на уйгурский улус и южную часть улуса Чагатая (Маверранахр и Восточный Туркестан), а гражданско-финансовое и военное - на южную (иранскую, см. ниже) часть улуса Джучи. Тем самым эти территории оказывались зоной двойного подчинения, причем считалось, что хаганские чиновники распоряжаются в них с разрешения соответствующего улусного владыки (который, для простоты управления, свои собственные распоряжения также осуществлял через них). В частности, к 1248 г. таким хаганским управлением в Маверранахре, Восточном Туркестане и Уйгурии ведал Масуд-бек, в 1241 г. сменивший на этом посту своего отца Махмуда Ялавача (наделенного такими же полномочиями еще и в собственно хаганских землях Тангута и Китая). В итоге сферой собственной власти хагана, независимой от пяти родовых улусов, официально назывались "Иран, Туркестан и Китай", причем в первых двух подразделениях этой сферы хаганская власть считалась временной и частичной (дополняющей местную улусную), а в третьем - полной и постоянной. Так, в 1251 г., отказываясь от престола великого хагана, Бату заявил, что не может прибавлять к своим колоссальным владениям еще и Иран, Туркестан и Китай (характерно, что он не назвал Монголию, поскольку ей хаган управлял "по доверенности", как бы замещая действительного главу рода Толуя, которому она, собственно, и принадлежала). Если учесть, что хаган признавался также верховным правителем на территории всех улусов вообще, то выходило, что, скажем, в Иране он в лице своих наместников подчинялся сам себе с разрешения и через номинальное посредство хана-Джучида. Если бы монголы действительно хотели заниматься гражданским управлением, эта система превратилась бы в источник постоянного напряжения; но оно им было совершенно неинтересно, и все сложности "двойного управления" сводились к тому, что одни и те же сборщики даней, собирая подати на подведомственных им территориях, часть посылали хагану, часть - улусному владыке, а часть, как откупщики, оставляли себе.
Единство державы поддерживалось всемонгольскими курултаями - съездами всех Чингисидов, некоторыми общеимперскими структурами управления армией, хаганскими чиновниками, единой системой связи с почтовыми станциями и ярлыками, выдававшимися всем местным вассальным владетелям от имени хагана. В частности, армия включала части, подчинявшиеся непосредственно хагану независимо от его родовой принадлежности ("великая армия", улуг кул), и подразделения, приписанные в наследственные войска к тем или иным Чингисидам. По Ясе такие подразделения нельзя было оторвать от их обладателей, но можно было временно перегруппировывать и переподчинять в рамках имперских походов. Так, в 1262-63 гг. в Бухаре, входившей в Чагатайский улус, стояли, кроме чагатайских войск, джучидские подразделения, толуидские подразделения и части "великой армии" (улуг кул). На индийской границе ок. 1260 г. стояла имперская армия, укомплектованная в основном джучидскими контингентами, но подчинявшаяся брату хагана, Толуиду Хулагу.

Территория Монгольской империи в 1248 году.

Иджагур-ин улус включал большую часть Халха-Монголии (к востоку от Хангая), Прибайкалье и Южную Сибирь (бассейн Ангары, который так и назывался "область Ангара"; Туву; коренные земли хакасов - кыркызов по Верхнему Енисею; долину среднего Енисея, т.е. южную часть страны Баргу [обнимавшей водораздел Оби и Енисея и левобережье Енисея до самого океана]). К внешним границам Империи улус выходил только на севере, где его рубеж пролегал к северу от Ангары и Байкала и через верховья Лены. О племенных образованиях, граничащих здесь с монголами, толком ничего не известно, да монголов они совершенно и не интересовали.
Во главе Толуидов после смерти Толуя в 1242 г. стоял Монкэ, его сын, однако власть в улусе вместо него осуществлял, по изложенным выше правилам, огэдэид хаган Гуюк.
Земли хаганского управления включали ряд княжеств и наместничеств. Манчжурия и бассейн Амура были поделены на родовые уделы братьев Чингиса. Северная граница этой территории шла примерно по водоразделу Лены и Амура к Тихому океану, охватывая бассейн р. Хуньтунцзян (так назывался Амур ниже слияния с Сунгари); по северной и южной сторонам этой реки располагалась монгольская административная единица Хэлан Шуй-Татар.
Особый стратегический пояс образовали наместничества, окружавшие с юга Иджагур-ин улус. Так, Ганьсу, Тангут и все монгольские завоевания в Тибете и Сычуани составляли наместничество Хадана (Годана), сына Огэдэя, распоряжавшегося своим уделом фактически самостоятельно. Другие наместничества размещались в Северном Китае.
На юге земли хаганского управления выходили к внешним рубежам Империи. Граница с Сунским Китаем, сложившаяся в ходе разгрома монголами чжурчженьской империи Цзинь и последующих монголо-сунских столкновений 30-х - 40-х гг., проходила от Желтого моря через Хэнань и северные окраины Сычуани (Сиань при этом оставался в южносунских руках). Дальше граница резко поворачивала на юг, охватывала Амдо и Кхам и достигала излучины Цангпо, охватывая треугольник балпосцы (на западе) - Мон (на юге) - Конгпо (на востоке); все эти области, начиная с Амдо, покорил Хадан-хан, сын Огэдэя, со своим полководцем Дорча-дарханом в 1239-1240 г. (чему предшествовали интенсивные, нго малоудачные переговоры монголов с крупнейшими тибетскими сектами в 1239 г.). Соседями монголов здесь были: собственно Тибет, т.е. сложный конгломерат отдельных монастырских теократий, простиравшийся от излучины Цангпо до истоков Инда; отрезанные от этой системы кампанией 1240 г. тибетские образования между Цангпо и Салуэном и, наконец, никогда не входившие в нее тибетские монархии в Ладакхе и Гугэ. Следует добавить, что в верховьях Янцзы в качестве буфера между монголами и Дали (государство на территории нынешней Юньнани) существовали еще два незначительные тибето-бирманские "царства".
С Сунами монголы с начала 1242 года находились в состоянии очередной войны, однако к моменту смерти Гуюка реальных активных действий не велось. С Тибетом, напротив, велась важнейшая политическая игра. После трехлетних переговоров Хадан в 1247-1248 г. встретился в своей ставке с Сакья-пандитой, одним из высших иерархов Тибета (главой монастырской иерархии Сакья), и вступил с ним в тесную дружбу; начались интенсивные переговоры по подготовке включения Тибета в систему монгольской власти. Наконец, Корё (Корея) в 1247 отказалась платить хагану дань, покончив с непродолжительным (с 1239 г.) вассалитетом перед монголами, и те с 1247 совершали на нее ежегодные набеги.
Улус Огэдэя не имел выхода к внешним границам Империи. Он включал Южный Алтай и Западную Монголию (Тарбагатай, бассейны Эмиля, Кобука и верхнего Иртыша). Ставка хана размещалась у Чугучака, в городе Омыл (Эмиль), построенном когда-то кара-китаями, потом запустевшем, а теперь отстроенном Огэдэем. Главой рода Огэдэидов до 1248 был Гуюк.
С геополитической точки зрения Улус Огэдэя состоял из двух частей: западной (Южный Алтай и район р. Эмиля и гор Тарбагатай) и восточной (Монгольский Алтай и области к северу от него). Восточную часть населял в основном четырехплеменной народ ойратов - монголоязычный народ, в XII в. обитавший у озера Хубсугул и далее до истоков Енисея, но в XIII расселившийся к юго-западу, на бывшую территорию разгромленных Чингисом найманов, до Монгольского Алтая и далее. Западную часть улуса (как и продолжающее ее еще дальше на запад Или-Иртышское междуречье, принадлежащее уже Джучидам) населяла особая группа восточнокыпчаков, именовавшаяся "кыргызами" (откуда нынешние тяньшаньские киргизы), а по официальным монгольским спискам этнических территорий - кимаками (по названию одного из главных кыпчакских племен, в X в. возглавлявших особое государство на Верхнем Иртыше - Кимакский каганат); эта общность сформировалась еще в IX в. в районе между Верхним Иртышом и Тарбагатаем в результате проникновения сюда групп настоящих, енисейских кыргызов (кыркызов-хакасов, обитателей Минусинской котловины) и смешения их с местными кыпчако-кимакскими племенами. Крупный хан восточнокыпчаков (кыргызов) Бандучар, имевший ставку не то на Алтае, в районе совр. Змеиногорска, не то дальше на юго-запад, в Или-Иртышском междуречье, добровольно подчинился Чингису, и его народ был поверстан в десятеричную организацию, а область перешла в распоряжение Джучи. Ареал кыргызов в целом рассекался межулусной границей 1227 г. надвое, его западная часть отошла к Джучи, а район Эмиля - Тарбагатая - к Огэдэю. Большая часть ойратов, как мы помним, все еще жила на своей коренной территории к востоку от Монгольского Алтая, на территории улуса Толуидов, так что и ойраты были распределены по разным улусам.
Улус Чагатая охватывал прежде всего бывшую державу каракитаев и Кучлука Найманского (страна Хомил в монгольских памятниках), а в целом - Маверранахр с югом Хорезма, большую часть Семиречья и Восточный Туркестан до Турфана (исключительно). Последним крупным центром улуса на востоке был Аксу. Три группы тюрков-карлуков (в Семиречье, Фергане и на тибетской границе) со времен Чингиса считались автономными и в этом качестве были включены в племенную систему улуса. К внешним границам державы улус выходил только на юге, где они шли по западному Куньлуню и южным отрогам Памира. Ставка орды Чагатая находилась к западу от Алмалыка (совр. Кульджа или Инин) в Синьцзяне, и называлась Куяш и Улуг-иф (Улуг-уй - "Большой дом"). Долина Или с главным городом Алмалыком составляла центральную часть его владений и называлась "Иль-аларгу" или "Иль-Аларгузи". В Маверранахре реальной властью обладал скорее налоговый откупщик Махмуд Ялавач, назначенный прямо хаганом Огэдэем, чем Чагатай. В 1238 году Чагатай, без согласия хагана сместил Махмуда. Хаган упрекнул брата, но передал ему Маверранахр в непосредственное гражданское управление, передав откуп налогов сыну Махмуда, Масуд-беку, и одновременно расширив его полномочия на весь Улус Чагатая. Чагатай умер в том же 1241 г., что и Огэдэй, но несколько позже, завещав престол своему внуку Хара-Хулагу, сыну Мутугена. После избрания Гуюка, сына Огэдэя, новым хаганом, Гуюк низложил Хара-Хулагу, объявив, что при жизни сына внуку нельзя наследовать трон, и отдал Чагатайский улус старшему сыну Чагатая - Есумонкэ. Итак, с 1246/47 г. улусом по воле Гуюка правил Есумонкэ; он пьянствовал, не обращая внимание на дела, которыми заправляла его жена, и вскоре должен был взять себе в соправители своего племянника Бури. Ставка Есумонкэ располагалась в Алмалыке.
В Уйгурии в 1242 г. умер идыкут Кышмаин, и новым идыкутом был назначен Салын-тегин, брат вдовы Огэдэя, что, по сути дела, вело к постепенной ликвидации Уйгурии как особого улуса империи.
Улус Джучи обнимал северо-запад Империи и с 1227 г. управлялся Бату, сыном Джучи, старшего из Чингисидов Этот улус был настоящим территориальным гигантом даже по монгольским меркам. Ядром улуса в 1220-х была территория Прииртышья, в монгольских источниках - Токмок (Тунгмак, из *Тун-кимак? - область, населенная восточнокыпчаками-кыргызами, см. выше). Согласно завещанию самого Чингиса, весь улус в целом охватывал "Токмок и Кыпчак", то есть, по другому описанию, все земли к западу от линии Амударья - Хорезм (включительно) - Сыгнак - Сауран (включительно) - Каялык к северу от Или (включительно, оставляя в руках Джучидов часть северного Семиречья) - граница чагатайского, огэдэевского и коренного улусов.
Однако на деле Бату-хану был предоставлен контроль только над северной половиной этой огромной территории, до Кавказа (включая Дербент) и Хорезма (включительно, кроме южной части страны с Кятом, принадлежащей Чагатаидам). Южная, иранская половина подлежала временному чрезвычайному управлению чиновников самого хагана. При этом, повторим, считалось, что эта хаганская администрация управляет исключительно с разрешения Бату, и когда завоевания будут завершены, уступит место собственно джучидской.
Под непосредственной властью Бату состояли пространства Западной Сибири, Дешт-и-Кыпчака, Волжской Булгарии, мордвы, Вису (Пермь), Югры и Самояди в бассейне Печоры (на Печору монголы совершили особый набег в 1242, добравшись оттуда и до самого Ледовитого Океана, но не закрепившись там; однако печорские самоеды, по крайней мере частично, с тех пор числились подданными монголов) и, наконец, отторгнутая в прямое подданство монголов от Руси лесостепная юго-восточная полоса русских княжеств (Болоховские земли на Юго-Западе Руси, южная часть Киевщины с Каневым (там стоял монгольский гарнизон, в то время как Киев считался уже русским городом), большая часть Переяславщины и области по границе Черниговского и Рязанского княжеств вплоть до Оки, включая район будущей Тулы и Ельца).
Все это огромное пространство делилось на Волжский улус с центром в Сарае (Белая, или Ак-Орда для монголов и тюрок, Синяя, или Кок-Орда для персов, "Золотая Орда" по-русски = западное, правое крыло Улуса Джучи) и Заяицкий улус с главным городским центром в Сыгнаке (Синяя Орда по-монгольски и по-тюркски, Белая Орда по-персидски = восточное, левое крыло Улуса Джучи; там правил старший брат Бату Орда-Ичен). Разнобой в цветовых обозначениях орд связан с тем, что у тюрок и монголов запад обозначался белым цветом, а восток - синим; у иранцев же, наоборот, восток был "белым", а запад - "синим". Граница между Волжским и Заяицким улусами шла по Уралу, верхнему Яику, а затем на юг к Аральскому морю, оставляя бассейн Нижнего Яика, Мангышлак и Хорезм Волжскому улусу. Оба улуса сами делились надвое по той же системе "крыльев": Волжский - на восточный улус сарайского хана и западный улус беклярибека (верховного сановника и главнокомандующего), Заяицкий - на юго-восточный среднеазиатский улус, прямо принадлежащий заяицкому хану (восточное крыло Заяицкой орды, долина средней Сырдарьи, а оттуда степи до Ишима, Иртыша и Прибалхашья) и северо-западный, казахстано-сибирский улус другого брата Бату - Шейбана (западное крыло Заяицкой орды, к востоку от Яика по Иргизу, с зимовыми становищами по берегам Сырдарьи при устьях р.Чуй и Сары-су и Каракумах [возможно, до самой границы Хорезма!], а на северо-востоке до Иртыша, Чулыма [и, не исключено, до западных отрогов Алтая]; этот улус в целом определялся как территория, лежащая между Волжской ордой и среднеазиатским, главным улусом Заяицкой орды. Сам Шейбан в 1248 погиб, и улус унаследовал его сын Бахадур).
Ядром всей этой территории была Великая степь, тянувшаяся от Дуная до Алтая (Дешт-ы-Кыпчак, "Кыпчакская Степь"), делившаяся на три больших этногеографических региона: страна западных кыпчаков (они же половцы по-русски, команы-куманы в европейских текстах) от Дуная до Заволжья; страна канглов или кангитов (по языку - восточные кыпчаки, по происхождению - кыпчакизированные гузы и печенеги; древним самоназванием печенегов было "кангар", откуда и общее название "канглов" для кыпчакоязычных племен этого региона) от Заволжья до современного Восточного Казахстана; страна кимаков (официальное название в монгольских списках) она же область центральноазиатских кыргызов, формирующихся на базе восточнокыпчакских по языку племен исконного кимако-кыпчакского ареала - бассейна Верхнего Иртыша и Алтая.
К северу от Великой степи лежали другие ключевые районы Улуса Джучи: Волго-Донское междуречье (мокша, мордва, буртасы), Волжская Булгария, Баджгард (Мадьяр, Великая Венгрия, она же Башкирия - территория, откуда происходили венгры-мадьяры), Корола (Керела; так назывался район Южного Урала и причислявшегося иногда сюда же Шибира - Западной Сибири, граничивший с Башкирией на западе и краем кимаков на востоке); Самоедская земля была крайним владением Бату на севере.
Ставка Бату находилась на Нижней Волге, в Сарае; центры восточных улусов не были постоянными. Ставка Орда-Ичена располагалась где-то неподалеку от Балхаша, на территории северного Семиречья (очень недалеко от столицы Улуса Огэдэя); позже заяицкие ханы покинули эту территорию, а в XIV в. переехали в Сыгнак. Подвластные им Шейбаниды летом держали ставку на Иргизе, а зимой на Сырдарье.
Внешними пределами улуса Джучи (без вассальных территорий) были: линия Железные Ворота на Дунае - граница степи и гор в Валахии (южные склоны Трансильванских Карпат были заняты валашскими княжествами и воеводствами, подчинявшимися Венгрии) - венгерская граница в Восточных Карпатах - новая, округленная в пользу монголов граница степи с Русью - северные границы бывшего Вису (Перми) у верховьев Печоры и Вычегды - часть самоедского бассейна Печоры - бассейн Иртыша и частично Оби.
В вассальной зависимости от Бату находились различные государства к западу от этих рубежей. Это были:
- Русское государство ("Киевская" Русь), вассал монголов с 1242 г.; в 1243 Бату утвердил ее верховным правителем владимирского князя Ярослава, которому и отдал Киевский стол. Ярослав, однако, не поехал в опустошенный Киев, а посадил там наместником своего боярина Димитрия Ейковича. В 1246 Ярослав был отравлен в ставке Гуюка. Тот повелел заменить умершего его братом Святославом, однако Бату так и не утвердил этого ставленника Огэдэидов. Следует отметить, что галицко-волынский князь Даниил подчинился Бату (и тем самым признал, что его княжество входит в подвассальную монголам "Киевскую" Русь под эгидой владимирских князей) только на рубеже 1245/1246 гг, а до того сопротивлялся монголам. В феврале 1246 г. на Русь прибыла миссия от Бату и Гуюка, проведшая первую, "черновую" перепись подвластных монголам русских земель и собравшая богатую дань; тогда, возможно, ее заплатила даже Полоцкая земля.
- Болгария (Тырновское царство) с ее балканскими владениями (вассал с 1242 г.);
- Грузия с ее армянскими владениями (вассал монголов с 1231 г.; единственный объект реальной власти Бату к югу от Кавказа, приняла его администрацию в 1243 г. Это грубо нарушало общеимперский порядок, по которому власть над Грузией должны были осуществлять от имени Бату наместники хагана - как и над всеми прочими землями юга. Бату смог переподчинить себе Грузию в 1243 г., лишь воспользовавшись интеррегнумом после смерти Огэдэя, когда в Империи вовсе не было хагана).
Главным независимым государством на рубежах владений Бату было Великое княжество Литовское, подвластное Миндовгу (Миндаугасу). Воспользовавшись монгольским нашествием на Русь, оно заняло в 1238-1245 Черную Русь с центром в Новогрудке (который Миндовг сделал своей столицей), Турово-Пинскую и Минскую земли. Так началась продолжительная литовско-русская война (1238-1254). В 1246-1247 галицко-волынские князья и монголы совершили несколько походов против Миндовга, но, по-видимому, безрезультатно. С этого времени Великому княжеству Литовскому суждено было стать главным врагом монголов на северо-западе.
Особо надо оговорить положение на Кавказе. Южные отроги Кавказа подчинялись Грузии и Ширвану, а вместе с ними - монголам. Северные склоны, как и в XIX веке, были фактически неприступны; здесь выделялись три этногеографические области с запада на восток: страна черкесов (адыгейцы, кабардинцы, черкесы в узком смысле слова), страна асов или аланов (предков осетин и мелких подвластных им племен) и страна лезгов (область расселения нахско-дагестанских племен). В 1239-1240 состоялся особый поход Чормагун-нойона, снаряженный непосредственно Огэдэем из Ирана помимо Бату, направленный на покорение Кавказа; покорив в 1231-39 Азербайджан, Чормагун взял в 1239 Дербент, выступив оттуда, в октябре-ноябре 1239 разгромил Дагестан, а оттуда двинулся в области аланов и черкесов (1239-1240), оставив в Дагестане оккупационный контингент (весной 1240 г. он эвакуировался из Дагестана). Этот поход привел к покорению части черкесов и асов и побережья Дагестана; остальные племена продолжали сопротивление монголам еще четверть века, но и те не оставляли их в покое. К середине 1250-х гг. часть черкесов и асов и почти все "лезги" (внутренний Дагестан) еще оставались независимы от монголов.
Южная, номинальная часть улуса Джучи обнимала весь Иран. Ее восточная граница спускалась, обходя Пешавар и Синд, к индийскому океану. Здесь монголы соседствовали с Кашмиром и Делийским султанатом. Западная граница проходила в основном по Загросу, но Хузестан принадлежал Аббасидскому халифату в Ираке, а зенгидский Мосул подчинялся монголам как вассал. Далее граница шла на северо-запад, включая бассейн озера Ван (завоеван в 1245; до того здесь правили курды-Эйюбиды), а затем все анатолийские территории до Кызыл-Ырмака. У монголов здесь было множество вассальных владений, прежде всего Румский сельджукский султанат (он входил в особое наместничество "Рум", включавшее, кроме него, еще и округ прямого подчинения монголам с центром в Анкаре), греческая Трапезундская империя, армянское государство в Киликии, Мосул, Ширван и западноиранские царства - Фарс, Йезд, Керман, Герат, Хормоз, Лур. Западный Гилян был и вовсе практически независим. Еще более пестрая картина сложилась на востоке Ирана. Оплотом монголов здесь была сборная имперская армия Таир-буги Бахадура и Сали, размещавшаяся в Бадгызе; ее нойоны управляли и Тохаристаном, а также Газни с прилегающими территориями на индийской границе. Укомплектована эта армия была в основном джучидскими контингентами. В Герате и Гуре с 1243 г. сидел вассалом знаменитый Шамсаддин I Курт, причем в обоих центрах стояли части имперской армии, а ее командующие - военачальники-наместники Бадгыза - претендовали на контроль над Шамсаддином. В 1242 г. Таир-бахадур разорил Испахбад, помогая предшественнику Шамсаддина, Маджаддину Гератскому. Бадахшано-Памирское княжество, вассальное монголам, также, вероятно, входило в сферу управления имперской армии. Систан также был вассальным княжеством; там с 1236 г. правил Али ибн Масуд. Области по верхнему Инду (в округе Пешавара) - Кухиджуд и Бинбан - составляли княжество Сайфуддина Хасана Карлука (главу бежавшей в свое время от монголов в Афганистан группы карлуков), который в 20-х - 30-х гг. был вассалом Дели, а в 1236-1239 признал монгольскую власть и получил монгольского резидента - шахну. С того же 1236 шла вялотекущая война монголов с делийским султанатом. В частности, в 1246 г. монгольская армия под началом Монкэтаха заняла Мультан (здесь ее возглавляли монгол Сали и вассальный Шамсаддин Курт) и осадила Уч (под командой самого Монкэтаха), но бежала осенью при известии о приближении делийцев. В результате был утрачен и Мультан. Весной 1247 г. делийская армия, в свою очередь, разорила Кухиджуд, но безрезультатно.
Верховной военной властью от имени хагана Гуюка в южных землях джучидов с 1247 г. распоряжался Ильчигэдэй-нойон из монгольского племени джалаиров; в начале 1247 он прибыл в Хорасан, летом инспектировал Кавказ, а в конце года устроил свою ставку в Бадгызе. Ему подчинялся предыдущий наместник Ирана, а теперь лишь командующий войсками западного направления, нойон Бачу (Байчу), базировавшийся в Мугани.
Независимыми соседями монголов на западе были: в Малой Азии - Византийская (Никейская) империя, на западе от Ирана - Багдадский халифат и владения различных ветвей курдов-Эйюбидов в Северной Месопотамии (они были покорены монголами в 1245, но почти сразу отложились), в самом Иране - исмаилитское государство (т.е. крепости ордена исмаилитов в Эльбурсе и Кухистане), на востоке от Ирана - мусульманский Делийский султанат и индуистский Кашмир.

Деление Монгольской империи на улусы показано суммарно на 1227 г. (год смерти Чингиса) на карте 1, и более подробно по состоянию на 1248 г. - на карте 2.
Более темный красный и малиновый цвет на карте 2 обозначает, соответственно, территории прямого подчинения Улуса Джучи, реального (северная часть) и номинального (южная часть); более светлыми оттенками обоих цветов обозначены вассальные государства, ассоциированные с соответствующими частями. Темно-голубой цвет обозначает улус Толуя, ярко-голубой - территории прямого хаганского подчинения [а светло-голубой на последующих картах - территорию вассалов хагана].
Отличительной чертой очерченного только что территориального деления является поразительное неравенство улусов. Улусы Чагатая и Огэдэя - настоящие карлики по сравнению с улусами Толуя и особенно улусом Джучи, охватывающим по завещанию Чингиса всю Западную Евразию ("от Иртыша, Каялыка и Хорезма до тех пределов, которых достигнет копыто монгольского коня"). Фигура Джучи, не пользовавшегося, мягко говоря, любовью братьев и отца (он и убит-то был в 1224 тайными посланцами Чингисхана), едва ли подходила в глазах Чингиса для того, чтобы повелевать такими пространствами. Очевидно, когда Чингис распоряжался относительно улусных границ, он просто не имел ясных представлений о том, насколько огромны в действительности пространства, отделяющие Иртыш от "последнего моря" на Западе.


Комментарий к карте 3

Стратегическое положение монголов.


Карта 3 показывает положение Монгольской империи (синий цвет, вместе с вассалами) среди всех прочих евроазиатских государств в 1248 г.
Ясно видно, что геополитически она уже представляет собой безусловно доминирующего гиганта, оппоненты которого разъединены им и уцелели только на южной и западной периферии Азиатского континента. Крупными державами, помимо монголов, были только Священная римско-германская империя (вместе с ассоциированным с ней Тевтонским орденом), Египет, Делийский султанат, Южносунский Китай и Камбуджадеша.
Что касается внешнеполитической стратегии 40-х гг., то Гуюк планировал две большие войны. Одна должна была идти на западе от Ирана, причем собирался провести ее только собственными, хаганскими силами (для чего и отправил в Иран на исходе 1246 нойона Ильчигедэя с необходимыми войсками), не прибегая к общеимперскому походу. Вторая должна была обрушиться на Пруссию и Ливонию, а затем - на католическую Европу вообще. Однако вражда с Бату (с осени 1247 Гуюк принялся собирать войска к походу на Бату) и скоропостижная смерть Гуюка не дали осуществиться этим замыслам и оставили государство без ясных перспектив.


Комментарий к карте 4

Интеррегнум. Монкэ и Бату на пути к власти (1248-1251/52)

Имперские дела в 1248-1251/52 гг.
Бату узнал о смерти Гуюка, находясь в местности Алакамак у гор Алатау. Теперь, так и не присягнув Гуюку, он оставался сильнейшим правителем Империи и объявил о сборе курултае в том же Алакамаке. Регентство было передано вдове Гуюка, ханше Огул Гаймыш, вполне подходившей своему покойному мужу по своей глупости, злобе и склонности к пьянству, и Чингаю, вельможе-уйгуру из Чагатайского улуса. Весной 1250 г. Алакамакский курултай, наконец, состоялся. Бату, приведший на него свои войска и множество Джучидов, стремился провести в хаганы сына Толуя Монкэ, который был ближайшим другом Бату начиная с русских походов. На сторону Монкэ, помимо Джучидов и Толуидов, встал обиженный Чагатаид Хара-Хулагу (внук Чагатая, правивший улусом по смерти Чагатая, согласно прямому завещанию последнего, в 1242 г., но смещенный Гуюком в пользу Есумонкэ в 1246), а из Огэдэидов - сын Огэдэя Кадакогул и дети покойного к этому времени Хадана (умер в своем тангутском уделе в 1251 г.). Все остальные Чагатаиды и Огэдэиды не желали допустить Монкэ к верховной власти. Дети Гуюка, Коча и Наку, пробыли в Алакамаке только два дня и удалились, оставив своих представителей и заверив Бату, что подчинятся любому решению курултая. Бату смог перетянуть их на свою сторону, пользуясь их враждой к Ширэмуну - еще одному Огэдэиду, также стремившемуся к престолу. Как и следовало ожидать, курултай, на котором председательствовал брат Монкэ - Хубилай, постановил считать Монкэ законным претендентом на хаганский престол и для его окончательного избрания хаганом созвать на следующий год новый курултай в самой Монголии. Решающую роль во всем этом деле сыграл, несомненно, Бату.
Между тем Огул Гаймыш, ссылаясь на то, что Алакамакский курултай состоялся вне Монголии и не имел, таким образом, законной силы, пыталась соединить против Монкэ Огэдэидов и Чагатаидов. Огэдэиды и без того подчинялись ей как вдове Гуюка, а с Чагатаидами она договорилась через сына Чагатая Бури. Вместе они решились заменить Монкэ огэдэидом Ширэмуном; теперь сыновья Гуюка оказались на его стороне. Вместе с Есумонкэ они смогли оттянуть новый курултай на полтора года. Летом 1251 г. он все же собрался в Каракоруме. Монкэ явился туда с присланным Бату джучидским эскортом под командованием Берке и Тогатэмура и 1.07.1251 был утвержден хаганом - в значительной степени под влиянием Берке. Немедленно после этого союзники устроили грандиозный политический процесс, в котором Огул Гаймыш, Чагатаиды и Огэдэиды обвинялись в заговоре с целью убийства Монкэ и колдовстве. Процесс прошел зимой 1251-52 гг.; итог его был страшен даже по монгольским меркам. 77 высших начальников, включая соправителей-регентов Огул Гаймыш и Чингая, а также мать Ширэмуна Кадакач-хатун и еще около 220 человек были казнены в ставке Соркуктани-хатун, матери Монкэ, сам Ширэмун сослан к Хубилаю в Китай (где и был через несколько лет, в 1258 г., утоплен им перед началом большой китайской кампании). Куча догадался вовремя изъявить покорность, был прощен и получил удел на Селенге; прочих его родичей сослали в Китай и Армению, и больше о них ничего не слыхали. Подавляющее большинство Чагатаидов были либо сосланы, либо убиты; лишь несколько спаслось в Сунскую империю. Хаганский наместник южной половины Улуса Джучи, Ильчигэдэй, назначенный Гуюком, был снят с поста, арестован в Иране эмиссарами Бату, отослан к Монкэ и казнен последним вместе с сыновьями (1252); его пост вновь перешел к Байчу. Более того, Монкэ и Бату договорились об упразднении улусов Чагатая и Огэдэя как самостоятельных частей Империи; часть улуса Чагатая при этом отходила к Джучидам, часть - непосредственно к хагану, а остаток улуса Чагатая и весь улус Огэдэя становились обычными уделами в составе хаганского улуса, подобными многим другим уделам монгольских царевичей. Территория Огэдэидов был при этом вручена Ханату, сыну Наку, сына Гуюка; земли же, сохраненные за Чагатаидами, Монкэ передал Хара-Хулагу и отправил его туда вместе с его женой Эргэнэ и крупным отрядом войск против их врага Есумонкэ, пока еще владевшего Чагатайским улусом (1252 г.). Для обеспечения этого плана Монкэ отправил на запад еще две армии - одну по направлению к Бешбалыку, на чагатайскую границу, с приказом соединиться со стоящим там у Каялыка Куйкуран-огулом; он был усилен также силами Кончи-огула, сына Заяицкого хана Орда-Ичена. Другую армию Монкэ отправил на Енисей, на границу Огэдэидов. В том же 1252 г. воля хагана была исполнена; правда, Хара-Хулагу умер по дороге вблизи Алтая, но его вдова Эргэнэ, возглавив его войска, взяла Есумонкэ и Бури в плен и отправила к Бату, который их и казнил. Жену Есумонкэ Эргэнэ растоптала копытами коней, многие Чагатаиды были истреблены. Одобрив образ действий Эргэнэ, Монкэ оставил ее правительницей чагатайского удела в качестве регентши при ее малолетнем сыне от Хара-Хулагу, Мубарек-шахе. Правда, удел этот, как мы помним, был сильно сокращен против прежнего: Маверранахр отошел к Бату, Восточный Туркестан и Болор - непосредственно к Монкэ, получавшему тем самым прямую связь с хаганскими владениями в Иране через Памир, где Болор граничил с Бадахшаном и его округами у истоков Пянджа. Граница владений Монкэ и Бату пролегала в степи между Таласом и Чу, к востоку от современного Александровского хребта; за Эргэнэ осталось одно Семиречье. Тем не менее Масуд-бек продолжал осуществлять гражданское управление Маверранахром, Семиречьем, Восточным Туркестаном и даже Уйгурией от имени Бату и Монкэ разом!
Одновременно все в том же 1251/1252 гг. Монкэ сформировал новые уделы в рамках коренного улуса и территорий, находившихся под его управлением. Во-первых, было предпринято преобразование южных территорий, номинально принадлежавших улусу Джучи. Теперь они поступали под двойное управление единоличного наместника великого хана (по решению Монкэ этим наместником в скором времени должен был стать его брат Хулагу) и Бату, без санкции которого приказы этого наместника были неправомочны. Фактически улус Джучи впервые смог распространить свое влияние на эти земли, но при этом там устанавливалось даже не двое-, а, по сути дела четверовластие (Бату как улусный собственник в рамках империи, Монкэ-хаган как администратор от имени Бату, Хулагу как будущий удельный администратор от имени Монкэ, и, наконец, тот же Монкэ как верховный правитель всей империи). Во-вторых, северный Китай (Шэньси и Хэнань), общий надзор над землями чжурчженей (т.е., старыми владениями братьев Чингиса), тангутские и тибетские области составили долю Хубилая, другого брата Монкэ. С 1255 г. Хубилай начал возводить себе новую столицу в Кайпыне, поблниже к театру будущей войны с Сунами, и в апреле 1257 г. действительно перебрался туда. В-третьих, Огэдэиды, поддержавшие Монкэ, получили в награду мелкие уделы низшего уровня на территории Хубилая, в Китае и Тангуте. По тем же причинам за Хаданом оставалось его наместничество в Тангуте и Ганьсу, а также контроль над Тибетом (все - под верховным надзором Хубилая). Впрочем, Хадан умер около исхода 1251 г. Впоследствии его удел получил сын Гуюка Кадан.
В том же 1252 г. умерла мать Монкэ Соркуктани-беги, вдова Толуя; ее удел, включавший Саяны, кыркызскую Туву и восточные склоны стыка Алтая с Монгольским Алтаем, перешел к ее младшему сыну Аригбуге. Опирались монголы в этом уделе прежде всего на местных ойратов и найманов.
Наконец, в конце 1252 г. Монкэ добрался и до уйгурского улуса. Идыкут Салын-тегин (как мы помним, шурин Огэдэя!) после длительного процесса был в декабре 1252 г. казнен по фантастическому обвинению в намерении перебить своих подданных-мусульман с ведома все той же Огул Гаймыш. Престол идыкута был передан брату казненного, Окенджи. "Пятый улус" империи, подобно огэдэйскому и чагатайскому, фактически превратился в вассальное царство в рамках улуса хагана.
События 1251-52 гг. окончательно утвердили Монкэ как всемонгольского хагана. Как было видно уже по первым его действиям, это был жестокий и дельный правитель макиавеллистского склада. Будущее показало, что он был человеком, сознательно и всецело подчинившим себя конечному идеалу "мировой революции Чингисхана", но остававшимся совершенно свободным в выборе средств и стратегии для его осуществления. Такого же рода была и его религиозная политика: он одновременно крестился, принял мусульманство и превозносил буддизм, так что присутствующие в Каракоруме миссионеры и, соответственно, хаганские подданные всех религий имели основания считать его единоверцем. На деле он едва ли верил во что-нибудь, кроме монгольских духов-покровителей, грядущего кочевого благоденствия, пятнадцатилетней дружбы с Бату, армии и политических убийств. Официальная китайская история Империи, "Юань ши", говорит о нем: "он был степенен, решителен, немногословен, не любил пиршеств, о себе говаривал, что он следует примеру своих предков. Имел страсть к звериной охоте и до безумия верил прорицателям и ворожеям". В результате своих внутриполитических целей он достиг на первом же году правления. К концу 1252 г. Империя фактически делилась на два владения - Монкэ-хагана и Бату, с общими владениями за Амударьей и Кавказом. Упрощение внутреннего устройства при крепкой (хотя и имевшей свои границы) дружбе обоих правителей обеспечивало прочный внутренний мир и позволило возобновить широкие завоевания, предопределенные курултаем 1251 г, а репрессиями 1251-52 гг. Монкэ навел на чингисидов такой страх, что правление его проходило в совершенном покое. Единственным человеком, с котороым он должен был считаться, был Бату; однако тот умер три года спустя, оставив Монкэ небывалую власть.
Подчеркнем, что курултай 1251 г. вынес важнейшие решения по внешнеполитическим вопросам, предрешив имперский иранский поход и завоевание Южных Сунов. Для последнего Монкэ-хаган принял своего рода монгольский план "анаконда" (первоначальное завоевание западных соседей Сунов вплоть до южнокитайского моря, а потом концентрический удар по ним самим). В июле 1252 г. он предписал Хубилаю двигаться на Дали, и тот приступил к тщательной подготовке этой первой для монголов тропической кампании. Что касается западного похода, то для него выделялись контингенты со всей империи под началом брата хагана Хулагу с целью полного завоевания Ирана и прилегающих областей до Средиземного моря; присоединенные области должны были поступить под управление Хулагу как наместника великого хана, оставаясь формально в верховной собствеънности Джучидов. Бату, однако, справедливо полагал, что наместничество младшего брата хагана будет равносильно полному уходу южных земель под власть хагана, и твердо решился не пускать Хулагу в Иран, хотя до поры до времени не обнаруживал этого открыто.
Характерно, что план европейской кампании, который одинаково лелеяли Огэдэй и Гуюк, на курултае даже не рассматривались и, как оказалось. были похоронены навсегда. Причина этому может быть только одна: Бату не хотел, чтобы на прямо контролируемой им территории появлялись имперские войска и вообще какие бы то ни было неджучидские силы, и Монкэ вынужден был считаться с этой позицией.
Улусные дела в 1248-1251/52.
Северо-западное направление. Как мы помним, Бату не утвердил назначенного Гуюком Святослава Всеволодовича верховным русским князем. По смерти Гуюка он и вообще пошел на радикальную реформу и 1249 г. разделил подвластную ему Русь на два равноправных великих княжения - Киевское (долина Днепра и Новгород плюс, очевидно, верховный контроль над всеми вассальными монголам русскими княжествами к западу от Днепра), отданное Александру Ярославичу, и Владимирское (остальные земли), отданное его брату Андрею Ярославичу (оба они вернулись из Каракорума в 1249). В том же 1249 г. монгольский военачальник Кайдан (шестой сын Огэдэя) совершил поход на Литву, но был разбит Миндовгом к юго-западу от Минска. В результате ок. 1250 Миндовг сумел посадить своих племянников княжить в Полоцкой земле (Тевтивил в Полоцке, Едивид в Витебске); тем самым былые владения полоцких Всеславичей были окончательно отторгнуты от Руси. Впоследствии они иногда восстанавливали полную независимость, но практически не подчинялись ни монголам, ни их верховным русским ставленникам, вращаясь почти постоянно в литовской орбите. Возможно, не без влияния этих событий началось антимонгольское движение на самой Руси. В 1250 Андрей вошел в сношения с Даниилом Галицким, недавно признавшим монгольскую власть, а в 1251 женился на его дочери и затеял антиордынский заговор; Даниил, заключив тайный антиордынский союз с Андреем, искал в то же время такого же союза с папой и европейскими католическими государями. Кроме того, он достиг больших успехов в войне с Литвой: в 1251/52 на его сторону перешли турово-пинские князья, так и не вышедшие затем из зависимости от Галицкого стола; вместе они разорили Новогрудскую землю Миндовга. Однако одновременно, в начале 1252 г. Александр отправился в Орду, донес на брата и вместе с ордынской армией ("Неврюева рать") разбил и изгнал Андрея (1252 г.). Русь вновь была объединена в одно Великое княжество Киевское/Владимирское (главный стол при этом был перенесен во Владимир), и с тех пор на большей части ее просторов монгольское господство в ней не колебалось. Исключение составила Галицкая держава Даниила. В 1252 г. Даниил оказался в открытом разрыве с Ордой (а заодно и с ее русскими вассалами), и с этого времени ордынские войска под командованием джучида Хурумчи (Куремсы) ходили на Западную Русь набегами, впрочем, безрезультатными. Именно так владения Рюриковичей - впервые за всю свою историю - утратили с сецессией Галицкой державы государственное единство.
Юго-западное направление.
В 1249 г. Бату, верный своей обычной политике, разделил Грузию на два вассальные царства (как мы помним, в том же году он произвел аналогичное преобразование Руси).
Индийская граница.
В 1248 г. делийский царевич Джалал-хан, сын Илтутмиша, бежал из-за внутренних конфликтов в Делийском султанате к монголам и ждал выборов нового хана, чтобы искать у него помощи. Ждать ему пришлось долго. Тем временем в 1249 Сайфуддин Хасан Карлук напал из Бинбана на делийцев и осадил Мультан, однако умер во время осады. Скрыв это, его сын Насреддин взял с помощью монголов Мультан (1249 г.), но вскоре делийцы в очередной его вернули (ок. 1250 г.). В 1249 г., во время индийского похода, командующий индийской группировкой имперской армии в Восточном Иране, Курилчин-нойон, умер, и его место занял джучидский военачальник Негудер. Позднее в том же году он вместе с зависимым от монголов правителем Систана, Али ибн Масудом, карал отложившийся от того город Них.
В годы интеррегнума Шамсаддин I Курт, вассальный владетель Герата и Гура, неясным образом выступал на стороне Монкэ. В награду в 1251/52 г. Монкэ выдал ему ярлык на Систан, Тохаристан (в том числе Балх и Мургаб) и Афганистан "до Инда и границы Индии". Из всех этих территорий южно-афганские земли еще предстояло завоевать, а прочие области ранее находились в основном под управлением хагана (т.е., в сущности, военачальников имперской армии), а теперь были переданы Шамсаддину; в частности, Таир-бахадур передал Балх Курту, выгнав оттуда прежнего местного правителя. Шамсаддин вскоре начал военные действия против независимых афганцев.
Южноцентральное направление.
После двухлетних интенсивных переговоров Хадан-хана и Сакья-пандиты, с одной стороны, и тибетских иерархов, с другой, тибетские теократии изъявили готовность принять монгольскую власть, и в 1249 Хадан официально даровал Сакья-пандите в правители всем до того независимым теократиям Тибета (а заодно передал Сакье под управление все захваченные монголами ранее тибетские территории); сам Сакья активно убеждал тибетских иерархов подчиниться этому ришению, ссылаясь на преимущества союза с монголами и катастрофические последствия ссоры с ними. Тибет принял его власть и, тем самым, статус неопределенного вассалитета перед монголами (1249 г.). Сакья-пандита, однако умер в 1251 г., и Тибет немедленно восстановил независимость. В ответ в 1252-1253 г. монголы вторглись в Тибет и разгромили какого-то очень высокопоставленного местного военачальника; тибетцы снова должны были признать монгольскую власть, но последняя еще не получила должной организации.
Восточное направление.
В ответ на отложение Кореи (1247 г.) монгольские войска в 1247-53 гг систематически громили ее области, требуя признать вассальную зависимость и перенести королевский двор на материк, в пределы досягаемости монголов; однако двор, укрывшись на безопасных островах, стоически сносил бедствия подданных и собирал налоги с уцелевших (прежде всего в трех южных провинциях). Потери корейцев достигали сотен тысяч человек в год; монгольские послы совершенно серьезно рекомендовали корейскому королю пожалеть свой народ, но тот оказывался нечувствителен к этим увещаниям.

Положение и деление Монгольской империи после всех событий 1248-1251/52 показано на карте 4.


Комментарий к картам 5-6

Монгольская империя при Монкэ-хагане (1252-1259). Имперские дела в 1252-1259.

Первым общеимперским предприятием Монкэ был иранский поход. Хулагу после длительной подготовки выступил на запад в 1253 г. Его авангард под командованием Кетбуги в том же году перешел Амударью и приступил к осаде исмаилитской крепости в Кухистане. Одновремено он поддерживал связи с имперско-джучидской армией монголов в Восточном Иране и на индийских рубежах. Самому Хулагу, однако, Бату запретил переходить через Амударью, откуда начинались его владения (Бату решился, таким образом, саботировать имперский поход, так как опасался, что Хулагу, оказавшись в Иране, отберет его себе, как, кстати, и случилось в итоге). Монкэ не посмел настаивать на своем и смирился с решением Бату, хотя и не позволял Хулагу вернуться. В результате 1254 г. Хулагу провел у Эргэнэ, хозяйки остатка Улуса Чагатая.
В следующем, 1255 г. умер Бату, прозванный Саин-ханом ("Добрый [не в смысле "жалостливый", а в смысле "примерный, отличный", хотя это включало и великодушие: по отзывам европейских наблюдателей, Бату был необычайно милостив к своим подданным из "десятиричного" имперского народа] государь"), как звали его армянские и мусульманские подданные, в том числе недоброжелательствующие к монголам, за справедливость и великодушие. Сартак, его сын и вероятный наследник, находился в этот момент на пути в Каракорум; узнав о смерти отца, он не вернулся принимать власть, а продолжил путь к хагану. Тот, восхищенный подобным проявлением лояльности, не только утвердил его на престоле Джучидов, но и каким-то образом расширил его владения по сравнению с отцовскими, - судя по всему, за счет Азербайджана и Аррана, впоследствии это были единственные закавказские владения, которые Джучиды требовали оставить за ними, ссылаясь при этом именно на ярлыки Монкэ и Хубилая.
Узнав о смерти Бату, Хулагу двинулся дальше; осенью 1255 г. он достиг Самарканда, а в январе 1256 г. вступил в Хорасан. Здесь он принял от имени хагана и Сартака, преемника Бату, управление хаганско-джучидским кондоминиумом к югу от линии Кавказ - Амударья. С самого начала Хулагу заявил себя как ярый враг мусульман, покровитель христиан и патрон иудеев и мелких сект. Часть джучидско-имперских войск, включая отряды некоторых царевичей (среди них был и Тутар), Хулагу взял с собой на запад, часть оставил на востоке.
Между тем сын Бату Сартак вернулся из Каракорума примерно в конце 1256 г. новым утвержденным ханом Улуса Джучи. Почти немедленно по возвращении его отравил его дядя, брат Бату, Берке (начало 1257 г.; христианин-Сартак заявлял, что ему ненавистен сам вид мусульманина Берке, и тем навлек на себя подобный конец). Монкэ утвердил новым ханом Улуса Джучи малолетнего Улагчи, сына Тукукана, сына Бату (возможно, Сартак успел усыновить Улагчи в качестве потенциального наследника), при регентстве вдовы Бату, Боракчин-хатун. В том же 1257 г. Улагчи умер, можно думать, что не без помощи Берке, который и стал новым ханом (1257-1266). Столицами Берке были Сарай-Берке (Новый Сарай, на Ахтубе, недалеко от Сарай-Бату, или Старого Сарая, располагавшегося южнее по той же реке. Новый Сарай служил столицей Улуса Джучи до 70-х гг. XIV века.) и Болгар (последнее лишний раз свидетельствовало о его мусульманских симпатиях).
Хулагу должен был получить сведения о данном Сартаку ярлыке Монкэ почти одновременно с известием о смерти самого Сартака. Разумеется, он не только не подумал передать Арран и Азербайджан Улагчи (который, кстати, еще и не получал на них ярлыка), но, воспользовавшись, видимо, его слабостью, в 1257 г. еще и удалил джучидскую администрацию из Грузии и стал управлять ей сам (на что как раз имел формальные права; как мы помним, Бату в 1243 распространил свою администрацию на Грузию самовольно). Эато удержание Аррана и Азербайджана вызвало впоследствие ожесточенную Джучидско-Хулагуидскую вражду.
Тем временем в 1256 г. Монкэ устроил курултай в Орболгету (Ормухэту), не имевший другой цели, кроме празднеств, демонстрирующих его могущество. Теперь, наконец, он мог перейти к осуществлению своих стратегических замыслов и в Иране, и в Китае. На первом направлении с исключительным успехом действовал Хулагу, на втором переход к решительным действиям несколько затягивался: хотя подготовка к походу на Китай самого Монкэ была завершена еще летом 1257 г., хаган ждал успешного успешного окончания частных операций на фланге Китая (поход Урянхатая к Южно-китайскому морю, см. ниже). К началу 1258 г. южные операции завершились. В марте 1258 г., Монкэ, наконец, начал генеральное наступление на Китай с четырех сторон сразу и сам двинулся на фронт. При этом он, по обычаю, оставил замещать себя в Каракоруме своего младшего брата Аригбугу (собственный удел которого охватывал часть Алтая, Туву и территорию енисейских кыркызов-хакасов в Минусинской котловине). Исполняя повседневные обязанности хагана и непосредственно контролируя Монголию, Аригбуга тем самым оказывался в наиболее выигрышном положении с точки зрения наследования престола. Во время китайской войны Монкэ, осаждая крепость Хэчжоу, умер 11.08.1259 г. от дизентерии или холеры; это означало фактический срыв кампании.
Монкэ-хаган умер, не свершив и малой доли того, что мог сделать по своим талантам. Он был одним из последних хаганов, строившим и исполнявшим общеимперские планы, и последним хаганом, умевшим делать это правильно.

Улусные дела в 1252-59. Северо-западное направление.

Здесь положение дел всецело определялось монгольско-галицко-литовским противоборством. В 1253, подчеркивая свою независимость от монголов и их вассала Александра, Даниил Галицкий принял в Дрогичине титул "короля Владимирского", по одному из своих центров - Владимиру-Волынскому. Тем самым сецессия Галицкой державы (отныне именовавшейся "Королевством Малой Руси" и "Королевством Владимирским", соответственно Russia Minor и Lodomeria по-латыни) была закреплена на формальном уровне.
Логика событий толкала две антимонгольские силы - державу Даниила и Великое княжество Литовское Миндовга - к примирению. В 1254 они действительно заключили мир на основе признания status quo, причем Новогрудская земля стала своего рода кондоминиумом: княжить в ней вместо литовцев сел сын Даниила Роман, но как вассал Миндовга. Тем временем в 1254 г. Хурумчи смог отторгнуть от Данииловых владений Бакоту в качестве ордынского протектората. Однако, воспользовавшись миром с Литвой и смертью Бату, Даниил, покорив в 1255-1256 г. ятвягов (первая дань с них была получена в 1257 г.), сам двинулся против Хурумчи и в 1256-57 занял Болоховские земли, а также часть Подолья и Поросье (последние до того входили в непосредственные владения Джучидов). Со своей стороны ордынский военачальник Бурундай в 1257 г. совершил набег на литовскую область Нальшаны Зато кампания Хурумчи в 1258 г. против Даниила осталась безуспешна (как и его предыдущие ежегодные действия), а Литва в 1258 г. отторгла часть территории Смоленского княжества (Войщина). В итоге Берке-хан решился навести порядок на северо-западе и воевать с Литвой.
Юго-западное направление
Как мы помним, в 1253 Кетбуга с передовыми частями Хулагу начал военные действия против исмаилитских крепостей в Кухистане. В начале 1256 в Иране появился сам Хулагу. В Хорасане его встретил Шамсаддин I Курт; ему было позволено вернуться в Герат, откуда он и возобновил свои афганские завоевания. Хулагу же в 1256 полностью сокрушил главные силы исмаилитов и их столицу в Аламуте, и к началу 1257 покончил с их основными центрами (правда, последние крепости в Эльбурсе пали только в 1259 г., а полная ликвидация исмаилитов в Кухистане затянулась на двадцать лет). При этом, по-видимому, уже в 1256 г. Хулагу ввел в Иране собственную податную администрацию, де-факто создав, без всяких на то прав, новый улус; по-видимому, он был уверен в том, что брат-хаган не будет противодействовать ему. Своей базой Хулагу сделал Мугань, а Бачу вынужден был перейти оттуда в Малую Азию.
В 1257 г. Хулагу потребовал покорности от последнего аббасидского халифа, и, получив отказ, завоевал Багдадский халифат, а халифа казнил (февраль 1258 г.). В ответ Берке, ревностный мусульманин и формальный владыка территорий, где оперировал Хулагу, посадил в Халебе халифа ал-Хакима. Больших последствий это не имело (Хулагу в любом случае собирался идти в Сирию, в том числе на Халеб), но вконец испортило отношения Берке и Хулагу.

Восточный Иран.

В 1254 г. Шамсаддин I Курт, овладевая областями, предоставленными ему Монкэ, совершил первый поход на афганцев (в район Кандахара - Сулеймановых Гор - северного Белуджистана), взяв крепости Мастунг, Куздар и Машки, и одновременно занял несколько крепостей в Гарсмире. Походы на афганцев продолжались и потом; в итоге к концу 50-х гг. Шамсаддин покорил весь Афганистан вместе с Сулейменовыми горами (тогда эти горы были главной областью расселения афганцев) и прилегающими районами нынешнего Белуджистана (с крепостями Мастунг, Сиби, Дуки и т.д.). Между тем в 1255 г. Али ибн Масуд, владетель Систана, территорию которого ярлык Монкэ-хагана переподчинял гератскому Шамсаддину Курту, был вызван воевавшим с кухистанскими исмаилитами Кетбугой, правой рукой Хулагу на вспомогательную военную службу; Али ибн Масуд. как лояльный вассал, немедленно выехал к Кетбуге в Кухистан. В его отсутствие в Систан явился Шамсаддин Курт и, согласно ярлыку Монкэ, без сопротивления подчинил его своей администрации. Али ибн Масуд вскоре, исполнив свою службу, вернулся в Систан, однако не имел там практически никакой власти, будучи подчиненным Курту, и открытая ссора между ними была только вопросом времени. Между тем около 1257/1258 г. Шамсаддин, овладевший к этому времени значительной частью дарованных ему Монкэ земель, поссорился с Джучидами из имперской армии, Тутаром и Балагаем, стоявшими в Бадгызе, и отказался обеспечивать реквизиции, которые раньше начальники Бадгыза налагали на него по приказу Бату. Балагай вызвал Кетбугу из Кухистана и отправил его на Шамсаддина, одновременно взбунтовав против систанского вассала-наместника Куртов, Али ибн Масуда. Видя превосходство сил врага, Шамсаддин заперся в Герате. Вскоре, однако, он разбил Кетбугу и убил его союзника Али, после чего восстановил свою власть в Систане; впрочем, он не надеялся продолжать борьбу с монголами, не собирался враждовать с благоволившим к нему Хулагу и по-прежнему считал себя его преданным вассалом. Он намерен был доказать, что враждовал только с джучидскими нойонами имперской армии, которые сами нарушили приказы Хулагу по отношению к нему. Поскольку сам Хулагу неприязненно относился к Джучидам (а полководец самого Хулагу, Кетбуга, выступал в этом конфликте лишь как их орудие), его гнева Шамсаддин не опасался. Едва справившись с Али, Шамсаддин немедленно отправился к Хулагу, представлять свое дело на его суд. Джучиды пытались перехватить его по дороге, но безуспешно, после чего Шамсаддин был задержан и приведен к Хулагу. Разузнав подробности, Хулагу пришел в ярость против Джучидов, освободил Шамсаддина и подтвердил его власть в Герате, однако Систан, в качестве вассального владения Куртов, передал Насреддину, племяннику убитого Али ибн Масуда, приехавшего к нему с жалобой примерно одновременно с Шамсаддином Куртом. Итак, Систан снова попадал в зависимость от Куртов, однако непосредственное правление им было доверено ненавидящему их Насреддину. В 1258/1259 г. оба вернулись в свои уделы. Едва утвердившись в Систане в качестве вассала Курта, Насреддин был отозван на службу воевавшему на западе Хулагу, и 1259-1260 гг. провел при нем.

Индийская граница.

В 1253 г. Джалал-хан, делийский царевич, бежавший к монголам еще в 1248 г., наконец оказался в Каракоруме и был принят Монкэ, обещавшим ему свою поддержку.
Зимой 1253-54 гг. монгольский военачальник Сали вместе с Джалалом двинулся на Дели, желая посадить там Джалал-хана как монгольского вассала (по этому случаю тот принял престольное имя Джелаладдин Масуд). Сали захватил Лахор и всю округу до западного берега Сатледжа (Кийа и Содра), но не смог продвинуться дальше из-за сопротивления делийских войск султаната. Захваченная им область до Сатледжа превратилась в особый удел Джалал-хана как монгольского вассала. В 1254 г. другой делийский царевич, Нусрат Шер-хан был изгнан из Индии и бежал к Монкэ, прося того в Каракоруме о помощи (1254 г.); впрочем, уже в 1255 г. он вернулся обратно и помирился с делийским султаном.
После прихода Хулагу в Иран Кишлу-хан, делийский наместник Мультана и Уча (Верхний Синд) через Шамсаддина Курта вступил в 1256 г. в сношения с Хулагу и послал к нему сына. Хотя тот и не прислал ему помощи и резидента-шахну, Кишлу-хан на свой страх и риск отложился от Дели со своей областью и признал себя вассалом Хулагу. Около начала 1257 г. Нусрат Шер-Хан выгнал Джелаладдина Масуда из Лахора, и Кишлу, летом 1257 г. безуспешно пытавшийся расширить свои владения в направлении Саманы, вновь просил Хулагу о помощи. В ответ в декабре1257 Сали из своей базы в Хорасане вошел в Синд, занял Уч и Мултан, заключил с Кишлу формальный договор и посадил у него шахну. Затем он двинулся совместно с Кишлу на султанат, переправился через Сатледж и безуспешно пытался захватить Дели, но отошел без боя ввиду появления делийской армии. Лахор все же остался, по-видимому, за монголами, и граница прошла по Биасу. Ок. 1258 г. Сали совершил налет на Кашмир и подчинил его. В 1258-59 монголы совершали набеги на делийцев через недавно установленную границу по Биасу.
Между тем в 1258 г. Балбан, регент Делийского султаната, вступил в тайные антимонгольские сношения с Насреддином Карлуком, сыном и преемником Хасана, а через его посредничество вступил в сношения с Хулагу с намерением заключить мирный договор с монголами и использовать его в своих целях.

Южное и юго-восточное направление.

Тибетскими и северокитайскими делами Монкэ-хаган посадил править Хубилая. Как мы помним, в 1252-1253 Тибет вновь должен был признать монгольскую власть, однако управление им оставалось еще не налаженным. Чтобы решить эту проблему, в 1253 г. Хубилай призвал к себе нового сакьяского иерарха Пагбу и провозгласил его новым правителем всего Тибета под монгольским протекторатом (1253/1254). Только тибетские княжества юго-восточного анклава оставались еще около года неподвластны монголам. Одновременно Хубилай тщательно готовил поход на Дали. В сентябре того же 1253 г. он выступил из Шэньси вместе с Урянхатаем, сыном Субудая и двинулся через Сычуань к пределам Дали. К этому времени монголы разграбили Чэнду (кон. 1252 г.) и овладели плацдармом к югу от него, расчищая тем самым Хубилаю путь на Дали. В начале осени 1253 г. Хубилай прошел через эти места, переправился через р. Цзяньша и, подчинив два местных княжества, Муссу и Пе, отправил царю Дали требование покориться. В ответ тот казнил монгольских послов. В конце октября 1253 г. монголы разгромили далийскую армию на Янцзы, после чего вступили в столицу Дали без боя. Дали превратилось в монгольского вассала (позднее, в 1257 г., оно, по-видимому, было аннексировано и включено в новообразованную провинцию Юньнань). После этого Хубилай вернулся на север, оставив командовать Урянхатая. Тот в 1254 г. покорил из Юньнани тибетские княжества к юго-востоку от Цангпо, принудив их к покорности (тибетскому Пагпе?), а затем поехал на север отчитаться перед хаганом. Одновременно монголы осадили было Хочжоу; напуганные Суны выдали монголам уцелевших после многолетнего заключения членов монгольской миссии, арестованной в Китае еще на рубеже 1241-42 гг. Тем временем, встретившись с хаганом, Урянхатай молниеносно вернулся на театр военных действий, в 1255 г. забрал войска из Тибета и обрушил их на бирманские племена, соседившие с Тибетом и Дали, на территории позднейшей Юньнани. В 1256 - нач. 1257 он закончил это завоевание, покорив несколько бирманских образований к северу от Пагана вплоть вплоть до границ Давьета (Вьетнама). На завоеванных землях была образована административная область Юньнань. В 1257 Урянхатай отправил посольство в Давьет, формально признававший сюзеренитет Сунов - врагов монголов, и потребовал покорности; в ответ давьетский государь бросил послов в заключение, что вызвало монголо-вьетнамскую войну. В октябре 1257 г. Урянхатай двинулся на Давьет, в ноябре-декабре прошел всю страну и на исходе года занял Ханой, но из-за непереносимого климата и сопротивления вьетнамцев отступил без боя через 9 дней и в самом начале 1258 г. покинул страну. Тем не менее вьетнамский король отрекся от престола, а его преемник в начале 1258 г. признал, по требованию Насреддина, представителя великого хана, чисто номинальный вассалитет по отношению к великому хану. При этом вьетнамцы даже не дали заложников и не получили монгольского надзирателя.
По окончании вьетнамского конфликта первая фаза операций против Китая - окружение его с запада вплоть до моря - была завершена, и весной 1258 г. Монкэ начал генеральное наступление против самого Китая. В марте-апреле 1258 г. пограничные силы монголов овладели Чэнду, после чего сюда прибыл сам Монкэ. В мае он развернул свою армию в горах Люланьшань (Ганьсу) и, пройдя через Шэньси, в октябре вступил в Ханьчжун. Здесь начались бои, занявшие целый год, в течение которого Монкэ, в общем, продвигался в район Чунцина. Осень и зима 1258/1259 ушли у него на то, чтобы овладеть несколькими крепостями на юге и юго-востоке от Чэнду и в северной Сычуани; наконец, к весне 1259 он осадил крупную крепость Хэчжоу, где и застрял на полгода. В конце концов после нескольких неудачных штурмов Монкэ скончался под Хэчжоу 11.08.1259 г. от болезни. Наступление монголов сорвалось.
Между тем Урянхатай двинулся от далийско-давьетской границы около осени 1258 г., разбил приграничную китайскую армию, прошел с юга на север через Гуанси, заняв несколько тамошних крепостей (Биньян, Гунсянь, Гуйлин), вторгся в Хунань (1259 г.) и к августу 1259 г. осадил Таньчжоу, где и застрял, разбив, однако, китайцев в полевом сражении.
Наконец, Хубилай, выступив из Кайпына на юг в ноябре-декабре 1258 г., только в августе 1259 г. сосредоточил свои силы в Хэнани.

Восточное направление.

В Корее после монгольской кампании 1253 г. и основания монголами военных поселений в северном пограничье страны, король попросил прислать монгольскую миссию для переговоров; она была прислана, но король так и не признал монгольской власти (тот же 1253 г.), и война возобновилась. В 1254 г. Монкэ сменил командующего в Корее на Чэлодая; тот перенес центр тяжести операций на южные провинции. В 1254 туда был совершен поход, но Корё снова не подчинилось. Новые монгольские походы в 1255-56 и 1257-59 гг., подвергнув южные провинции разгрому, не заставили короля капитулировать, хотя общее количество жертв достигло за пятнадцать лет 2,6 млн. чел., а в 1258 г. монголы отторгли часть северокорейской территории, создав из нее наместничество с центром в Хвачжу. Наконец, в 1259 г. в Корее произошел государственный переворот; новый король немедленно капитулировал и признал себя монгольским вассалом, хотя на материк по-прежнему не перебирался. Поскольку Монкэ находился далеко на западе, то переговоры о признании монгольской власти кореец вел с Хубилаем в Северном Китае. Этот последний успех правления Монкэ оказался самым прочным, поскольку Коре оставалась верна монголам вплоть до падения их власти в Китае столетием спустя, и даже некоторое время после этого.


Хронологические таблицы: Правители Империи и ее частей, а также вассальных образований и основных врагов в 13-15 вв.


Начало Империи:

Темуджин Чингис-хаган 1206-1227
Огэдэй, сын Чингис-хана 1229-1241
регентство Торэгэнэ-хатун, вдовы Огэдэя 1241-1246
Гуюк (Куйлюк) -хаган, сын Огэдэя 1246-1248
регентство Огул Гаймыш, вдовы Гуюка 1248-1251

Улус Толуидов (с 1252 тж. улус хагана):

Толуй (Тули) ум. 1232
Монкэ, сын Толуя 1232-1259, хаган 1251/52-1259
(Аригбуга, сын Толуя 1260-1264)
Хубилай (Хубилай-Сэчэн), сын Толуя (кит. посмертный титул Шицзу) 1260-1294
Тэмур Олджайту, сын Чинкима, сына Хубилая (кит. посмертный титул Чэнцзун) 1294-1307
Хайсан Хулуг, сын Дармабалы, сына Чинкима (кит. посмертный титул Уцзун) 1307-1311 Аюрбарибада Буянту-хаган, сын Дармабалы, сына Чинкима (кит. посмертный титул Жэньцзун) 1311-1320
Шидабала (Суддхибала) Гэгэн-хаган, сын Буянту (кит. посмертный титул Иньцзун) 1320-1323
Тайдин Эсэн (Есун)-Тэмур-хаган, сын Каммалы, сына Хубилая (кит. посмертный титул Тайдин-ди) 1323-1328
Араджабиг, сын Эсэн-Тэмура 1328-1329
Тог (Тогэс)-Тэмур Джайагату-хаган, сын Хайсан-Хулуга (кит. посмертный титул Вэньцзун) 1328-1329, 1329-1332
Хосэлан (Хосала, Хошила) Хутухту-хаган (кит. посмертный титул Минцзун) 1329
Динах Иринджибал (Ринчинбал)-хаган, сын Хосэлана 1332
Тогон-Тэмур (Тоган-Тэмур) Ухагату-хаган, сын Хосэлана (кит. посмертный титул Шуньди) 1332-1370
Аюширидара Билигту-хаган, сын Тогон-Тэмура 1370-1378
Тогус-Тэмур Усхал-хаган Ахмуд, сын Тогон-Тэмура 1378-1388
Энх (Энкэ)-дзоригту-хаган, сын Тогус-Тэмура 1388-1391
Элбэг-Нигулэсэгчи-хаган Ахмад, сын Тогус-Тэмура 1391-1401
Гун-Тэмур Тогогон (Тогон)-хаган, сын Элбэга 1401-1402 ойратские правители
Эл-Тэмур (Олджайту-Тэмур), сын Элбэга 1403-1410 Угэчи-хашаг (Монкэ-Тэмур ойратский?), сын Худхай Тайю 1401-ок.1420
Дэлбэг (Талба), сын Элбэга 1411-1415 Эсэху, сын Угэчи, ок.1420-ок.1422,
Ойрадтай, объявлявший себя сыном Элбэга 1416-1425 Батула, сын Худхай-Тайю, 1401/ок.1422-1425
Адай, объявлявший себя сыном Элбэга 1425-1438 Тогон, сын Батулы, правитель ойратов, 1425/1434 -1439
Дайсун Токтога-буга (Токтобуга), пасынок Адая, сын Аджая, сына Харагуцуг Тууранг-Тэмура, сына Тогус-Тэмура Усхал-хагана 1438-1452 Эсэн, сын Тогона, 1440-1452 - ойратский правитель,
(Эсэн ойратский ) 1452-1453 1452-1453 - монгольский хаган
Мага Гэргэс Ухэгэту-хаган, сын Дайсуна 1453
Молон, сын Дайсуна 1454-1463
Мандугул,- пасынок Адая, сын Аджая, сына Харагуцуг Тууранг-Тэмура, сына Тогус-Тэмура Усхал-хагана 1464-1467
Баян-Мункэ-болху-джинонг, сын Харагуцага, сына Агбарджина - пасынка Адая и сына Аджая, сына Харагуцуг Тууранг-Тэмура, сына Тогус-Тэмура Усхал-хагана 1468-1470
Бату-Мункэ болху-джинонг Даян-хаган, сын Баян-Мункэ болху-джинонга 1470-1543


Улус Джучи: Улус Бату (коренной юрт Улуса Джучи, Волжская орда):

Джучи (до 1226)
Бату Саин-хан 1226-1255
Сартак, сын Бату 1255-1257
Улагчи, сын Тутукана, сына Бату 1257
Берке, сын Джучи 1257-1266
Монкэ-Тэмур, сын Тутукана, сына Бату 1266-1280
Туда-Монкэ, сын Тутукана, сына Бату 1280-1283/1287
Толэбуга, сын Борту, сына Тутукана, сына Бату 1283/1287-1290
Тохту (Тохтагай, Тохтогу), сын Монкэ-Тэмура 1291-1312
Мухаммад Узбек, сын Тогрилджи, сына Монкэ-Тэмура 1312-1341
Тинибек, сын Узбека 1341-1342
Джанибек, сын Узбека 1342-1357
Бердибек, сын Джанибека 1357-1359
Кулпа (сын Джанибека??) 1359-1360
Навруз (потомок Узбека) 1360
Хызр (потомок Орда-Ичена, сына Джучи) 1359-1361
Тимур-ходжа, сын Хызра 1361
Абдулла (потомок Узбека?) 1361, 1362
Ордумелик, брат Тимур-ходжи 1361
Кельдибек (объявлял себя сыном Узбека) 1361-1362
Абдулла (повторно) 1362
Мюрид, брат Хызра 1362-1363
Хайр Пулад-Тэмур-ходжа, потомок Джанибека 1363-1364
Азиз-шейх 1364-1370
Мухаммед Бюлек, потомок Бату 1370-1375
Салчи-Черкес 1375
Каганбек, потомок Бату 1375-1377
Арабшах, сын Каганбека 1377-1379
1379-1380 аннексия Волжской орды Тохтамышем

Улус Джучи: Улус Орда-Ичена (Ак-Орда, Белая Орда по мусульм.счету, коренной юрт Заяицкой орды) [c 1380 г. поглотил Волжский улус]:

Орда-Ичен сын Джучи 1226-1280
Кончи (Кучи, Хучи), сын Орда-Ичена 1280-1301
Баян, сын Кончи с 1301, в борьбе с Кутлуг-ходжой
Кутлуг-ходжа, сын Шахи сына Орда-Ичена 1301 - ок.1306?
Баян, сын Кончи (снова) 1309
Сасы-бука (Сары-бука), сын Нокая, сына Шахи сына Орда Ичена 1309-1315
Ильбасан (Ибисан, Эрзен) сын Сасы-буки 1315-1320
Мубарек-ходжа сын Эрзена 1320-1344
Чимтай сын Эрзена 1344-1360
Химтай сын Чимтая 1360-1361
Урус сын Химтая 1361-1377
Токтакия сын Уруса 1377
Тимурмелик сын Уруса 1377 (-1395)
Тохтамыш сын Туй-ходжи-оглана (сына Чимтая или потомка Туга-тимура сына Джучи) 1377-1395/1398 (убит 1406)
1379-1380 аннексия Волжской орды Тохтамышем
Тимур-Кутлуг сын Тимурмелика сына Уруса 1395/1398-1400
Шадибек, сын Кутлуг-буки сына Уруса 1400-1407
Пулад-султан (Булат-салтан) сын Шадибека 1407-1410
Тимур-хан сын Тимур-Кутлуга сына Тимурмелика 1410-1411
Джелалэддин сын Тохтамыша 1406/1411-1413
Керим-берды сын Тохтамыша 1413-1414
Кебек (Капек)-берды сын Тохтамыша 1414-1415
Кадыр (Кидыр)-берды сын Тохтамыша 1415-1419
1419 обособление Мангытской (Ногайской) орды (со смертью ее эмира Идику [Едигея], реального правителя Орды в 1395-1411, противника ханов в 1411-1419))
Улуг-Мухаммед сын Хасана сына Янсы потомка Тугатэмура сына Джучи 1419-1434 1420/1425 отложение восточной части Орды (по Сырдарье, в степях совр. Казахстана и Сибирь = бфвший коренной улус дома Орду-Ичена вместе с улусом Шейбана) под предводительством Барака, сына Каиричака, сына Урус-хана) = основание "Узбекского" ханства
1426 объявление независимости Мангытской (Ногайской) ордой
1427 обособление Крыма под властью Давлет-бирды, сыном Баш-Тимура, сына Янсы, потомка Тугатэмура сына Джучи
Саид-Ахмад, сын Тохтамыша 1434-1436
Кучук-Мухаммад, сын Тимура, сына Тимур-Кутлуга 1436-1459
1445 Мамутек, сын изгнанного в 1438 г. Улуг-Мухаммеда, захватывает Казань. Основание обособленного Казанского ханства (ханы - потомки Мамутека)
1449 отделение Крыма в особое ханство джучидом Давлет-бирды (Хаджи-гиреем), сыном Баш-Тимура, сына Янсы, потомка Тугатэмура сына Джучи (управлял Крымом с 1427)
Махмуд, сын Кучук-Мухаммада 1459-1466
Ахмад, сын Махмуда 1466-1481
Сайид-Ахмад II, сын Ахмада 1481-15021502 уничтожение Большой орды крымчаками


Улус Джучи: Улус Шейбана:

Шейбан, сын Джучи 1243-1248
Бахадур, сын Шейбана 1248-ок.1280
Джучибуга, сын Бахадура ок.1280-ок.1310
Байнал, сын Джучибуги ок.1310 - ...
Абулхайр сын Девлет-шейха
сына Ибрахим-оглана,
сына Пулада, сына Монкэтэмура,
сына Бидакула, сына Джучибуги ок.1420-1428; с 1428 хан Узбекского ханства

Узбекское (досл. "Свободное") ханство, официально с 1425:

Барак сын Каиричака сына Уруса 1422/1425-1428
1428 смещение князьями Барака; передача престола Узбекского улуса дому Шейбана
Абулхайр-хан из рода Шейбана сына Джучи 1428-14681465-68 отложение Джанибека и Гирея, образование Казахского (досл. "Вольного") ханства
Мухаммед Шейбани-хан 1468-1510

Казахское (досл. "Вольное") ханство, с 1468 г.:


В 1465 г. два султана-чингисида узбекского ханства, Джанибек и Гирей, взбунтовались против Абулхайр-хана и откочевали со своими сторонниками на территорию Моголистана, в район от Таласа и и Чу до юго-западной окраины Балхаша; их сторонники составили Казахскую (досл. "Вольную") орду. В 1468 г., со смертью Абулхайра, казахи вернулись в степи и воевали за них с узбеками; эта война окончилась тем, что узбеки ок. 1500 г. были вытеснены в Маверранахр, а принадлежавшие им ранее степи были разделены между казахами и ногаями.

Барак, сын Каиричака, сын Урус-хана, потомка Орда-Ичена 1422-1459
Гирей, сын Барака 1459-1474
Джанибек, сопр. Гирея 1459-1465
Мурындык 1474-1511
Касим 1511-1518
Мимаш 1518-1523

Улус Чагатая:

Чагатай, сын Чингиса 1227-1242
Кара-Хулагу, сын Мутугэна (Мойтукэна), сына Чагатая 1242-1246, восст. 1252
Есу-Монкэ, сын Чагатая 1247-1251
Эргэнэ-хатун, вдова Кара-Хулагу 1252-1260
Алгу, сын Байдара, сына Чагатая 1260-1266
Мубарак-шах, сын Кара-Хулагу 1266
Гиясаддин Барак, сын Есун-Дувы, сына Мутугэна 1266-1270
Нигубей-огул, сын Сарбана, сына Чагатая 1270-1271/72
Буга-Тэмур (Тога-Тэмур), сын Бури, сына Мутугэна 1272-1274
(регентство Хайду, 1274-1282)
Дува, сын Барака 1282-1307
Куньчжек, сын Дувы 1307-1308
Талику Хызр, сын Бури, сына Мутугэна 1308-1309
Кебек, сын Дувы 1309, 1318-1325
Эсэнбуга, сын Дувы 1309-1318
Элчигедэй, сын Дувы 1326
Дува-Тэмур, сын Дувы 1326
Алааддин Тармаширин, сын Дувы 1326-1334
Бузан, сын Дува-Тэмура 1334
Дженкши, сын Эбугена (Аьукана), сына Дувы 1334-1338
Есун-Тэмур, брат Дженкши 1338-1339
Али-султан 1339-1345
Мухаммед, сын Пулада, потомка Чагатая 1345
Казан, сын Ясавура, сына Чубая, сына Алгу, сына Байдара, сына Чагатая 1343/45-1346
Моголистан
Тоглук-Тэмур, внук Дувы (?) 1348-1363
Ильяс-ходжа, сын Тоглук-Тэмура 1363-1368
Хызр-Ходжа, сын Тоглук-Тэмура 1369-1399
Шамс-и-джахан- 1399-1408
Мохаммед-хан 1408-1415
Накш 1415-1418
Увайс (Вайс)-хан 1418-1421, 1425-1428
Мохаммед 1421-1425
Эсэнбуга 1429-1462
Юнус-хан 1462-1487
Махмуд-хан 1487-1508
Мансур-хан 1508-1543


Улус Огэдэя:

Огэдэй, сын Чингиса 1227-1241
Гуюк, сын Огэдэя 1241-1248
(интеррегнум, 1248-1252)
Ханат, сын Нагу, сына Гуюка 1252-1266
Хайду, сын Хаши (Хашина), сына Огэдэя 1267-1301
Чэбар, сын Хайду 1301 - ок.1310

Улус Ильхана:

Хулагу, сын Толуя 1256/1261-1265
Абага, сын Хулагу 1265-1282
Тегудер-Ахмед 1282-1284
Аргун 1284-1291
Гайхату 1291-1295
Байду 1295
Махмуд Газан 1295-1304
Мухаммад Худабанда Олджайту 1304-1316
Абу-Саид Алааддуньяваддин 1316-1335
Арпа Кэюн 1335-1336
Муса 1336-1337
Мохаммед 1336-1339
Сати-Бег-хатун 1338-1339
Джахан-Тэмур 1339-1340
Сулайман 1339-1343

Негудерская орда:

Негудер, джучидский полководец 1262 - ок.1275
внук Мубарек-шаха, сына Кара-Хулагу, внука Чагатая ок.1275-1279
Абдалллах, сын Мочи, сына Байджу, сына Чагатая 1279-1298
Кутлуг-Хваджай, сын Абдаллаха 1298-ок.1302
Давуд-Хваджай, сын Кутлуг-Хваджая ок.1302-1313
(оккупация ильханом) 1313-ок.1315
Ясавур-оглан, сын Чубая, сына Алгу, сына Байдара, сына Чагатая ок.1315-1320

Уйгурия:

Баркук Арт-тегин 1208-1235
Кышмаин 1235-1242
Салын-тегин 1243-1252
Огрундж (Окенджи)-тегин 1253-1265
Мамурак 1265-1266
Кожигар-тегин 1266-1276
Нолен-тегин 1276-1318
Томур-буга 1318- 1327
Сунгги-тегин 1327-1331
Тайпан 1331-1335

Некоторые вассальные государства Империи:

Корё:

Худжон 1205-1211
Канджон 1212-1213
Коджон 1213-1259
Вонджон 1260-1274
Чжунъёл 1275-1309
Чжунсон 1309-1314
Чжунсок 1314-1330
Чжунъе 1330-1332, 1339-1344
Чжансок 1332-1339
Чжунмок 1344-1348
Чжуначжон 1349-1351
Кунмин 1351-1374
Син У 1374-1389

Тибет (династия Сакья):

Сакья-пандита 1244-1253
Пагпа Тисри* 1253-1280
Ринчен Тисри 1280-1282
Дхармапала Ракшита Тисри 1282-1287
Йише Ринчен Тисри 1287-1295
Трагпа-осэр Тисри 1295-1303
Ринчен Джанцен Тисри 1303-1305
Дорже Пал Тисри 1305-1313
Сангье Пал Тисри 1313-1316
Кунга Лотро Тисри 1316-1327
Кунга Лекпа Чунгнэ Тисри 1327-1330
Кунга Джанцен Тисри 1330-1358

*Тисри - нечто вроде "регента", титул вассального монголам правителя Тибета

Русь (Великое Княжество Владимирское, с 1389 г. Московское):

Всеволод Большое Гнездо 1176-1212
Юрий Всеволодович 1212-1238
Ярослав Всеволодович 1238-1246
Святослав Всеволодович 1246-1247
Михаил Ярославич Хоробрит 1247
Андрей Ярославич (Владимир) и Александр Ярославич (Киев) 1247/1248-1252
Александр Ярославич (Александр Невский) 1252-1263
Ярослав Ярославич 1263-1272
Василий Ярославич 1272-1276
Дмитрий Александрович 1276-1281, смещен
Андрей Александрович 1281-1283, смещен
Дмитрий, повторно 1283-1284, смещен
Андрей, повторно 1284-1286, смещен
Дмитрий, повторно 1286-1293, смещен
Андрей, повторно 1293-1304
Михаил Ярославич (сын Ярослава Ярославича) Святой, кн. Тверской 1304-1319
Юрий Данилович (сын Даниила Александровича) 1319-1322, смещен
Дмитрий Михайлович, кн. Тверской 1322-1325
Александр Михайлович, кн. Тверской 1325-1327, смещен
Иван Данилович Калита, кн. Московский 1328-1341
Симеон Иванович Гордый, кн. Московский 1341-1353
Иван Иванович Красный, кн. Московский 1353-1359
Дмитрий Константинович (сын Конст. Михайловича), кн. Суздаля 1359-1363, смещен
Дмитрий Иванович Донской) 1363-1364, смещен
Дмитрий Суздальский, повторно 1364, смещен
Дмитрий Донской, повторно 1364-1389
Михаил, кн. Тверской 1371-1375, смещен
Василий Дмитриевич, кн. Московский 1389-1425
Василий Васильевич Темный, кн. Московский 1425-1462
Иван Васильевич, кн. Московский 1462-1505

Малая Русь (Russia Minor), Королевство Владимирское:

Данила (Даниил) Галицкий 1205/1242-1264
Шварн Данилович 1264-1269
Лев Данилович 1269-1301
Юрий I Львович 1301-1308
Лев II Юрьевич 1308-1323
Андрей II Юрьевич, соправитель 1308-1323
Юрий II (Болеслав Пяст Мазовецкий, в литературе 1323-1340
иногда ошибочно Юрий Андреевич)
Любарт Гедиминович 1340-1349

Керман-и-Макран, династия кутлуг-ханов, 1222-1304:

Барак Хаджиб Кутлуг-хан 1222-1235
Кутб-ад-дин I Мохаммед 1235-1236, 1252-1257
Рукн-ад-дин Ходжа аль-Хакк 1236-1252
Мозаффар-ад-дин Шаджжадж 1257-1272
Туркан-хатун 1272-1282
Джалал-ад-дин Абу-ль-Мозаффар 1282-1292
Сафват-ад-дин Падишах-хатун 1292-1295
Юлук-шах 1292-1295
Мозаффар-ад-дин II Мохаммед-шах 1295-1301
Кутб-ад-дин II Шах 1301-1304/1308

Фарс, династия атабеков-Салгуридов:

Абубакр Кутлуг 1226-1260
Саад II 1260
Мохаммед I Адуд-ад-дин 1260-1262
Мохаммед II 1262-1263
Сельджук 1263-1264
Абиш-Хадуд, дочь Сельджука 1264-1287

Систан (1350 г. - к Герату):

Шамсаддин Бахрам-шах 1215-1221
Таджаддин Насир II 1221
Рукнаддин Абу Мансур 1221-1222
Шихабаддин Махмуд 1222-1225
Али 1225-1229
Масуд 1229-1236
Шамсаддин Али ибн Масуд 1236-1255/58
Насреддин I 1259-ок.1300
Насреддин II ок.1300-1328
Нусратаддин 1328-1331
Кутбаддин Мухаммед 1331-1346
Таджаддин II 1346-1350


Герат и Гур (гос. Куртов):

Шамсаддин I 1245-1278
Рокханаддин Шамсаддин II 1278-1285
Фахраддин II 1285-1308
Гиясаддин 1308-1328
Шамсаддин III 1328-1329
Хафиз 1329-1331
Муиззаддин 1331-1370

Пенджабское гос-во карлуков:

Сайфуддин Хасан Карлук ок.1220-1249
Насреддин Карлук 1249-1260

Грузия:

царица Тамар (Тамара) 1184-1212
Георгий IV 1212-1223
царица Русудани 1223-1245
интеррегнум 1245-1250
Давид V 1250-1258
Давид VI 1250-1269
интеррегнум 1269-1273
Деметрий 1273-1289
Вахтанг II 1289-1292
Давид VII 1292-1310
Вахтанг III 1301-1307
Георгий V 1307-1314
Георгий VI 1299-1346
Давид VIII 1346-1360


Румский султанат:

Кей-Хосров II 1236-1245
Кей-Кавус II 1245-1257
Кылыч-Арслан IV 1248-1264
Кей-Кубад 1249-1257
Кей-Хосров III 1264-1282
Масуд II 1282-1284, 1285-1292, 1293-1300, 1302-1305
Кей-Кубад III (в борьбе с Масудом) 1284-1285, 1292-1293, 1300-1302, 1305-1307
Масуд III 1307-1308


Трапезундская империя:

Андроник I Гид 1222-1235
Иоанн I Комнен 1235-1238
Мануил I Комнен 1238-1263
Андроник II Комнен 1263-1266
Георгий Комнен 1266-1280
Иоанн II Комнен 1280-1284
Феодора Комнена 1284-1287
Алексий II Комнен 1287-1330
Андроник III Комнен 1330-1332
Мануил II Комнен 1332
Василий Комнен 1332-1340

Великие военные державы - враги монголов:
Делийский и Мамлюкский султанаты,
Великое Княжество Литовское:

Дели:

Илтутмиш 1211-1236
Фирузшах 1236
Радийя Бегум-Султанша 1236-1240
Бахрамшах 1240-1242
Масудшах 1242-1246
Махмудшах 1246-1266
Балбан регент 1246-1266, султан 1266-1287
Кайкубад 1287-1290
Гайюмарт 1290
Хильджиз Фирузшах Хильджи 1290-1296
Ибрахимшах Кадырхан 1296
Мухаммадшах Али Гаршасп 1296-1316
Умаршах 1316
Мубаракшах 1316-1320
Хосровхан Барвари 1320
Туглукшах 1320-1324
Мухаммадшах (Мухаммед Туглук) 1325-1351
Фирузшах 1351-1388

Египет:

Айюбиды
Камиль 1218-1227
Насир II 1227-1229
Ашраф 1229-1237
Салих 1237-1238, 1239-1245
Адиль II 1238-1239, 1240-1249
Салих II 1239, 1245-1249 1249-1250
Тураншах 1249-1250
царица Шаджар Дурр 1250
Насир III 1250-1260
Ашраф II 1250-1252
Мамлюки
Айбек 1250, 1252-1257
Али I 1257-1259
Кутуз 1259-1260
Бейбарс I 1260-1277
Барака 1277-1279
Сулаймыш 1279
Килаун 1279-1290
Халиль 1290-1293
Байдара 1293
Мухаммад I 1293-1294,1299-1309,1310-1341
Кетбуга 1294-1296
Лачин 1296-1299
Бейбарс II 1309-1310
Абубакр 1341
Кучук 1341-1342
Ахмад I 1342
Исмаил 1342-1345
Шаабан I 1345-1346
Хаджи I 1346-1347
Хасан 1347-1351, 1354-1361
Салих 1351-1354

Великое княжество Литовское:

Миндовг кон. 1230-х - 1263
Тронята 1263 - 1264
Войшелк 1264 - 1266
Шварн Данилович 1266 - 1269
Трайден 1270 - 1282
Пакувер 1283 - 1294
Витень 1295 - 1316
Гедимин 1316 - 1341
Евнут 1342 - 1345
Ольгерд 1345 - 1377
Кейстут 1345 - 1382
Ягайло 1377 - 1392
Витовт 1392 - 1430



Назад к статье "Монгольская империя в 1248 - 1388 гг.: мировая революция, которая чуть не
победила"

Обсуждение этих материалов на форуме